ЖИТЬ ВО БЛАГО

Протоиерей Вадим Маркин, настоятель храма Пресвятой Троицы Коломны, духовник социального центра «Надежда» и православной гимназии при храме, о благотворительности как самопиаре компаний, о том, почему общество не воспринимает инвалидов, по каким причинам родители отказываются от детей и что нужно сделать для повышения духовного уровня общества.

Протоиерей Вадим Маркин

Какие благотворительные проекты созданы при церкви Пресвятой Троицы в Коломне?

При церкви созданы три приюта, центр по работе с инвалидами «Надежда», воскресная школа, православная гимназия и столовая для малоимущих, куда каждый может прийти и поесть. Также имеется специальный проект: вряд ли кто-то возьмет на работу бомжей, а мы предоставляем им такую возможность. На данный момент у нас работают восемь таких людей. Помимо этого мы оказываем гуманитарную и финансовую помощь в единичных случаях, также поддерживаем заключенных, переписываемся и общаемся с ними.

А какие задачи перед собой ставит центр по работе с инвалидами «Надежда»?

Центр «Надежда» – это отдельная организация, которая помогает инвалидам. В нем имеются два основных направления – детское и взрослое. Что касается детей, при центре действует детский сад: в нем пребывают дети-инвалиды вместе со здоровыми и имеют возможность общаться между собой, так как нехватка естественной коммуникации – это одна из самых главных проблем детей с ограниченными возможностями. К тому же далеко не всех берут в даже в государственные специализированные детские сады. Диагнозы разные: начиная от аутизма и заканчивая проблемами с опорно-двигательной системой – каждый случай очень тяжелый. И для нас важно, что это заведение существует, так как дети из закрытой квартиры попадают в ежедневное общение со своими сверстниками. Помимо этого мы предоставляем работу инвалидам, выпускникам детских домов. На данный момент у нас устроены десять людей с ограниченными возможностями от 18 до 30 лет. В основном они помогают воспитателям, работают за компьютерами.

Сколько детей пребывает в центре «Надежда» и в приютах? Какого они возраста?

В детском саду находятся десять детей-инвалидов в возрасте от четырех до семи лет и столько же здоровых детей. В трех приютах пребывают сорок детей. Сейчас идет строительство нового корпуса, и мы планируем увеличить вместимость до сотни мест.

Как к вам попадают дети-инвалиды?

Родители, узнав о таком месте, где их дети смогут общаться со своими здоровыми сверстниками, посещать службу, учиться и развиваться, сами приводят их к нам.

Расскажите о распорядке дня подопечных? Чему больше всего уделяется внимание? Какие мероприятия проводятся?

В детском саду основное внимание мы уделяем развитию детей и общению их друг с другом. В приютах главным для нас является семейная обстановка. Все остальные процессы происходят сами собой: к примеру, вчера были на концерте Олега Митяева, сейчас планируем пойти в поход. Также у нас работают различные кружки, проводятся лекции. Часто многие творческие люди: фокусники, артисты, певцы – приезжают к нам, а дети в знак благодарности для них проводят концерты.

Дети приюта учатся звонить в колокола

С какими сложностями приходится сталкиваться вашим подопечным-инвалидам?

Обычно инвалидам не хватает денег на необходимые лекарства и на лечение при хороших центрах. Но все же главная проблема инвалидов социальная. Она заключается в нехватке общения, ведь они хотят быть такими же, как все. Недавно одна из выпускниц приюта для детей с ограниченными возможностями пожаловалась: таксисты отказываются ее везти из-за нестандартной ситуации (у нее проблемы с опорно-двигательной системой), даже несмотря на то что девушка в состоянии заплатить за проезд. Вот этот случай ярко показывает отношение общества к инвалидам.

Почему наше общество игнорирует проблемы инвалидов?

Этот вопрос глубинный. Считаю, ко всему этому привела революция 1917 года, которая извратила души людей – мы потеряли правду и смысл. Правда была придумана, смысл надуман, и таким образом мы заигрались. И произошло то, что произошло, – извратилось наше сознание. Приведу пример: в одной московской организации сидели люди на скамейке. Одна женщина хотела присесть, но место было занято… курткой. Она вежливо попросила ее убрать, но владелица куртки отказалась в грубой форме выполнить безобидную просьбу. Вряд ли я кого-нибудь удивил этим примером извращенного общества. Приведу библейский пример, вспомним об убийстве Каином Авеля: Господь является Каину и говорит: «Каин, отчего поникло лицо твое? Не задумал ли ты зла? Грех лежит на пороге дома твоего, но ты властвуй над ним». Есть предание, что Каин пошел и стал осматривать порог у своего дома и, ничего там не найдя, вскоре убил своего брата – вот такой пример дебелости, т.е. нескорого понимания Слова Божия. Если мы с вами вдумаемся, то поймем, что речь идет о сердце человека. Грех лежит на пороге… он уже вошел в тебя, замыслил зло, остановись, пока не поздно. Это понятно нам, но непонятно Каину, который что-то ищет, но, не найдя, идет убивать брата. Мы в своем отречении от духовности похожи на Каина. Все начинается в глубине души, а дальше проявляется в культуре, в нашей современной жизни, когда человека интересуют только личные проблемы и ничьи иные.

Как вы думаете, это когда-нибудь изменится?

Помимо внешних вещей, таких как социальная реклама, призывы к уважению инвалидов, нужно еще углубляться в духовность, жить по Слову Божьему. А зачастую этого не происходит. Но когда оба механизма будут работать, все изменится.

При церкви существуют три приюта, два из которых недавно открылись. Кто их спонсирует?

С каждым годом детей у нас становится все больше, поэтому мы открываем новые приюты. Для сохранения домашней атмосферы нужно, чтобы в одном помещении было не более 25 детей. Спонсируются они за счет храма и людских пожертвований. Так как приюты новые, то друзей у нас почти нет, поэтому, пользуясь случаем, мы всех приглашаем поучаствовать в этом процессе.

Троицкий храм г. Коломна

Работники центров являются исключительно сотрудниками церкви? Могут ли добровольцы прийти к вам и как-то помочь?

Штат состоит из 300 сотрудников – это профессионалы и их помощники. Но не только они занимаются детьми, все могут участвовать. Работы много – от мытья окон до контакта с детьми, мастер-классов и обучения. Нам интересны разные спектры – любой может участвовать и помогать, главное – желание.

Расскажите о Социально-реабилитационном центре для детей-сирот? Откуда они прибывают, среди них много трудных подростков?

В основном это сарафанное радио. У каждого ребенка своя история. Кого-то люди привели с улицы, кто-то из цыганского табора, один ребенок жил на рынке. Есть девочка двенадцати лет, которую мама посадила на поезд Владивосток–Москва, и та вскоре оказалась попрошайкой у московского храма. Любой ребенок в одну секунду может оказаться без родителей, поэтому мы должны понимать, что это может произойти в жизни каждого. Термин «трудный подросток» мне неизвестен. Каждый ребенок – это целый мир, и у нас нет таких детей и нет таких проблем, которые бы мы не решили. Наши дети учатся, играют, растут, развиваются.

А вы всех детей принимаете?

В этом деле множество тонкостей. Например, у ребенка есть родственник, который «спихивает» его нам, но видно, что и он сам находится в состоянии шока, при этом вполне вменяем, связь между ним и ребенком существует – в таком случае лучше не принимать ребенка, а помочь этому человеку духовно, а может, и материально. Или матери нечем кормить сына, поэтому она хочет его отдать нам – тогда возникает вопрос, брать ребенка или помочь матери. Есть пограничные моменты, в них нужно разбираться и вникать, поэтому принимать ребенка не всегда является верным решением.

Часто ли ваши подопечные обретают новую семью?

В большинстве случаев у нас находятся социальные сироты. Чтобы было понятно для читателей, социальное сиротство и юридическое – это два разных понятия, но в обоих случаях это сирота, так как у ребенка нет того, кто его любит, среди родных и близких. Отличие в том, что у юридических сирот родители имеются, возможно, кто-то из них в бегах, второй в загуле, поэтому случаи усыновления нечастые у нас, но все же есть. Даже наши сотрудники усыновили ребенка.

Ребята из приюта предоподобной Евфросинии Московской

Общаетесь ли вы с выпускниками? Они вам помогают?

О выпускниках говорить рано. Первый приют мы открыли всего шесть лет назад. Детки в основном попали к нам в возрасте 3,5–4 лет. Сейчас им по 9–10 лет. Пока таких выпускников, которые стали на ноги, нет. Но связь с усыновленными детьми мы стараемся поддерживать.

Почему родители отказываются от своих детей и что нужно сделать, чтобы таких случаев было как можно меньше?

Потому что происходит разрушение социума. Господь людей объединяет, дьявол разъединяет и властвует над ними. Когда мы разъединяемся друг с другом, каждый сам по себе – это и есть ад. Человек теряет очень тонкий божественный дар – любовь. Представьте, что вам подарили великолепной красоты, но из тончайшего хрусталя вазу, с которой вы должны жить. Происходят различные обстоятельства, где-то вы чуть ее не уронили, но где-то вовремя схватили, и где-то краешек отбился, или вообще ее разбили. Любовь – это тонкий дар, который легко потерять. И когда этот дар начинает замусоливаться, затираться, теряться, то происходит разрушение человека, его психики, его тела. По человеку всегда видно, что идет процесс разрушения, здесь не нужно обладать какими-то особыми способностями, достаточно иметь житейский опыт. Вот поэтому и появляются никому не нужные дети, можно сказать, плоды от обратного, не от древа добра, а от зла. Чтобы таких случаев было меньше, нужно поднимать уровень духовной жизни. Никакие другие способы не помогут, никакие постановления депутатов, президентские указы, поправки в Уголовном кодексе РФ или еще что-то не изменят ситуацию. Все законотворческие процессы нужны, но они не влияют на ситуацию в целом. Сама государственная работа должна быть более эффективной и нацелена на суть человека. Если этого не делать, то мы будем падать. На все проблемы надо смотреть глубже – почему родители бросают детей, почему так происходит. Я не пытаюсь снимать вину с преступника, но обвинение человека не является панацеей в исправлении ситуации. Мы можем обвинить весь мир, и это будет справедливо и правильно, только мир от этого лучше не станет. Поэтому нужны более глубинные процессы настоящей, не слащавой, нефарисейской любви к человеку. Человека можно осудить и посадить в тюрьму не для того, чтобы ему мстить, а для того, чтобы помочь.

Что вы думаете о запрете на усыновление детей иностранцами?

Мне не понравилось, на фоне чего этот закон вводился – пахнет посторонними вещами, политической примесью и т.д. По своему опыту я могу сказать, что настоящее воспитание и развитие ребенка будет правильным только тогда, когда вопросы, касающиеся детей, будут решаться, исходя из их интересов. Как только мы уходим от этого правила чуть-чуть в сторону, начинается беда, которая в итоге перерастает в огромное бедствие. Интересы ребенка должны стоять на первом месте, все остальное вторично.

Почему люди занимаются благотворительностью?

Главный интерес – менять жизни нуждающихся людей в лучшую сторону. Мы все тянемся к добру, даже самый отъявленный преступник хочет справедливости. И в тюрьме среди заключенных не поощряется подлость и обман. Каждый человек без исключения стремится к справедливости и к хорошему. Мы все хотим быть героями. Вспомните наше детства, с какими персонажами мы себя отождествляли? На чьей стороне мы были – добра или зла? Каждый хочет быть героем. И благотворительность – это реальная возможность стать им, причем это никак не ограничивается финансовыми возможностями. Например, волонтерам нужны деньги только на проезд. Даря благо, каждый сможет оставить свой след на земле. Человек зарабатывает деньги, их становится все больше и больше, и он понимает, что прятать их в кубышку ни к чему. На тот свет их не заберешь. И рано или поздно человек приходит к мысли, а что станет после моей смерти, что оставлю я, как мир изменится после моего ухода… Жизнь одна, и такие размышления приводят людей к благотворительности.

Настоятель отец Вадим Маркин со средними детьми приюта

По вашему мнению, отношение к благотворительности в России меняется?

Если взять волонтерское направление в России, то оно растет и у него большое будущее. От компаний помощь увеличивается, но иногда теряется искренность. Все чаще мы сталкиваемся со случаями, когда фирма готова сделать доброе дело, но взамен просит какие-то грамоты. К примеру, один из банков устраивает конкурс на лучшее предложение благотворительной помощи среди сотрудников. Победитель конкурса получит некие средства, чтобы направить их на благотворительность. В общем-то идея хорошая, но нам потом звонят работники банка и просят подсказок для победы. Бывает, что за помощь просят благодарственную грамоту от самого патриарха. И таких вещей в нашей жизни больше и больше, понятно, что эти люди уже выходят за рамки благотворительности.

Как вы относитесь к тому, что люди, разбогатевшие в лихие 90-е, сейчас строят церкви, занимаются благотворительностью и тем самым пытаются «замаливать грехи»?

Лично я такого никогда не видел. Это скорее штамп. Каждый человек мыслит, меняется и движется к спасению, имея перед собой право выбора. В 1990-е все было сложно. Приведу пример: в школьные годы я занимался дзюдо, но в 10-м классе понял – чтобы двигаться в этом спорте дальше, нужно становиться профессионалом, и тогда я смогу достичь определенных высот, но для этого я должен был отказаться от чего-то, тогда я принял для себя решение бросить занятия этим спортом. А многие ребята, с которыми я ездил на сборы, стали бандитами. И возникает вопрос: почему один – священник, а второй – бандит? Это штамп, ведь у каждого человека имеется право выбора. Церковь дает образ, к чему человек должен стремиться, и в этом смысле бандиту этот образ нужнее, чем честному человеку. Как говорится, больному человеку врач необходим, а здоровому нет. Поэтому задача церкви дать человеку инструмент для правильного выбора в дальнейшем, и не важно, кем он был и что делал, важно, кто он сейчас и кем будет завтра. В этом плане процесс от преступника до праведника сложнее воспринимается обществом. Человек действительно может измениться.

Бывало, что помощь приходила, откуда не ждали?

Приведу пример: приехал человек просто поговорить, он был мусульманином. У него погиб сын в авиакатастрофе. Он спросил у меня, что можно сделать в память о сыне. И я ответил, что мы в храме делаем Голгофу, на которой будет стоять крест с росписью Христа, и хотелось, чтобы по камням все смогли взойти к кресту, чтобы его поцеловать. Он ответил, что Голгофа и крест будут стоять в церкви в память о сыне. Недавно этот человек умер, но крест на Голгофе установлен. Представьте себе, мусульманин поставил крест в православном храме! А еще пятнадцать лет назад к нам случайно заехал мужчина. На тот момент мы собирались покрывать купол, и он спросил, какой материал мы будем использовать, затем попросил прислать факс с количеством необходимого материала. И после огромная машина доставила нам двенадцать тонн меди для того, чтобы покрыть наш большой купол. Через год будет проходить освящение храма. И мы очень хотим, чтобы в нем появилась икона Иверской Божьей Матери, чтобы она была написана и освящена на святой горе Афон, где находится ее подлинник. Для этого нам нужен миллион рублей. И недавно у меня состоялась переписка в Facebook с человеком из Лондона: он предложил помощь. Но такое случается редко. За двадцать лет я вспомнил только три истории.

Как и чем можно помочь вашим подопечным детям?

Главное – это быть нашими друзьями и приводить новых. Нужна помощь в обучении сотрудников, у нас большой коллектив, и я должен обеспечивать их профессиональное развитие. Еще у нас строится центр. Через год состоится освящение храма. Мы сейчас сооружаем иконостас сорок метров в длину, для него нужны девяносто икон, а это большие средства. Также все наше хозяйство отапливается электричеством, жидким газом и дизельным топливом. Чтобы все четыре храма, центр «Надежда», три приюта и другие наши помещения отапливались, в год у нас уходит шесть с половиной миллионов рублей. Мы принимаем еду, любую одежду для детей и взрослых. В общем, нам необходима любая помощь – физическая, финансовая, консультативная и просто человеческая.

Самые маленькие воспитанники приюта из дер. Апраксино Коломенского района

millionaire.ru, декабрь,2015/январь,2016