АЛИК И ПУТЧ

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист журнала millionaire.ru – о роли любви в истории страны.

О, я прекрасно помню эти дни августа 91.
Мы отдыхали с дочкой на Иссык-Куле, и сразу там все пошло не так.
А потом и вовсе не так,  но уже во всей стране.
А сначала только там.

Оказалось, что наши недешевые долгожданные путевки можно выкинуть,  на наши места заселили тех, кто дал больше денег, просто дал больше намного денег, путевок у них вообще не было. Зачем путевки, когда есть больше денег.

Взывать было бесполезно, не к кому, нас не слышали.

Толпы плачущих отдыхающих с детьми и потными мятыми путевками в руках ходили вокруг одной работницы Дома отдыха, которую начальство отдало  нам на заклание.

лескова путч горизонтальное

Читать далее

А КАК ЖЕ ЯБЛОЧКИ? КАК ЖЕ БЕЗ НИХ….

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист журнала millionaire.ru о временном и вечном. 

Все зреют, зреют яблоки…
Написать хочу про них давно, а они все зреют вместе с текстом, мучают, яблоки бы уже сто раз перезрели, упали с веток и сгнили на земле, а написать все не получается, и вдруг почувствовала, что могу.
Я их любила раньше очень, аж дрожала, так хотелось яблоко поесть. После школы мы заходили к кому-нибудь, рядом все жили, и яблоки всегда ели.

У одной девочки погреб в доме был, они там хранили желтые, сочные, не помню сорт, овальные. Каждое в газету звернуто.
Она спускалась в погреб этот, притаскивала в подоле, и мы хрустели, счастливые. Сок во рту тот помню и как откусывала, я любила твердые только.
Потом разлюбила, вкусы вообще почти все изменились.
Что было ничем или никем, то стало всем. И наоборот.

Все изменилось. И я сама.
После тех школьных яблок вспоминаются алмаатинские, апорт. Огромные, как небольшой футбольный мяч, алые, около базара везде на земле… Целые и раздавленные. Картина избытка.
Уже не любила я этот плод, любовалась только. Особый сорт, живописный, стоят, лежат перед глазами… Катятся по земле.

яблочки горизонт

Читать далее

“С ВАС ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЗА ИНТИМ”

Аурен Хабичев о коммерческом сексе.  

Кристина – подруга моя,  живет в одном из российских наукоградов. Лет десять назад она завела себе любовника. Он ученый.  Завела с довольно корыстной целью – получать от него материальную поддержку. С олигархом как-то не сложилось, да и где искать в городе с населением пятнадцать тысяч человек олигарха? Валентин Палыч Кудряшко (назовем его так, ибо на нем очень смешные и редкие кудри) стал объектом частых обсуждений. Иногда Кристина звонит и долго ржет в телефон и я понимаю, что сейчас последует очередная история про «героя-пенсионера».

Обычно они встречаются вечером в отеле или в его загородном доме, когда нет жены и детей. Она, Кристина, еще довольно   молодая и привлекательная, ему шестьдесят пять. Классика, скажете вы, Соломон и Суламифь. Но в еврейском эпосе тема коммерции в отношениях деликатно умалчивалась. А вот Кристина  получает деньги за свои услуги. Хотя, не совсем так.  Не то, чтобы они  совокупились и она тотчас получила заветные ассигнации наличными, но как-то  у них сложилось, что он периодически покупает ей подарки, закрывает долги, дает на текущие расходы.

горизонт

Читать далее

ГЛАЗНИЦЫ БЛОКА

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru Дмитрий Воденников  о жизни, смерти и символических цифрах. 

«И когда знамёна оптом/ Пронесёт толпа, ликуя,/ Я очнуся, в землю втоптан,/ Пыльным черепом тоскуя», – написал в свое серебряное время Велимир Хлебников.

В наше уже  время, отнюдь не серебряное,  поэт и прозаик  Виталий Пуханов написал следующее:

Море выбрасывает на берег все, что не море,
Кроме обретших в море покой.
Они будут возвращены морем в день Страшного суда.
Вернутся загорелые, отдохнувшие,
Не сразу вольются в общую атмосферу ужаса.

Но мы вольемся. Без всякого Страшного суда.

Но сперва пошутим и позлословим. Как, например, вам такое bon mot?

… Однажды за столиком в литературном кафе сидели известные теперь всем и каждому поэты. Маяковский, Хлебников, Гумилев. И вот Гумилев, показывая французский орден, похвастался, что, дескать, такой орден имеют всего несколько человек. На что Маяковский буркнул: «Зато такой, как я, в России один!» Хлебников же, поставив стакан чая на стол (будем считать, что это стакан был), сразу же среагировал: «А таких, как я, вообще нигде больше нет».

Это здорово:  «быть нигде». Особенно, когда ты еще жив. И можешь поиграть словами и цифрами. Даже если они тебе потом за это отомстят.

Некоторые цифры особенно мстительны. Например, цифра  37. Любимая игра суеверных людей – любоваться на  это «роковое» число. Пока сам это писал – всплыло: тройка, семерка, туз.  Интересно,   не от пушкинской ли «Пиковой дамы» вся эта мистическая ерунда пошла? С другой стороны, что уж скрывать, многие этой цифрой подавились.

Вот, например, Бернс. Роберт. «Пробираясь до калитки, вечером во ржи», скончался от хронических болезней: ревмокардита, который  был усугублён перенесённой дифтерией.

Да что там Бернс. Многие известные поэты умерли в 37 лет или на 37-м году жизни. Джордж Гордон Байрон, к примеру,  скончался от лихорадки. Александр Одоевский решил не оригинальничать и тоже умер по той же причине.  Ну, про  Александра Сергеевича вы все отлично и сами знаете.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Читать далее

Шерстяная Валька.

Писатель и психолог, колумнист millionaire.ru Алла Лескова о неисповедимых  играх Купидона. 

Со мной когда-то в палате гинекологии лежала Валька.
Валька была крупная, с громким веселым голосом, с украинским выговором, удивлялась на каждое слово собеседника глазными яблоками, которые таращились из глазниц  несоразмерно услышанному, была замужем и любима.
Почему любима – никто в палате не понимал. 
Валя лечилась от бесплодия, причина которого была видна на ее теле. Тело было почти все в шерсти, как у медведя или орангутанга. Ноги, руки, спина, живот…
Особенно запомнилась широкая полоса из волос, длинношерстных, поперек живота Вальки. Как будто собаке выбрили пузо и оставили для кокетства одну полосу.
Полосу эту каждое утро видела вся палата, когда во время обхода врач поднимал ее рубашку и мял живот.
Сильный гормональный сбой был у Вали, вот и детей все никак не завязывалось.  Сильнейший сбой.
Но Валька не теряла бодрости духа, была громкая, веселая и с вечно вытаращенными на любое слово глазами – да ты что?!!
Так она проявляла неподдельный интерес к людям, чем их притягивала. Хоть и в шерсти, хоть и кошмар и ужас, смотреть страшно, особенно на эту широкую шерстяную черную полосу на розовом ее животе, а располагала к себе очень.
Вот так наверное когда-то и мужа своего Толика расположила.

горизонт к вальке1

Читать далее

СИРЕНА

Арслан Хасавов – российский прозаик и журналист, автор книг «Смысл», «Отвоевывать пространство» и «Лучшая половина». Лауреат независимой литературной премии «Дебют», Всероссийского конкурса молодых журналистов-международников, председатель жюри премии «Студенческий Букер – 2015». Позитивную оценку творчеству Хасавова давали многие его коллеги – Эдуард Лимонов, Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Роман Сенчин и другие. Регулярно публикуется в «толстых» литературных журналах, федеральных общественно-политических СМИ.

Millionaire.ru публикует рассказ Арслана Хасавова «Сирена».  

2017.07.14_Arslan-2

Читать далее

ОТВАЖНЫЙ ЛОСОСЬ

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru Дмитрий Воденников о "рыбьем" начале в нас.

Ты идешь на зов своей любви, поднимаешься против течения, прыгая через камни, сбиваешь бока. Древний монстр.  

Я обнимаю тебя сзади, просто лежа на диване в одежде и смотря сериал, и  чувствую, что твое тело длинное и худое. У тебя, правда, есть жировой плавник, как у любого уважающего себя лосося, а мы это осуждаем. Но сейчас дело не в этом. Раньше эволюция вообще видела тебя именно монстром. Чего уж привередничать.

Когда-то американские ученые обнаружили в каких-то там очередных кембрийских отложениях твоего древнего предка.  Огромный череп доисторической рыбы лежал теперь у них на столе. – О, так он был настоящим чудовищем! – воскликнули они на своем тарабарском английском.  (Oh, so he was a real monster! – тьфу! Примерно так звучала их дикая нашему славянскому уху речь. Но вернемся к рыбке.)

Древний вид давно почившего в бозе лосося был около трех метров в длину, а изо рта у него торчали огромные клыки. «Давайте назовем его саблезубым?» – воскликнули янки. Так и назвали. А жил этот саблезубый монстр около миллиона лет назад. Или даже пять миллионов лет назад.  Когда о тебе даже еще намека не было.

Но потом лосось стал деградировать.  Представляете? Если раньше он мог весить 250 килограммов, то теперь весит не больше восьми. Но сила любви по-прежнему гонит его вверх по течению.

… Однако что по сравнению с мучениями какого-то розового лосося мои страдания?  Я как сажусь писать свои бессмертные колонки, миру сразу приспичивает со мной поговорить. Лязгают личные сообщения. Вот и сейчас они лязгают.

– Уже вторую ночь подряд я, как дура, хожу и ищу одну бездомную собаку, которую сразу не забрала, – пишет мне моя приятельница (не Марианна). – Ужасно глупо. Почему я не забрала ее тогда, когда сразу увидела?

– Мы вообще не очень умны, –  пишу я ей в ответ. И продолжаю изучать вопрос лосося. Читаю про его любовь и отвагу.

… Инстинкт подсказывает бедной рыбе, что нужно как можно дальше отплыть вверх по реке и где-нибудь в тихом месте выметать икру, чтобы потомство могло расти в относительной безопасности. Вперед, вперед! Иногда всего на несколько километров, но все равно вверх по течению. Он должен достигнуть тех мест, где сам родился. Ну какая тебе разница? Что за глупая рыбья ностальгия? Однако нет разума в глупой твари.  Да что там разума? Даже аппетита и того нет. Отправляясь на нерест в пресные воды реки, лосось перестает питаться, а достигая тех мест, где он сам родился и где ему нужно отметать икру, он становится совершенно истощенным. Даже жировой плавник тут ему не помощник.

Вот это любовь! Вот это тяга к размножению!

Вот это погибель.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга.

Читать далее

ВЕЧЕР В ГОСТИНИЦЕ

Алиса Ганиева – российский писатель, автор трех книг "Салам тебе, Далгат!", "Праздничная гора" и "Жених и невеста". За время  своей писательской карьеры Алиса удостоилась ряда престижных литературных премий, в том числе  "Дебют" и молодежный "Триумф",  была финалистом  премий "Русский Букер", "Ясная Поляна", премии имени Ивана Петровича Белкина за лучшую повесть года, имени Юрия Казакова за лучший рассказ года.  Ее книги успели выйти на немецком, английском, французском, испанском, каталонском,  итальянском, турецком и голландском языках. Отдельные тексты выходили на  финском, китайском и аварском языках.

Millionaire.ru публикует рассказ Алисы Ганиевой «Вечер в гостинице».

Алиса Ганиева. Фото Грега Бала. Алиса Ганиева. Фото Грега Бала. 

Читать далее

«КУПРИН БЫЛ БУЙНЫМ, ОБИДЧИВЫМ И СМЕШЛИВЫМ»

Алла Дзюрич о русском писателе А.И.Куприне.

Сложно понять каков человек по фото. Вот Куприн, допустим, на фотографиях похож на умного, спокойного татарина. А в жизни он бывал и буйным. В молодости был горазд подраться. Приехал Куприн как-то в Чернигов. Пошли с приятелями в биллиардную. Играл там какой-то здоровый мужчина. А писателю говорят, мол, это наш местный ветеринар Волкунас, как придет с утра, займет биллиард и никому целый день играть не дает. Куприн ополчился: как не дает? Подошел к ветеринару, спрашивает: вы скоро закончите? А тот, ему – кто такой? Вам, говорит Куприн, все равно, кто я такой. Когда вы играть кончите? Убирайтесь, говорит, ветеринар! А Куприн раз и интеллигентно разбил тому об голову Шато де Периньон. Ну и пошло. Отделал ветеринара, стал играть на биллиарде. А тот сходил умылся и обратно, и опять начали драться. Здорово дрались. Ветеринар весь в крови ушел. Поиграла компания в биллиард, выходят, а этот стоит, дожидается. И опять в драку. Наверное, он был дагестанцем. Долго дрались. Всем досталось. Разошлись, наконец, Куприн вернулся в гостиницу, спать лег. На утро стучит кто-то в дверь. Открывает, опять Волкунас. Что ты, говорит Куприн, опять драться пришел, мне уже надоело. А ветеринар извиняется. Пришел поинтересоваться, правда ли Зинаида Ивановна сестра Куприна? Оказалось, он в неё влюблен был. Куприна-то он не знал, а вот уж с братом Зинаиды Ивановны никак драться не хотел. Так и помирились. Днем вместе пошли в биллиардную, играли друг с другом, чтобы люди видели, а то в городе разговоры пошли.

kuprin

Читать далее

ПРО ДУРОЧКУ И ДУРАКА

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru  о массовом нашествии  специалистов по мозгу, чести и совести.

Некоторые легко умеют «включать дурака» и советуют это делать другим.

Мол, попробуйте и понравится. Никто не пробьет  вас ничем и никогда, а значит,  не добьется ничего корыстного от вас, провалится его затея.

У меня это не получается, не потому что я такая умная, а потому что лень напрягаться.

Сначала представить, что ты дурочка. ( напрячься)

Затем представить, как она должна себя вести. ( напрячься)

Потом лицо сделать глупым, что уж совсем лень, легче умное сделать, что и делаю по привычке.

А главное –  боюсь рассмеяться в самый неподходящий ответственный момент.

Но вчера я прочитала работу  какого-то очередного специалиста по мозгу, назовем его нарицательно, бехтерев.

И бехтерев  пишет  о том, что только 20 процентов сапиенсов не ждет старческое слабоумие, но и тех двадцать ждет не менее веселое что-нибудь.

Так что,  дурочка скорее всего сама включится, вопрос времени и терпения. Не нужно торопить счастье.

Бехтерев перечисляет признаки, которые должны насторожить нас гораздо раньше, чем дурак ( дурочка) включится, и уже до конца, и я у себя почти все  признаки нашла, так что можно расслабиться и не изображать больше из себя ничего.

НИЧЕГО и НИКОГО.

горизонтальное к деменции

Читать далее

Страница 1 из 912345...Последняя »