ДО ПЕРВОЙ ЗВЕЗДЫ

В дореволюционной России Рождество было любимым праздником народа и царей. В святочные дни веселились и развлекались все от мала до велика. Сегодня традиция, прерванная на несколько десятилетий, возвращается.

Рождество

Римская католическая церковь выбрала 25 декабря днем Рождества Христова еще в IV веке – именно к этому времени относятся первые письменные упоминания о праздновании Рождества. Вычислить дату рождения Иисуса на основании имеющихся сведений оказалось невозможным. Поэтому день Рождества был принят на основании одного из толкований Евангелия, согласно которому Сын Божий находился среди людей полное количество лет. Произведенные таким образом расчеты и дали дату – 25 декабря. Кроме того, в древности на этот день приходился языческий праздник день «Рождения Солнца Непобедимого» и Церковь пыталась таким образом бороться с идолопоклонниками.

В Восточной церкви традиция отмечать праздник Рождества Христова ведется от 388 года, когда Иоанн Златоуст призвал верующих восславить в этот день Иисуса. С тех пор Рождество празднуется всем христианским миром. С принятием на Западе григорианского календаря католики и протестанты стали отмечать этот праздник на две недели раньше православных.

День накануне Рождества носит название сочельник. Сочиво – это овощная каша на растительном масле, единственная пища, которую разрешается есть перед Рождеством, соблюдая пост вплоть до восхода Вифлеемской звезды. На Руси издавна накануне Рождества убирали в избах, мылись в бане, готовили угощение. После рождественской службы люди возвращались домой и садились за праздничный стол, непременными блюдами на котором были кутья – пшенная каша с медом – и взвар – компот или кисель из сухофруктов. Вообще считалось, что рождественская трапеза должна быть обильной и богатой, поэтому угощение было не повседневным – жареное мясо, фаршированный поросенок, холодец, заливное, гусь в яблоках, а также разнообразные пироги, расстегаи, кулебяки и шаньги. К рождественскому столу приглашали одиноких односельчан и путников. Старший мужчина в доме разрезал главное блюдо рождественского стола и оделял кусками всех присутствующих. Остатки трапезы выносили за околицу, волкам.

Со следующего дня начинались веселые святки с играми, песнями и розыгрышами. На Руси святочные дни вобрали в себя немало дохристианских традиций, многие из которых не одобрялись Церковью, но тем не менее стали непременным атрибутом рождественских обычаев. Среди самых распространенных – гадания, пляски ряженых, хороводы масок. Любимым занятием детей и подростков на святки были колядки – песнопения, в которых прославлялся Христос. С этими песенками ребята, а часто и взрослые, ходили по домам, где их угощали сладостями и давали им мелкие деньги.

Одним из старинных девичьих развлечений по сию пору остаются святочные гадания. Попытки в рождественский вечер заглянуть в будущее, узнать, хоть бы и с помощью нечистой силы, свою судьбу – излюбленный сюжет русской литературы и живописи. Для девушек самым животрепещущим вопросом во все времена было замужество и будущая семейная жизнь. Поэтому во время святочных гаданий они стремились разузнать что-нибудь о потенциальном претенденте на руку и сердце. Для этого существовали несколько способов, проверенных временем и людьми. Гадание обычно устраивали в полночь. Девушка усаживалась между зеркалами, зажигала свечи и, вглядываясь в череду зеркальных отражений, старалась различить в коварном блеске амальгамы светлый образ суженого. В гаданиях часто использовали карты. Считалось, что для того, чтобы узнать характер будущего мужа, нужно положить по подушку четырех карточных королей и со словами «Кто мой суженый, кто мой ряженый, тот приснись мне» отойти ко сну. Сон в виде короля пик предвещал старого ревнивца, король червей говорил о молодости и богатстве кавалера, крестовый король считался безошибочным признаком бравого военного, ну а бубновый сулил совместную жизнь с желанным.

Рождество

По тому, каким выдался рождественский день, судили о видах на урожай и погоду. Так, метель в сочельник считалась приметой ранней весны, снег, выпавший 7 января, обещал обильный урожай, рождественская оттепель предвещала холодную весну.

Рождество было любимым праздником и русских монархов. Царь Алексей Михайлович в сочельник посещал тюрьмы и богадельни, где сам раздавал милостыню. По воле Петра I летоисчисление в России стало вестись от Рождества Христова, а не от сотворения мира.

Петр делал первые попытки приучить своих подданных к рождественской ели. Именно в его правление города стали украшать елками. А еще царь-реформатор любил сам христославить на святки. В святочные дни Петр разъезжал по городу, посещал дома своих сановников, где вместе со всей свитой пел сначала духовные песни, а потом уж шутовские и застольные.

В царствование Елизаветы Петровны в Зимнем на Рождество устраивались костюмированные представления и балы. Сама императрица обычно появлялась в мужском костюме. Екатерина II обожала православные святки, когда во дворце устраивались игры в жмурки, прятки, разыгрывали фанты, пели песни.

Во времена Николая I сложились основные традиции празднования Рождества царской семьей. В 1817 году стараниями его супруги Александры Федоровны была впервые устроена рождественская елка. Сам император эту затею не любил, опасаясь пожара от дерева, украшенного свечами и гирляндами. Но мирился с желанием жены, для которой рождественская ель была напоминанием о любимой Пруссии. Обычно все происходило в концертном зале Зимнего дворца, у дверей которого собирались дети. В восемь часов вечера Александра Федоровна звонила в колокольчик, распахивались двери и дети вбегали в зал. Каждому полагалась своя елка, возле которой вручали подарки. Как правило, это было что-то для занятий творчеством – акварели, наборы для рисования, музыкальные инструменты, альбомы с картинками, гравюры. Подарки у елки получали и взрослые после лотереи, которую проводили император и императрица. Продолжением рождественских торжеств становились святочные катания на санях.

При Александре III елка устраивалась и для детей из бедных семей, которых одаривали игрушками, теплой одеждой, обувью, бельем и «саженью дров». В рождественские дни щедрый император стремился преподнести каждому, кто был во дворце, без разбора чинов и званий, какой-то подарок. Несмотря на высокое положение, члены царской семьи испытывали трудности с подбором презентов – согласно этикету они не могли посещать магазины. Поэтому каждый стремился найти какой-то выход из положения. Дети, например, делали подарки своими руками. Великая княгиня Ольга Александровна обычно шила отцу мягкие красные туфли, вышитые белыми крестиками.

Рождество

Один из самых оригинальных рождественских подарков получила великая княжна Александра Николаевна, младшая дочь императора Николая I. Когда распахнулись двери концертного зала Зимнего дворца, княжна увидела, что к украшенной елке привязан ее любимый – принц Фридрих Вильгельм Гессен-Кассельский, о разрешении на брак с которым она умоляла своего отца. Родители Александры Николаевны не могли остаться равнодушными к просьбе дочери и дали разрешение на брак таким необычным способом.

Рождество традиционно открывало сезон балов. Впервые балы стали давать при Петре I, но своего расцвета они достигли в конце XVIII – начале XIX веков. Музыка и танцы были обязательной частью дворянского образования, и умение держать себя на балу считалось признаком хорошего тона. Аристократические балы устраивали в огромных залах с колоннами по трем сторонам, вдоль четвертой располагались музыканты, пространство в центре было занято танцующими, а по периферии зала за ломберными столиками играли, обсуждали последние новости, сплетничали и наблюдали за парами, кружащимися в танце. В натертом до блеска паркете отражалось сияние сотен свечей в хрустальных люстрах.

По обыкновению, бал начинался полонезом, в котором принять участие должны были все присутствующие. Далее танцы сменялись один за другим – контрданс, вальс, мазурка, котильон… На Рождество одними танцами не ограничивались. Гостей ждали и другие развлечения – концерт приглашенных музыкантов, «живые картины» или небольшой спектакль, который порой разыгрывали сами хозяева бала.

Самым пышным, официальным и немного скучноватым был придворный рождественский бал. Участие всех приглашенных в нем не обсуждалось, для отказа требовалась очень серьезная причина. К царскому двору в этот день съезжались несколько тысяч человек, обремененных высокими титулами и званиями. Семейные мужчины должны были явиться в сопровождении жены и взрослых дочерей. Состоящим на военной службе полагался парадный мундир со всеми орденами. Женщины на придворный бал надевали платья определенного фасона, расшитые золотой нитью. На таких балах девушки из самых знатных аристократических семей выходили в свет.

Гораздо свободнее были великосветские рождественские балы. Несмотря на многолюдность, здесь царила гораздо более раскованная атмосфера. На Рождество хозяева великосветского бала еще и старались развлечь и поразить гостей какой-нибудь диковиной – плодами тропических растений, фонтанами душистой воды, заезжей знаменитостью. Еще более камерными и веселыми становились рождественские семейные балы, на которые съезжались родственники и ближайшие друзья. Здесь помимо долгожданных танцев находилось время для всех святочных развлечений – игр в фанты, прятки и жмурки, маскарадов, семейного пения и маленьких любительских спектаклей.

Рождественская елка – один из самых узнаваемых символов зимних праздников. Считается, что первыми наряжать ели на Рождество стали состоятельные жители тогда еще немецкого Страсбурга. Произошло это в XVI веке. Традиция прижилась и распространилась в Европе. В России обычай вошел в повседневную жизнь относительно недавно. В 1699 году Петр I повелел декорировать свои дома сосновыми, еловыми и можжевеловыми ветвями. Но лишь в конце XIX века рождественская ель стала любимым украшением праздника в домах наших соотечественников.

Однако в начале следующего столетия «лесной красавице» довелось пережить гонения. Сначала во время Первой мировой войны Священный Синод объявил елку чуждой русскому народу немецкой традицией и запретил верующим подобного рода рождественский атрибут. Затем большевики сочли елку религиозным пережитком и исключили ее из списка праздничных символов строителей коммунизма. В 1935 году елка была реабилитирована и смогла вернуться в дома советских граждан, правда, уже как новогодняя, а не рождественская.

Знакомый всем с детства Дед Мороз поначалу никак не ассоциировался с Рождеством. В основе этого образа – языческие славянские верования, в которых фигурировал Морозко, повелитель холода, метели и зимы. В пословицах и сказках он представал невысоким старичком с седой длинной бородой. Его задабривали ритуальной трапезой, просили не портить урожай. Народные предания использовал Владимир Федорович Одоевский в своей сказке «Мороз Иванович», которая была опубликована в 1840 году и стала первым литературным воплощением легенд о владыке стужи. Прошел еще не один десяток лет, прежде чем попытки создать своего рождественского сказочного персонажа привели к возникновению мифологии, главным действующим лицом которой стал Дед Мороз – добрый, мудрый волшебник, живущий в зимнем лесу и помогающий трудолюбивым и послушным детям и наказывающий за шалости и проступки. Этот привычный нам образ в целом сложился к началу XX века.

После революции Дед Мороз, как и все атрибуты старорежимной жизни, был объявлен классово чуждым элементом. Несколько непростых зим Советская Россия прожила без любимого всеми Деда. Но в 1935 году лесной волшебник был помилован и вернулся к праздничным торжествам, которые сместились от Рождества к Новому году. В советские времена Дед Мороз обрел канонические черты благодаря многочисленным книгам, фильмам и детским новогодним представлениям. Теперь уже кажется, что если из рутины будней нас не вытащит добрый старик с мешком за плечами, то Новый год и впрямь не настанет.

В 1999 году благодаря буйной фантазии Юрия Лужкова Дед Мороз обзавелся собственной резиденцией в Великом Устюге. В город, назначенный родиной Деда, потянулись туристы, товарооборот как по волшебству увеличился в несколько раз, сократилась безработица. Правда, в России на тот момент один Дед Мороз уже имелся, он жил в Лапландском заповеднике еще с 1995 года. Наметившийся было конфликт дедов и взаимные обвинения в самозванстве погасили, объявив, что, будучи волшебником, Дед может пребывать в двух местах одновременно. Свои, совершенно независимые деды есть в Белоруссии и на Украине. Правда, существование последнего оказалось под вопросом, поскольку его предложено считать пережитком имперского прошлого.

Мы привыкли к тому, что Дед Мороз обычно появляется в сопровождении Снегурочки. Но кто она, эта юная внучка очень пожилого и неженатого мужчины? Снегурочка как литературный персонаж впервые появляется в книге «Поэтические воззрения славян на природу» Александра Николаевича Афанасьева, который записал и опубликовал сказку об ожившей девочке, вылепленной из снега. Эта сказка стала основой для пьесы «Снегурочка» Александра Николаевича Островского, согласно которой главная героиня была дочерью Деда Мороза и Весны-Красны. Ее описание похоже на привычный нам образ – белокурая девушка, одетая в бело-голубую шубку, шапку и рукавички. Пьеса, однако, публику не заинтересовала. И вероятно, Снегурочка так бы и канула в Лету, если бы Николай Андреевич Римский-Корсаков не поставил по пьесе Островского одноименную оперу, которая произвела настоящий фурор. С тех пор одной из примет Рождества стали фигурки Снегурочки на елке и девочки, одеты подобно героине Островского.

Дед Мороз и Снегурочка

Революция отправила эти милые обычаи в утиль. Второе пришествие Снегурочки состоялось в начале 1937 года, когда на «елке» в Доме Союзов Дед Мороз появился в компании внучки. Доброе имя Снегурочки было восстановлено, и она стала постоянной спутницей Деда. В 2009 году Снегурочка стала обладательницей недвижимости в Костроме – в этом волжском городе выстроили резиденцию снежной дивы, где она круглый год принимает гостей.

В 1929 году Рождество в Советской России перестало быть праздником, отныне выходной в этот день не полагался. Власть начала активную борьбу с религией и церковью. Накануне Рождества по улицам ходили патрули и заглядывали в окна, пытаясь увидеть приготовления к опальному торжеству. Возвращение Рождества в список официальных государственных праздников состоялось в декабре 1990 года, когда Верховный Совет РСФСР издал постановление, объявляющее 7 января нерабочим днем. Правда, сразу исполняться оно стало не везде. Например, в Татарстане, который лелеял свой суверенитет, указание Москвы проигнорировали. Еще два гражданина, стоящие на страже прав и свобод общества, обратились в Конституционный суд с требованием проверки конституционности постановления. Бдительных соотечественников успокоили – праздновать Рождество можно без ущерба для Конституции.