Алла Лескова  про обаяние городов, забытых  Небом.

Когда мы пойдем к Ицхаку? — спросил русскоязычную израильтянку ее ивритоговорящий муж.
К какому Ицхаку? — уточнила я, а израильтянка ответила, что муж имеет ввиду Исаакиевский собор. 
Мы засмеялись и он тоже, добрыми глазами своими улыбнулся на лице Йова…

Просто так улыбнулся, не понял причины нашего смеха.
Ицхака мы показали, после чего я почувствовала, что гости устали от имперского лоска петергофов и других дворцов и позолоты, и повезла их в Выборг.
Друзья сказали, что я сошла с ума, показывать провинциальный, почти забытый Небом город, где часто и внезапно отключают воду в гостиницах, а по набережной ходят пьяницы с глазами известных ушастых животных и просят на опохмел.

Показывать иностранцам Выборг!
Но я люблю Выборг, уезжаю туда часто, чтобы побыть совсем одной, только с камышами, водой в бухте, огромными камнями в зелени мха и дикими утками.
Выборг очень понравился и гостям, его каменные большие вазы в почти диком парке с подвядшими осенними цветами, высокие деревья, поникшие листьями, тихий плеск волн, белые беседки на холмах, простые лица жителей, голубоглазые в большинстве, безыскусные…  Приветливые.
Городская белая крепость в предзакатном солнце и темная уже вода, не как летом, когда голубая и синяя, от солнца, а почти черная в сумерках.
А когда стемнело, на набережную вышел саксофонист, его мы увидели не сразу, сначала музыку услышали в темноте затихшего городка, а потом и его с саксофоном.
Саксофон! 
Откуда он в Выборге?

Откуда эта мелодия вдруг, как по волшебству. Как кадр из фильма.
Feelings, nothing more than feelings…