СЦЕНА ДЛЯ ВСЕХ

Все знают приму Большого театра и этуаль миланской «Ла Скалы» Светлану Захарову как выдающуюся балерину современности. Однако вместе с этим она уже не первый год совмещает ипостась мецената. У балерины есть собственный благотворительный фонд и танцевальный фестиваль, помогающий талантливым детям по всей России заявить о себе. Millionaire.ru Светлана Захарова рассказала, по каким критериям отбирают танцоров для благотворительного проекта «Светлана», как она заставила «Ла Скала» идти у себя на поводу и почему надевать меха и бриллианты в театр – это хорошая традиция.

 

Print

Пять лет назад вы учредили собственный фонд помощи молодым танцорам. Как вам пришла такая идея?
 

Она родилась как-то сама собой. Помогать людям нужно всегда, но не каждый, к сожалению, это делает. За пять лет наш фонд уже многого добился. Ежемесячно более 20 лучших студентов балетных вузов из разных городов России получают мою стипендию. Мы поддерживаем педагогов и ветеранов сцены. Еще мы создали благотворительный фестиваль детского танца «Светлана». 28 марта 2017 года он пройдет уже в третий раз и объединит свыше 600 детей из Москвы и разных городов нашей огромной страны. 
 
В чем его особенность?
 

Показать, насколько может быть разнообразным танец. В рамках фестиваля фонд проводит семинары, круглые столы, мастер-классы. На фестивале можно увидеть классический балет, современный и народный танец. Это невероятно красивое зрелище! В концертном зале «Россия» в Лужниках мы специально строим большую сцену, декорации. К каждому номеру рисуется отдельная графика. Это очень большое и массовое мероприятие, подготовка к которому идет целый год. Все происходит на благотворительной основе, так что билеты в кассах купить невозможно. Билеты мы распространяем бесплатно. Прежде всего стараемся передать их в детские дома, благотворительные фонды, ветеранам и, конечно, в разные танцевальные школы. Не забываем, конечно же, и про родителей юных участников фестиваля. Если у кого-то из читателей есть желание посетить наш концерт, то можно оставить заявку на моем сайте svetlana-zakharova.com в разделе «Контакты». Самое главное во всей этой истории то, что дети имеют возможность показать себя, свое мастерство, увидеть других, познакомиться и пообщаться друг с другом, научиться чему-то новому. 
 
Для участников фестиваля предусмотрено какое-то вознаграждение?


Изначально мне не хотелось делать конкурс. Я не хотела видеть слезы побежденных. Поэтому награда для детей – это само участие в фестивале. Ребята приезжают со всей России, и, конечно, для большинства из них это первая поездка в Москву, столицу нашей родины. Атмосфера во время мероприятия фантастическая! Мне нравится наблюдать, как сотни маленьких глаз во время репетиций следят с интересом за происходящим на сцене. А во время самого концерта за кулисами мы ставим огромные мониторы, и юные исполнители имеют возможность наблюдать за всем, что происходит на сцене, и за тем, как танцуют их сверстники. То есть у нас на фестивале царит атмосфера не соревнований и конкурентной борьбы, а дружбы, взаимного уважения, самообразования. И конечно, фестиваль дает детям возможность выступить в столице при полном аншлаге в зале с четырьмя тысячами зрителей. Потом всю эту красоту транслирует телеканал «Культура». Не прекрасно ли это?! 
 
Да, для молодых артистов это лучшая награда. И все-таки как вы начинали? Обычно благотворительные проекты с просветительскими задачами трудно реализовать. Кто вам помогал? 


Вы правы, было непросто. Особенно было сложно организовать первый фестиваль, начиная от финансовой части, заканчивая художественной. Не скрою, первое удалось благодаря моему имени. Люди мне доверяют и знают, что все будет на высоком уровне. А художественное содержание фестиваля в большой степени удалось благодаря моей маме, Галине Даниловне. Она раньше руководила детскими ансамблями, ей все это близко и очень интересно. Тогда, в первый фестиваль, мы сами искали детские танцевальные коллективы – отсматривали их на сайтах в Интернете. Тех, кто нам нравился, мы приглашали. Сложность заключалась в том, что раньше нужно было тратить много времени на объяснение: что это такое будет, в чем прелесть нашего мероприятия… Но в итоге я благодарна всем, кто нас поддерживал, и тем коллективам, которые были нашими первыми выступающими. Любопытно, что многие из тех, кто тогда приехал на первый фестиваль, до сих пор составляют костяк наших участников.

 

Здорово, что вам помогает родной человек

 

Возвращаясь к тому, как мы начинали, надо признать, что помощь мамы была решающей. Она и сегодня является одним из главных организаторов фестиваля, его сердцем. Без нее ничего бы не получилось. Хотя сейчас, конечно, уже проще – о нас уже узнали, слух быстро распространяется. Нас показали по телевидению, и в Интернете у нас огромное количество просмотров. 
 
А как вы сейчас находите новые коллективы?
 

Отдельно детей мы не отбираем. Сами коллективы присылают заявки с записями выступлений на мой сайт, представляют свои лучшие номера, потом мы все отсматриваем и приглашаем самых лучших. Нам поступает такое количество заявок на участие в фестивале, что многим приходится отказывать или переносить приезд на будущий год. Отбор жесткий, но и уровень у фестиваля благодаря этому очень высок. Ведь приезд, проживание, питание – все расходы фестиваль берет на себя! Так что случайных коллективов у нас не бывает. Наши дети танцуют так, что порой дух захватывает! Поразительно, что танец для многих из них не будущая профессия, но они так мастерски все исполняют! Вы не представляете, какие талантливые дети живут в городах России! Не важно, провинция ли, столица – талант и одухотворенность не зависят от этого. Я низко кланяюсь педагогам, которые воспитывают таких замечательных детей, вкладывают всю свою душу, развивают их и вдохновляют. Меня все это невероятно волнует и радует! Это огромный праздник для всех: и для исполнителей, и для зрителей. 
 
То есть на одной сцене фестиваль может объединить профессиональных танцоров и любителей со всех уголков страны? 
 

Не может – он это и делает. В этом его суть. Вместе с коллективами профессиональных вузов, например: Московской государственной академии хореографии, хореографического училища им. Л.М. Лавровского или школы-студии при ансамбле народного танца им. Игоря Моисеева – у нас выступают коллективы из городов, где нет профессиональных балетных школ. Есть ансамбли, которые танцуют в своем жанре на очень высоком профессиональном уровне. Я вижу, как в детей вкладывают душу, сердце и свои знания их руководители и педагоги, которые порой работают на голом энтузиазме! Многие коллективы имеют уже большой стаж и опыт работы, некоторые совсем молодые, но о всех них в России мало кто знает. Чаще только на своем местном уровне. Мы как раз такие таланты и стараемся открыть. Таких коллективов, которые танцуют, как профессионалы, но остаются у себя дома любителями, оказалось огромное количество в России. 
 
Если учесть, что у вас в этом году 600 коллективов будет, у нас море талантов!

 

Вы даже не представляете, сколько их! Им только надо помогать, поддерживать, давать возможность развиваться. Это такое счастье, когда дети заняты прекрасным делом, а не шатаются по улицам в поисках каких-то плохих приключений. Никогда не забуду коллектив из Самары, который привез на выступление более 55 парней! Представьте: все эти ребята, возможно, в будущем и не свяжут свою жизнь с танцем, но сегодня для них это нечто очень важное, интересное, захватывающе. И хвала тем педагогам, которые сумели привлечь и заинтересовать их. 
 
Какое жюри их судит?
 

В том-то и сложность, что такое количество участников приходится оценивать только мне и маме!
 
Не будем забывать, что фестиваль – это одно из мероприятий вашего фонда. Чем он еще занимается?
Фестиваль «Светлана» – это один из самых главных проектов фонда. По нему понятно, что одна из основных его целей – популяризация танцевального искусства и поддержка молодых артистов балета. Миссия фонда – содействие развитию хореографического искусства в нашей стране, продиктованное осознанием того, что балет является общероссийским достоянием, признанным во всем мире. Среди наших планов: создание новых танцевальных проектов. 
 
А на Украину, где вы родились и жили до 15 лет, распространяется деятельность фонда? 
 

Пока нет. Но я надеюсь, что в скором будущем мы сможем расширить свою деятельность. 
 

Николай Цискаридзе, например, сравнил как-то выход звезды балета на сцену с Олимпиадой, где нет права на ошибку. Вы с этим согласны?


Олимпиада – это все-таки соревнования. У нас – искусство. Но ответственность и волнение перед выходом, соглашусь, очень схожи. Больше ничего общего. На сцене должно присутствовать искусство, которое состоит не только из движений, что мы отрабатываем в зале, но и драматизм, актерская игра. У нас даже сложнее: мы не только свое тело должны подготовить к выходу на сцену, но и душу. Эмоции и чувства должны быть разогреты не меньше. Для меня каждый спектакль – это событие. Даже не работа.
 
Как так получилось, что в 2003 году вы отказались от Мариинского театра в пользу Большого? 


Я не отказывалась от него. У каждого артиста в какой-то момент наступает переломный период, когда ты, казалось бы, уже сделал все, что интересно и тебе больше некуда стремиться. И тогда хочется в корне поменять свою жизнь. Единственное, чего мне не хотелось в тот момент менять, так это своего педагога народную артистку СССР Ольгу Николаевну Моисееву. Это было самое тяжелое расставание для меня. Хотя душой мы никогда не расставались, я часто с ней общаюсь и, когда прилетаю в Питер, обязательно стремлюсь ее увидеть. Сейчас в Большом театре мой педагог народная артистка СССР Людмила Ивановна Семеняка. Она, как и я, закончила Академию русского балета им. А.Я. Вагановой, то есть нас всех объединяет петербургская школа. Поэтому мне было несложно адаптироваться, когда я перешла в Большой театр.


Можно выделить различия в атмосфере Мариинского театра и Большого? 


Можно. Если вы были в Санкт-Петербурге, то это те же различия, что и с Москвой. Другой ритм жизни, поведение людей – в Питере они более закрытые. Чужаков чувствуют на расстоянии, да и не рожденные там редко становятся настоящими питерцами. Москва – город экспрессивности, внезапности. Принимает всех, но не каждый здесь может выделиться из общей массы. Часто слышу: «Петербург – культурная столица». Но для меня Москва не менее культурный город, потому что здесь огромное количество великих театров, здесь творят гениальные артисты, режиссеры!
 
А как вам работается в миланском театре «Ла Скала», где вы сегодня этуаль? Это как-то мешает работе в Большом? 
 

Я очень люблю этот театр, люблю Милан, чувствую себя там как дома. Люблю труппу «Ла Скала» и, конечно, публику. Там определенно другая атмосфера. Даже запахи, которые присущи только этому театру. Мне кажется, у нас взаимная любовь. Конечно, горжусь тем, что в истории этого театра я единственная русская балерина, которая имеет статус этуали. В переводе это слово означает «звезда». Работе в Большом театре это не мешает, так как в «Ла Скала» обычно я знаю свои выступления на два года вперед. Благодаря этому и стараюсь заранее спланировать свои выступления. 
 

 Любопытно продолжить тему различий: какие они у Большого театра и у «Ла Скала»?


Это как два разных государства. В «Ла Скала» тоже бывают свои сложности и есть правила, которые я до сих пор не могу принять. Если брать Большой театр, то сюда я могу прийти практически в любое время дня и репетировать. Даже в выходные и праздники нам открыты двери и мы можем здесь заниматься. Бывает ведь так, что сегодня праздник или выходной день, а завтра – спектакль, обязательно надо репетировать. Это норма. Я считаю, так и должно быть. В «Ла Скале» же в государственные праздники все закрыто, в театр не войти, или для этого нужно получить специальное разрешение директора. И не важно, что у вас завтра выступление. В Италии праздников много, но всего несколько, из-за которых так происходит. Помню, руководство театра ни в какую не хотело идти мне навстречу в один из выходных дней. В итоге я все равно добилась отдельного разрешения на репетицию. Аргументом стал мой отказ от спектакля, если у меня не будет возможности репетировать. 
 
То есть в России к балету относятся с большей ответственностью?
 

Трудно сказать однозначно. Для русских артистов балет – это больше, чем работа. Может, даже большая ответственность самих артистов. Поэтому репетиция накануне – это обычный для меня процесс. В Италии другой уклад, другое отношение к искусству. Театр, скорее, как обычная работа. Есть мощные профсоюзы, которые четко следят, чтобы артисты работали в нормах их законов. Как говорится, не перетрудились. Хотя и там уже многое изменилось. Думаю, не обошлось без влияния нас, русских.
 
В последнее время вокруг Большого театра появляются новости скандального характера. Почему? 
 

Не соглашусь с вами. Последние пару лет, как раз наоборот, и я очень рада этому. Более или менее спокойствие пришло в наш театр. До этого, наверное, просто полоса черная была у Большого театра, какое-то стечение обстоятельств, одна плохая новость накладывалась тут же на другую, а многие СМИ этим с радостью пользовались. Было обидно, когда, к примеру, в Лондоне проходили с потрясающим успехом гастроли балета Большого, но наша пресса предпочитала писать не о триумфе, а о скандалах. 
 
Сегодня публика все больше возвращается к культурному отдыху – ходить в театры становится модным. Что вы думаете о современных зрителях?
В Большой театр зрители приходят красивыми, в шикарных нарядах – кто во что горазд. И это здорово, мне нравится. В этом есть наша русская традиция, я приветствую это. Зрители, как и мы, готовятся к представлению. Сейчас в мире не во всех театрах можно такое увидеть. 
 
Бриллианты и меха в театр могут себе позволить не все. Билеты в Большой, прямо скажем, дороговаты. 
 

Да, но этот вопрос, к сожалению, не ко мне. Могу сказать про «Ла Скала»: хорошее место в партере там стоит в среднем 150 евро. Думаю, что есть некий мировой стандарт. 
 
Как вы проводите свое свободное время? 
Когда я возвращаюсь домой, полностью принадлежу моей семье. В основном читаю детские сказки для моей доченьки Анечки. Она все время ждет моего возвращения из театра.
 
До какого возраста вы чувствуете в себе силы танцевать? 
 

Не могу сказать. Мы, артисты балета, каждый день как по лезвию ножа ходим. Шаг влево, шаг вправо, оступился… И все. Лучше об этом не думать. Как Бог даст.