ПАШКОВ ДОМ

Первое высотное строение в столице, откуда на Кремль смотрели не снизу вверх и которое всем своим фасадом было повернуто к нему задом. Величественное здание до сих пор скрывает под собой таинственные подземные ходы и, возможно, спрятанные сокровища.

 

83f41f6f90cd99955c62378bff20794a

История знаменитой усадьбы началась в середине 70-х годов XVIII столетия, когда сын денщика Петра I отставной капитан-поручик Семеновского полка Петр Егорович Пашков начинает методично скупать или переводить в свою собственность участки на Ваганьковском холме, планируя строительство огромного по тем временам дома. Холм был довольно плотно застроен, но большинство строений были деревянные и ветхие.

Пашкову пришлось выкупить старый дом генеральши Племянниковой, земли бывших Тургеневских богаделен, участок разобранной церкви Михаила Малеина и двор дьякона Никитского Девичьего монастыря, перенос строений которого на новое место Пашкову пришлось также оплатить.

Как так случилось, что какой-то отставной офицер построил столь роскошный дворец почти у стен Кремля? Дело в том, что его отец – денщик Петра I – обладал большими связями. С малых лет Пашков-сын был записан в гвардию, при Елизавете Петровне нес военную службу. После выхода в отставку занялся винными откупами, на которых сколотил колоссальное состояние, однако сам же его довольно быстро и прожил.

В Москве Пашкова не любили, считали сутягой, человеком, лишенным всякого благородства.

Ваганьковский холм – одно из самых таинственных мест Москвы. По мнению исследователей, здесь были построены тайные подземные убежища, в которых хранилась на случай пожаров казна московских великих князей. В подземелье пытали и убивали противников царя, здесь же находился вход в легендарную подземную Москву.

Первый раз на эти галереи наткнулись при сооружении метро «Библиотека им. В.И. Ленина», но, к сожалению, раскопать его археологам не дали, и вход был поспешно зацементирован. Позже под зданием приборы выявили странную аномалию и обнаружили уникальный археологический объект – выложенный белым камнем колодец диаметром 8 метров и глубиной около 25–30 метров, на стенах которого виднелись остатки винтовой лестницы. По мнению исследователей, это уникальное сооружение скорее всего представляет собой вход в подземные системы древней Москвы. Казалось, что еще немного – и исследователи доберутся до дна таинственного колодца, от которого во все стороны расходятся подземные галереи, одна из которых может стать началом новых открытий. Но… работы по расчистке были прерваны, и тайна колодца так и не была раскрыта.

Глубины Ваганьковского холма под домом Пашкова считаются одним из нескольких возможных вариантов местонахождения легендарной библиотеки Ивана Грозного.

Дом строился предположительно по проекту архитектора Василия Ивановича Баженова. На протяжении XX века высказывались различные точки зрения по вопросу его авторства, так как письменных свидетельств не сохранилось, и единственное, что доказывает принадлежность его Баженову, – это устная традиция и архитектурная баженовская манера.

Сын дьякона одного из кремлевских соборов, талантливейший выпускник Академии художеств, ездивший затем на стажировку во Францию, – Василий Баженов был в свое время любимейшим архитектором Екатерины II; правда, любовь эта выражалась столь своеобразно, что в конце концов составила знаменитому зодчему обидную репутацию «бумажного архитектора».

И правда, по возвращении в Россию Баженов выдерживает экзамен на должность профессора Академии художеств, однако ожидаемого места так и не получает.

В 1760-е – первой половине 1770-х годов Баженов разрабатывает проект строительства Большого дворца в Московском Кремле, который был в эти годы любимейшей идеей Екатерины. К неосуществленному, по счастью, проекту, дошедшему до нашего времени лишь в чертежах и набросках, можно относиться по-разному. Несомненно, будь этот грандиозный замысел по переорганизации кремлевского пространства в некий центр, куда в полном соответствии с представлениями классицизма о панорамах и пространствах лучами сходились бы все московские улицы, мы потеряли бы значительную часть исторического облика Москвы. Зато получили бы задуманную Екатериной новую просвещенную столицу.

В середине 1780-х Баженов работает над новым заказом императрицы – загородным дворцом в Царицыно. Однако, посетив работы в 1785 году и осмотрев недостроенную резиденцию, Екатерина неожиданно повелела снести все до основания и запретила Баженову впредь что-либо строить. Причины царского гнева так и остались непонятыми.

Именно царский запрет мог быть причиной того, почему дом Пашкова получил свой знаменитый разворот задом к Кремлю, но и того, почему проектировался он анонимно – имени автора не удалось найти ни в одном документе.

Дом Пашкова был первым светским зданием в Москве, из окон которого можно было глядеть на башни и постройки Кремля не снизу вверх.

Первоначально стены здания были выкрашены в оранжевый цвет. Купол венчала статуя Минервы, которую впоследствии сняли по приказу императора Павла Первого. Богиня считалась символом побед в царствование Екатерины Второй – его матери.

Впечатляющий вид здания вызван отчасти местом его постройки. Дом Пашкова стоит на высоком Ваганьковском холме, как бы продолжая линию его подъема, на открытом углу двух спускающихся улиц. Главный фасад ориентирован на солнечную сторону. По отношению к улице, а также к въезду с переулка особняк поставлен не по прямой улице, а несколько скошено. Благодаря этому он лучше воспринимается с боковых, более далеких ракурсных точек зрения.

Здание имеет разнообразный и интересный силуэт, благодаря тому что оно скомпоновано из трех компактных архитектурных объемов: центральный корпус и боковые крылья-флигели. Упрощенно говоря, особняк, являясь одновременно городской усадьбой, имеет П-образную планировку с открытым в сторону въезда парадным двором. Оригинальность решения – въезд располагается не со стороны главного фасада, а в переулке, традиционная планировка оказывается как бы перевернутой. Высокий холм создает подножие зданию. Некогда перед особняком находился сад.

Планировка сада, разбитого перед домом, поражала своим великолепием:

«Внизу два каменных бассейна с фонтанами в средине. От улицы дом отделяется решеткою чудного узора. Сад, как и пруд, кишит иноземными редкими птицами. Китайские гуси, разных пород попугаи, белые и пестрые павлины находятся здесь на свободе или висят в дорогих клетках. Эти редкости вместе с общей красотой этого дома привлекают сюда по воскресеньям и праздничным дням многочисленные толпы народа». (Иоганн Рихтер, «Moskwa. Eine Skizze», 1799.)

Дальнейшая судьба знаменитой усадьбы драматична. Первый владелец ее умер бездетным, и дом отошел его родственникам, сменив последовательно нескольких хозяев, не у всех из которых были средства поддерживать дворец в достойном состоянии.

В войну 1812 года дом Пашкова горел и пострадал настолько сильно, что понадобилось заново отстраивать знаменитый бельведер.

Широко бытует легенда, согласно которой в 1818 году во время посещения Москвы прусским королем Фридрихом Вильгельмом III с сыновьями он попросил показать лучшую панораму Москвы. Тогда короля и повели на бельведер пашковского дома. Выйдя на балкон и увидев сожженный город, лежавший на пепелище, король опустился на колени, велев сделать то же самое сыновьям, и воскликнул: «Вот она, наша спасительница!» Этим жестом он благодарил Москву за спасение Европы от Наполеона. Там же он поклялся никогда не воевать с Россией. В память об императорском поклоне в чугунную ограду дома была вмурована корона. Сам же балкон получил именование «балкон трех императоров». Трех, потому что оба королевских сына со временем тоже взошли на престол: король Фридрих Вильгельм IV и император Вильгельм I. Этот сюжет стал основой картины, написанной художником Матвеевым много позже – в 1896 году. Однако эта легенда не имеет достоверного подтверждения.

В 1839 году дом был приобретен у наследников Пашкова казной для Московского университета. В 1843 году здесь разместился Московский дворянский институт, позже преобразованный в городскую гимназию.

В 1861 году здание было передано для хранения коллекций и библиотеки Румянцевского музея.

В 1914 году рядом с домом Пашкова архитектор Н.Л. Шевяков построил двусветный Ивановский зал со стеклянной кровлей. Это здание предназначалось специально для огромной картины А. Иванова «Явление Христа народу», подаренной музею императором Александром II. Александр II приобрел его спустя несколько часов после смерти художника. Помещение считалось «временным» (впрочем, как показало само время, у него огромный запас прочности), но отвечало самым высоким экспозиционным требованиям. Здание галереи частично сохранилось до наших дней. Правда, выглядит сейчас столь непрезентабельно (оно долго использовалось как склад), что трудно поверить в его блестящее прошлое. В начале 1920-х годов была создана специальная комиссия Главнауки, рассматривавшая вопрос о расформировании Румянцевского музея. Она постановила: «Освободить Пашковскую усадьбу для занятия ее библиотекой имени Ленина». Так картина «Явление Христа народу» попала в Третьяковскую галерею.

Дом Пашкова – самый известный из московских «масонских домов».

После революции в 1921 году в музей поступили более четырехсот личных библиотек, реквизированных властью, все отделы музея были выведены из дома Пашкова. В нем осталась только библиотека музея, переименованная и преобразованная в знаменитую Публичную библиотеку СССР им. В. И. Ленина, здание было отведено под отдел редких рукописей.

В 1925—1927 годах реставрацию дома Пашкова проводили Алексей Щусев, Илья Машков, Иван Рерберг, Евгений Шервинский. В тридцатые в связи с расширением Моховой улицы снесли ограду и вырубили сад. Виталий Долганов (автор смотровой площадки на Воробьевых горах) соорудил монументальную лестницу, спускающуюся к Моховой. Вместо герба Пашкова, украшавшего здание, появились серп и молот. Внутренняя планировка из-за многочисленных ремонтов менялась еще радикальнее.

Дом Пашкова стал одним из символов Москвы. Художники пишут с него картины, гравюры, с его изображением печатаются почтовые марки и открытки, коробки и обертки конфет.

Во время Великой Отечественной девочки из команды МПВО, которые несли дежурство на крыше дома Пашкова, по неполным данным, погасили более 200 зажигательных бомб. На крыше нового здания основного книгохранилища стояла зенитная установка. Книжный фонд сберегли строители, они успели к началу войны построить 18-ярусное книгохранилище из железа и бетона на 20 млн единиц хранения, и сотрудники Ленинки перенесли на руках весь фонд из дома Пашкова в новое хранилище.

Дом Пашкова описан в романе «Мастер и Маргарита» как место встречи Воланда, Азазелло и Левия Матвея.

В 1980 году с главного фасада дома Пашкова убрали герб СССР.

Очередной переломный этап в судьбе дома Пашкова пришелся на конец восьмидесятых. В 1986 году строительные работы на станции «Боровицкая» привели к тому, что осел его фундамент и треснули перекрытия. Реставрация, начавшаяся в 1988 году, в середине 1990-х ввиду отсутствия финансирования остановилась. Дом-легенда постепенно приходил в полное запустение. Внешне он еще выглядел неплохо, но внутри зрелище было печальное: осыпалась лепнина, стены поразил грибок, протекала кровля. Блистательный образец зодчества XVIII столетия оказался на грани разрушения.

«Перемена участи» произошла в 2003 году, когда были найдены необходимые средства и собрались люди, способные возродить памятник архитектуры. Свои усилия объединили строители, архитекторы, реставраторы, дизайнеры, инженеры. Спустя всего четыре года Российская государственная библиотека получила символический ключ от дома Пашкова.

Ныне там работают три библиотечных отдела – научно-исследовательский отдел рукописей, отдел нотных изданий и звукозаписей, отдел картографии. А в парадном зале (культурно-выставочный центр) регулярно проходят международные конференции, вернисажи, презентации книг, церемонии вручения литературных премий.

milionaire.ru, 2016