Алла Лескова о неизбежности предназначения

Однажды по радио рассказали, что одна учительница, в Башкирии, кажется, рисовала ученикам крупные двойки на лбу. Жирно.
Дети пожаловались родителям, а те написали в прокуратуру. Вместо того, чтобы эту учительницу убить.
Я, помню,  услышала это и поняла, что мне на лбу в детстве тоже что-то нарисовали. Может, еще в утробе.
Кто меня видит — начинает сразу рассказывать всю свою жизнь. Не важно — на улице ли, в магазине, знакомый или нет… Около умывальника в туалете общественном даже.
Полное впечатление, что у меня на лбу написано — она будет слушать.
Смело рассказывайте, вы в безопасности!
Особенно преуспели в этом водители попуток и такси. Только сяду — сразу всю сагу о своих форсайтах выкладывают.
Я из-за этого перестала с ними рядом садиться, сейчас только на заднее изящно опускаюсь, но в зеркале за лицом водителя иногда наблюдаю.
Сегодня меня вез вылитый эстонский рыбак.
Молчаливый, обветренный, с блеклыми голубыми глазами, без бровей, мужественный.
Там, в Эстонии, где я долго прожила, почти все в таком возрасте эстонские рыбаки внешне были.
Даже секретари ЦК. Только эти уже свою рыбку поймали, во взгляде читалось.
А этот мой, сегодняшний, все молчал и мне давал молчать.
Только иногда скулы рыбацкие напрягались, когда кто-то его подрезал. Соседняя лодка какая-нибудь.
Я время от времени в зеркало поглядываю, за лицом наблюдаю…
Вдруг мой сосредоточенный и весь в себе рыбак стал улыбаться, чему-то своему.
Потом хихикать. Сначала тихо, потом все громче.
Потом захохотал и откинул голову. Что-то вспомнил свое, рыбацкое.
В руках руль, а голова почти у меня на коленях, на заднем сиденье, от хохота.
Я испугалась, думала, с ума сошел, и говорю – вы не могли бы хохотать одновременно с дорогой? Не отвлекались бы…
Он резко замолчал и отвечает- а вы мне так нравились, эх… Молчите и пахнете хорошо. Редкий пассажир.
И горько так добавляет — обязательно надо было вам рот открывать?
Нагрузил чувством вины и замолчал, еще больше вину усиливая.
А потом вдруг глянул на меня в зеркало и оживился: ой, щас все вам расскажу про себя. Почему смеялся.
И начал….
Всю дорогу рассказывал.
Пятьдесят минут! За мои же деньги. Судьба везде догонит.