И МАЛЬЧИКИ КРОВАВЫЕ В ГЛАЗАХ

Колумнист millionaire.ru Мария Дегтерева о том, по какой линии произошел раскол в российском обществе. 

Мальчик Коля из Уренгоя в выступлении перед Бундестагом посочувствовал немецким солдатам. «Я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка — участник войны, который был там тяжело ранен».
Николай рассказал о судьбе немецкого ефрейтора Георга. Коля побывал на могиле солдата и получил откровение – Георг не хотел воевать, хотел жить мирно. Но под Сталинградом что-то пошло не так.
Впрочем, кроме звания и места захоронения, биография Георга умалчивается – Коля не привел больше ни одного факта, подтверждающего пацифистские убеждения немецкого военнослужащего.
Школьники из Уренгоя поехали в Бундестаг в рамках программы – русские дети должны были рассказать о судьбе немецких солдат, немецкие – о судьбе русских.
То есть, совместные поминки по палачу и жертве в знак согласия и примирения. Скорее всего организаторы и не рассчитывали, что материалы выступления будут опубликованы за пределами Германии.
Но они опубликованы. И реакция на них вполне предсказуема.
Для защитников мальчика Коли я приведу здесь известные всем цифры: 27 миллионов погибших советских граждан с 1941 по 1945. Больше полутора миллионов – непосредственно под Сталинградом, при встрече с мирными, не хотевшими воевать, людьми.
Миллионы истерзанных, сожженных заживо, заморенных в концлагерях. Бесчеловечные эксперименты над полуживыми пленными, массовое уничтожение евреев по всей Европе, самые страшные в истории человечества зверства – все это Вторая мировая война.

фото горизонт

Читать далее

СКОРО ОТ НАС УЖЕ НИЧЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru  Дмитрий Воденников  советует прислушаться к городским сумасшедшим.

Я этого дядьку немного побаиваюсь. Он ходит по улицам и разговаривает сам с собой. Люди шарахаются. Никому не интересно чужое безумие. У нас своё есть. Так никто и не услышал, что он бормочет. А бормочет он следующее:  «Каждый из нас Вселенная», «Каждому из нас дано несколько любовей», «Количество любовей конечно».

(Я тоже не услышал. Просто придумал сейчас. Может, он бормочет: «Когда вы все передохнете?»)

И вот я представляю, что он дошаркал до своей многоэтажки, вошел в зеленоватый подъезд, доехал до нужного этажа, открыл дверь в квартиру (есть специальный запах старости и безумия, этот запах там явно есть), покормил кошку. Хотя какая кошка? Нет. Кошки нет. Этот дядька совершенно один.

(Кошка мяукнула и убралась из моего рассказа.)

Дядька, оставшийся без кошки,  дома тоже бормочет: – Людям не нравится, когда кто-то тихо говорит сам с собой. Люди боятся, что перед ними сумасшедший. Но я не сумасшедший. Я просто так живу.  Я перехожу границы. Ищу трещины бытия, чтоб  иногда туда провалиться.  Но, вынырнув, понимаю: «Каждый из нас Вселенная», «Каждому из нас дано несколько любовей», «Количество любовей конечно». Это и говорю. Почему меня никто не слушает?

Дядька – больной. От него пахнет. Он снимает уличную одежду, свитер, рубашку, штаны. (Не смотреть на исподнее, не смотреть!) Переодевается в «домашнее». Но домашнее пахнет точно так же. Когда-то он пах яблоками и грецким орехом, иногда молоком. Но юность ушла, молодость унесла с собой половину квартиры, бывшая жена теперь живет в Чертаново, он в Свиблово. Я снимаю квартиру на Бабушкинской, мне 25 лет, вот и встретились. Бабушкинская –  хороший район.

Этажом выше живет женщина. У нее муж, двое детей. Женщина хорошо готовит, но у нее роман на работе. Она никогда раньше этого не делала, да и сейчас не делает. Роман пока платонический.  Зовут «роман» Виталием. И  Виталий, тоже достаточно пожеванный, делает ей всякие знаки: глазки-лапки, улыбки, конфетка к чаю, прикосновения. Она влюбилась.

Кстати, сегодняшняя картошка пригорела.

В этом плюс пельменей. Они всегда получаются. Особенно если с петрушкой внутри. Отличные, надо сказать вам, были пельмени. Теперь таких не делают. Глобализация, стабильность, мелкооптовые пельмени сожрал супермаркет. Я их очень любил. Жил в съемной квартире на Бабушкинской и любил. Самая моя сильная любовь была. И как и положено самой сильной любви – уплыла.

Дядька варит уплывшие пельмени, не подозревая даже о существовании вышеэтажной женщины.  А у нее  драма. «Им негде». Они и целовались только три раза, причем женщина очень боялась, что кто-то увидит, но ведь не школьники уже, время-то идет: понятно, что где-то надо того-самого: башмачок со стуком на пол, жар соблазна, два крыла.

Однажды она рассказывает об этом своей племяннице.

– Света, я влюбилась.

Она говорит  слишком громким голосом, сбивчиво, в восторге от собственно бесстыдства (племяннице! она же должна являть пример, и всегда являла: «Светочка, я вышла замуж и всем довольна!»), у нее некрасиво зарозовели щеки, нос еще больше удлинился, но волосы, волосы – ее гордость. Волосам не стыдно, они так же лежат густой волной. Может, он на волосы и запал?

Светочке не до тетки. Но ей смешно. Она уже жила с парнем, жила со вторым и даже с девушкой. Все эти мучения старой тетки для нее уморительны. Но потом ей становится ее жалко.

(Тут незаметно – с легким скрипом – открывается новая прореха бытия, новая щель: мироздание помнит добро – и однажды, лет через десять, Светочке тоже повезет: ее рак будет операбельным.)

Света подходит к окну (дело происходит в ее, светиной, съемной квартире), закуривает (теперь можно, тетка уже не будет морщиться, она сама попала: запятнанный ментор – не ментор, облетели твои крылья, непорочный ангел) и говорит:

– Тетя Лена, я рада. Нет, правда. Жизнь слишком коротка.

Тетя Лена, как верный щенок, смотрит на Светочку снизу вверх. (Она сидит на кухонном табурете, Света стоит у окна – по-другому просто и не получится.)

 – Слушай, – сказала Света – Ну давай я дам вам ключ? Сама уйду на три часа. Потом ты его проводишь (чтоб я не смотрела, не была свидетелем, чтоб не мучило это тебя, да и мне соучастником быть не хочется), я вернусь,  и ты передашь мне ключ. Или просто бросишь его в почтовый ящик.

«Она посмотрела на меня темными, как осенняя вода,  глазами (там была такая тоска соблазна, такой стыд, такое желание сказать «да»), – вспоминала потом Светочка, –  и ответила после паузы то, что я и не предполагала услышать.  «Нет, я не могу, – сказала она».

Граница оказалось не перейдена, в щель монетка не укатилась. Башмачок не упал со стуком.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Читать далее

ОБАЯНИЕ ОБОРОТНЕЙ
Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru  о коварности обаяния.
 
Год назад мне очень понравился один мужчина.
Мы ехали с ним и его спутницей в одном автобусе из Эстонии в Петербург.
Мужчина сразу привлек мое внимание тем, что его женщина все время была с ним спокойна и за ним, то есть если это был муж – то именно ЗА мужем. А если не муж, то все равно ЗА.
Как и положено и как все мы мечтаем или уже отмечтали и просто живем.
Он все время говорил спутнице – не волнуйся, все нормально, не спеши, все нормально, не нервничай, я все узнал, все нормально, не волнуйся, я решу этот вопрос. Ты не должна об этом думать, у тебя есть я. Просто волшебный сон. Просто пять признаков настоящего мужчины.
Счастливицу я не рассмотрела, она была тиха и в капюшоне, а интересен мне был он.
Высокий, чуть седоватый, импозантный и органично уверенный в себе, всегда находящий выход из всех ситуаций.
Я наслаждалась, наблюдая за ним в очереди на паспортный контроль. Он пришел туда первым, а спутнице еще в автобусе сказал – посиди, я постою, там еще минут двадцать, не меньше, чего ты будешь стоять, посиди в автобусе. Я займу очередь, а ты подходи. Я тебе позвоню.
Но всех попросили выйти, так положено, и она тоже вышла, последней.
Он уже стоял, и она встала за ним. Как обычно. 
Потом мужчина регулировал очередь в туалет, куда все захотели прямо на погранзаставе, видимо она усиливает обменные процессы в организме.
Алла Лескова - писатель и психолог.
 
Алла Лескова – писатель и психолог.

Мужчина следил, кто из каких кабинок выходит, и кивал головой следующему – свободно, идите, пожалуйста.
Но в одной из кабинок надолго застряла одна болезненно полная женщина, ну мало ли… Может, давно родину не видела, разволновалась, или просто пока то да се, в такой кабинке с ее широтой…
Но мужчина заволновался, так как он отвечал не только за свою женщину, но и за весь земной шар, и стал дергать дверь в ее кабинку, потому что все хотят, а она все не выходит.
Наконец, женщина вышла, тяжело переваливаясь и смущенно улыбаясь, и мужчина сказал – ну вот, кто следующий, вперед! Победно так сказал, не зря, мол, дергал дверь, оцените.
Все женщины автобуса, наблюдая за ним, своим несбыточным счастьем , переглядывались – и лица их молодели.
Бывают же еще такие…
Потом автобус двинулся, был сильный снегопад, дорога опасная, видимость плохая, и уже на въезде в Петербург мы остановились и поняли, что это надолго.
Где-то на три километра впереди, как посмотрели люди по навигаторам , была крупная авария, и нам предстояло стоять долго. Стояло все шоссе.
Сколько будем стоять – никто не знал и все затихли и скисли, была ночь и всем хотелось домой.
Водители автобуса, их было двое, тихо переговаривались и звонили своим диспетчерам в Ригу, автобус был рижский, начальство было там.
И тут к ним подскочил наш сказочный мужчина и спросил – ну и? 
Ну и долго вы будете молчать, и долго мы будем стоять?
Пока неизвестно, тихо ответил водитель, крупная авария впереди, думаем… Сообщим…
Слушай, ты, – закричал вдруг импозантный и мечта всех женщин, – фамилию назови! И маршрутный лист быстрее сюда! Живо!
Водитель промолчал, а я не поверила своим глазам и ушам.
Маршрутный лист где? – рявкнул защитник всего мира и главный ответственный за него.
Простите, я не обязан вам его показывать., – ответил тихо водитель. 
Импозантный вытащил какой-то листок бумаги из кармана, ручку и потребовал – фамилия и имя!
Пожалуйста, ответил водитель, и показал на бейджик. Записывайте. Только зачем?
Зачем? Зачем?! – рявкнул опять мой кумир. – Много вопросов задаешь. Затем, что дальше с тобой будут разговаривать в транспортном отделе! И совсем другие люди!
А почему вы мне тыкаете? – повысил голос водитель.
Я же засмеялась, потому что представила, как этот недавний мой кумир будет разговаривать с водителем рижской транспортной компании в каком-то транспортном отделе у нас.
Очень смешно стало. Водителям тоже. 
Они были русские пожилые мужчины, но, конечно, не такие импозантные, да еще граждане другой страны. Они переглянулись и усмехнулись.
А я поняла, что несчастнее той тихой женщины в капюшоне нет на свете. 
Вот так влюбишься, очарована-околдована, а он всего-навсего какой-то редкий дурак  с манией величия.
С манией величия других не бывает.

 
НА СМЕРТЬ САТИРИКА

Колумнист millionaire.ru Мария Дегтерева о том, как российская общественность отреагировала на смерть Михаила Задорнова.

Журналист Юрий Сапрыкин в день смерти сатирика Задорнова одарил мир статьей, где, не стесняясь, уличил покойного в отсутствии чувства юмора, дурных политических взглядах и многих других грехах. В ответ возмутился сатирик Семен Слепаков. Мол, нехорошо топтаться на свежей могиле.

В блог к Семену почему-то тут же пришли жители Украины, причем, судя по количеству комментариев, все. И вменили новопреставленному крушение боинга.

У Михаила Задорнова есть такая пьеса – называется «Кофточка». В обычном московском дворе бабушка кидает мальчику розовую кофточку, она повисает на ветке. Мама мальчика пытается кофточку снять, им помогает соседский сын в костюме индейца, но попадает себе стрелой в глаз, завязывается скандал, в который постепенно втягиваются родители детей, соседи, телевидение, иностранные агенты…

«ЖУРНАЛИСТ: Мы находимся с вами в одной из горячих точек планеты и ведем наш репортаж из-под куста двора номер 14 по улице Радостная…»

Заканчивается пьеса так:

«Ядерный взрыв.
Тишина. Утро. Солнце выползает из-за горизонта. Пустой двор. Скрипят одиноко качели. Все безжизненно. Разбитые стекла окон.

На земле валяется множество кусочков обгоревшей фольги. На одном из балконов – тень от йога. На верхушке березы – почерневшая кофточка.

По какой-то злой иронии именно по этому принципу развивается общественная дискуссия вокруг фигуры самого Задорнова, стартовавшая в день его смерти.

Мария Дегтерёва – колумнист millionaire.ru 

Читать далее

БАБОЧКА В КОВРЕ

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru Дмитрий Воденников о символах советской роскоши. 

Я крошка Цахес. Кто-нибудь родит необычайно свежую мысль, а я уже тут как тут. Припру ее, все мне рукоплещут, я выхожу, ножкой шаркаю, а истинный творец рыдает в углу.

Недавно я задумался о смысле жизни. В чем он? Зачем? Но самому думать было лень, написал в одной из интернет-сетей (я же звезда, сразу набежали). Но ответ одного из набежавших, к слову сказать, он замечательный художник Александр Стоцкий, был лучше всех:

– Я  уже три раза отвечал на это вопрос в сети,  – сказал он. – И в четвертый не могу придумать ничего лучшего, чем процитировать фразу одного известного человека, имя которого забыл: "Смысл жизни в том, чтобы найти его раньше, чем это сделают другие ребята".

– Эврика! – воскликнул я. Вот он ответ. Смысл жизни – в ковре.

Другая жертва моей цахесовской натуры, питерская моя подруга Леночка Ш., очень удивлялась: «У меня в детстве была подружка-одноклассница, у которой дома нельзя было ходить по ковру. И даже собачонка-болонка умела ходить по наружному периметру, никогда не наступала».

И вот случилась у них вечеринка (дело бы давнее, еще до перестройки: подруга моя не свежа). Седьмой класс. С мальчиками. Девочки, понятно, трепетали, нарядились, а мальчики пахли потом. И тут «медляк». Это тоже термин из нашего детства. «Медляк» – это медленный танец. Собственно, ради чего всё и затевалось.

«И вот, – трепещет даже в воспоминаниях Леночка Ш.  – Поет магнитофон: Полумрак. Велкам ту зе отел калифорния, сич элавли плейс. И мы – парами вокруг ковра, прижимаясь к мебели и стенкам. По 20-сантиметровой свободной полоске вокруг ковра. Только бы не наступить».

«На ковёр, – грустно заключила Леночка Ш. – который занимал почти всё свободное пространство комнаты, не мог наступать никто, включая мать, купившую эту скрепу».

Конец цитаты.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Читать далее

МЕЩАНКА ВО ПЛОТИ

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru   о том, как она оказалась латентной мещанкой

Жить долго имеет смысл хотя бы потому, что каждый год узнаешь о себе совсем новое, то есть жить с каждым годом, а то и днем, становится интереснее и веселее. То ли еще будет.
Например, я была уверена, непоколебимо, что очень духовная, иногда даже приходилось камуфлировать эту чрезмерную духовность перееданием. 
Но нет ничего тайного. 
На днях я обнаружила, что не только недуховная, а совсем приземленная материальная амеба.
Это случилось, когда подруга подарила мне нежнейший чайный сервиз, ко дню рождения.
Друзья тянутся ко мне медленной струйкой обычно в течение еще полугода после даты. Недавно букет роз доструился, это у меня всегда так. Потому что кухня шесть метров и потому что друзья такие все разные, что я даже не знаю, как их за один стол сажать. О чем они будут говорить и над чем смеяться и спорить о чем.
Разве что о рецептах моей еды или о погоде, но тогда я сильно затоскую, быстро верну им подарки и скажу – до свиданья, до новых встреч.

Поэтому по отдельности приходят.
И вот чайный сервиз.

Алла Лескова - писатель и психолог. Алла Лескова – писатель и психолог.

Когда я медленно открыла эту розово-сиреневую поблескивающую мечтой коробку, то лицо у меня было такое, какого не было даже когда мне мокрых, из чрева, детей акушерка показала. Такого умиления точно не было. 
Я брала в руки осторожно каждую чашечку, нежнейшую сахарницу с очень тонкими ручками, маленькую такую, просто игрушечную, и стонала… Оооооооо, какая сахарница…
Оооооооооо, какой сливочник… НЕ МОГУ…… Как это? Как такое возможно?! Такие чашечки, такой сливочник и такая маленькая сахарница…Оооооооооооооооооооооооооооооо……
Тебе понравилось? – счастливо спросила подруга. Ты такая глупая сейчас… тебе так идет… так и ходи! Ходи так теперь, умоляю! Все мужики твои будут.
И вздохнула облегченно – ну я рада… а то пока выбрала… Все не нравилось, десятки перебрала, а вот этот… Понравился?
Понравился?! Да мне ничто в жизни так не нравилось, как эта сахарница и этот сливочник… А блюдца… Нет, это не блюдца, это…какое-то … на знаю что просто…. А чашечки! Это же не знаю что такое, а не чашечки… Их же съесть охота!
А я думала, ты равнодушна к земному, а ты вон какая… надо же… – сказала подруга потрясенно.
Я тоже так думала… А я вон какая…надо же…
И шепотом поведала подруге, как недавно была в гостях и там оцепенела, когда хозяйка стала наливать сок из фафорового кувшина. От кувшина оцепенела. 
Он был фарфоровый, а до середины обвязан шерстью бежевой. Но на самом деле не шерстью, а это имитация шерстяной вязки была, но тоже фарфоровая. Я задрожала, побледнела и захотела такой кувшин больше всего на свете.
До сих пор ищу на всех сайтах, думаю только о нем одном, и пока не найду – буду болеть.
Если меня здесь долго не будет, ищу кувшин, не волнуйтесь.
Собственно, вы теперь не будете волноваться.
Вы же меня духовную любили, а я оказалась … 
Совсем не та к вам приходила и руки на плечи клала. 
Клала или ложила?

Думаю, теперь могу говорить «ложила». По праву.

 

СГОРЕТЬ, ВОСКРЕСНУТЬ, ОНЕМЕТЬ

Дмитрий Воденников о каминах, неудобных народах и маньяках-поджигателях

 

Недавно я жил в роскошном доме, в одном из северных городов. Срок роскоши был отмерен (пять дней),  но оно того стоило.  Пять комнат,  по количеству дней,  перебирались одна в другую, мостили наборный паркет, зажигали лампы, убегали коврами.

Но главным  там был  камин.

Был он электрический – но нам детям советской поры (мы-то только печку на даче видели) всё едино. Камин – это красиво. Камин – это знак. Камин – это роскошная жизнь.

В русской литературе без камина никуда.

 

Первым он пришел, разумеется, от Федора Михайловича. (Я прям так и вижу: переставляет тяжко неподъемные две ноги или прыгает на одной, камин –  это же Баба-Яга, входит. А почему, собственно, нет? Ходил же умывальников начальник и мочалок командир? У Чуковского.)

 

Именно туда, в камин, швырнула свои 100 тысяч Настасья Филипповна. Дура! По нынешнему курсам камин столько и стоит. Сама печка электрическая – 10 тысяч, портал для камина – 23.  Вот уже почти 40. Зато эффект живого огня!

 

Джулия Ламберт однажды так же уставилась  в камин (он, кстати, тоже был электрический)  и пожалела, что для пущей эффектности мизансцены он – увы – оказался не зажжен.

 

«..Поскольку  Чарлз  не  принял  предложенные  ему   губы,   Джулия   чуть

отвернулась. Посмотрела задумчиво на электрический камин. Жаль, что он  не

зажжен. В этой мизансцене камин был бы очень кстати».

 

Да что там Джулия! Иван Алексеевич Бунин им не брезговал.

 

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

 

Дует ему, видите ли. Но зато и камин, и дрова настоящие. Ибо в последней строфе искомый предмет и появляется.

Мне крикнуть хотелось вослед:
«Воротись, я сроднился с тобой!»
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить…
Хорошо бы собаку купить.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

Читать далее

ЖИЗНЬ КАК ИСКУССТВО

Князь Никита Лобанов-Ростовский – Рюрикович, потомок княгини Ольги, Владимира Святого, Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха родился в эмиграции в Софии, окончил Оксфордский и Колумбийский университеты, многие годы провел в геологических экспедициях в Африке, в Северной и Южной Америке, занимал ведущие позиции в международных финансовых корпорациях. Двадцать лет он прожил в США, последние почти сорок лет живет в своем доме в респектабельном районе Лондона. Его коллекция считается крупнейшим в мире частным собранием русского театрально-декоративного искусства. А недавно известный филантроп подарил музею города Ростов Великий экспонаты на 1,5 миллиона евро.

Nikita portrait

 

Читать далее

БОЙТЕСЬ ГОРЯЩИЕ ВЗОРЫ, ИДЕИ В КОТОРЫХ ГОРЯТ

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru    о том, почему  избегает и боится тех, кто обращает другого в свою веру…

Еще не так давно я часто влюблялась в людей. В женщин тоже. В человека влюблялась, одним словом.
Влюблюсь и наслаждаюсь, а он может даже про это не знает и не надо. 
А теперь что-то произошло во мне интересное. 
Влюбляться уже так не влюбляюсь, нет очарований – нет и разочарований, но иногда нравится вдруг кто-то резко.
Нравится, нравится, нравится, а потом написал в тексте слово "пердеть" – и тут же разонравился. За секунду. Даже не знаю почему. Вроде без ошибок написал…
Или нравился по-настоящему мне один актер, часто думала о нем как о мужчине и человеке, а тут недавно беседа с ним. 
И вдруг этот мой возлюбленный актер с горящим зрачком начинает говорить о вреде фастфуда. Яростно и самозабвенно. По телевизору. 
Тоска.
Вот так станешь жить с ним, а он будет о правильности питания каждую трапезу мне кричать – там пальмовое масло, выплюнь немедленно! Там нитраты и нитриты, выкинь! Зачем красители ешь?
И посадит на строгую диету, только капустный листик жевать разрешит. И тогда либо пулю в лоб, либо его за дверь, выбор непростой, кстати.
А про капустный листик мне подруга рассказала. Как созвала гостей на большое событие, муж стал членкором, а одна диетчица пришла и ничего не ест, только глазами голодными и уже потусторонними что-то на скатерти выискивает.

Алла Лескова - писатель и психолог.

Алла Лескова – писатель и психолог.

Оказывается, капустный лист или салат из капусты, но чтобы без масла, соли, сахара и сметаны. А тем более, боже упаси и свят свят свят, без майонеза.
Подруга моя побелела, хозяйка и жена членкора, и говорит – с ума сошла что ли? Зачем тогда в гости пришла? Давай жри все подряд, мечи!
А та головой покачала на уже прозрачной шее и отвечает – нет. ни за что. лучше умру. я на диете МЭГИ. Там нельзя отступать от написанного, это королевская диета, между прочим, на ней Маргарет Тэтчер сидела, поэтому МЭГИ. 
Подруга позеленела моя и говорит на ухо ей – давай не выпендривайся, королева. Ешь давай,  я готовила пять дней… Нет у меня для тебя капустного листа, мы не так богаты.
И вот тот еще вчера любимый мной артист тоже с оголтелым видом фастфуд клеймил. За что и был разлюблен и забыт.
В общем, я все поняла про себя.
Я скучнею с идейными. Как только какая идея обуяла – все, пора бежать от человека.
Или лучше сделать так, чтобы он сам от тебя убежал.

 Когда-то моя подруга, такая же увлекающаяся то одними новшествами, то другими, пригласила меня отдохнуть в свой приморский южный город и сообщила, что есть будем только траву. В прямом смысле.

А мясо, эти трупы животных и бульоны из них, я есть у нее не буду. Она решила так меня оздоровить.

Через три дня такого питания  я тихонько сбежала ночью в приморский ресторан и заказала там три порции купатов, горячих, ароматных и сочных.

Это было настоящим счастьем и освобождением из травяного плена.

Подруга внезапно, между тем, проснулась ночью и нашла меня в этом ресторане, где гремела развеселая южная музыка и я сидела вся в соке от купатов, счастливая.

Она выкинула последний купат с тарелки на землю и купила мне утром билет на обратный путь.

На прощанье сказала – трупоедов среди моих друзей больше не будет.

И я с облегчением улетела домой.

С тех пор мы не виделись. Слышала, что у нее потом новая идея появилась. Уйти на вершину горы и прожить там в одиночестве несколько лет. В молитвах.

И все это правда. Прожила. Отшельницей, стойко. В келье, наверное, точно не знаю.

А мне грустно почему-то. И жаль ее, правда. А ей жаль, наверное, всех нас… И нет тут правых.

 

ВАС С НАМИ НИКОГДА И НЕ БЫЛО

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru с грустью о распаде Союза.

Год назад, в ноябре, я шла в снегопад и мороз, минус девять, очень долго, преодолевая сугробы.
Шла вдоль моря, Балтика, оно еще не замерзло, с другой стороны сквозь падающий снег виднелись сосны, очень частые… Лес.
Я смотрела на море, оно было разное, в зависимости от того, куда сдвинулось солнце или подул ветер.
Очень долго шла, потому что специально к нему приехала, минуя две таможни.
Люди гуляли, немного в это время, даже с детьми, но потом люди закончились. Уже темнело, даже стемнело, а назад идти сил не осталось.
Навстречу шел мужчина, я скорее услышала в темноте хруст снега, потом подняла голову и увидела.
Мужчина сказал – там уже застава, вас не пропустят, разворачивайтесь…
А куда же ведут следы, их много впереди меня… Не могут же все эти люди куда-то исчезнуть или провалиться в море или снег…
Это я так искала причины и оправдания своей усталости и нежелания возвращаться, чтобы выбраться в эстонский городок, наверх.
Мужчина пожал плечами и сказал – вы скорее всего не заметили, люди эти вернулись назад, потому что там дальше не пройти, застава….

Алла Лескова - писатель и психолог.

Алла Лескова – писатель и психолог.

Читать далее