На сцене театра Ленком представили обновленную версию известного антрепризного спектакля
Анна Бояринова
Автор фото — Александр Стернин
В театре Ленком премьера – «Американские горки» по пьесе Эрика Ассу в постановке Леонида Трушкина с Геннадием Хазановым и Анной Большовой в главных ролях. Любопытно, что этот же режиссер с этими же актерами семь лет назад уже представлял по этой пьесе спектакль. Правда дело было в антрепризе и назывался он иначе – «Крутые виражи». Если название можно списать на разницу в переводе (в оригинале пьеса называется Les Montagnes russes), то остальные различия не так очевидны.
Длительность постановки сокращена практически вдвое. В Ленкоме утверждают, что «Американские горки» сделаны специально для него. Настолько специально, что все выглядит, будто у Большовой бенефис на родной сцене, а Хазанов галантно оттеняет многогранность ее таланта. Этому во многом способствует сюжет пьесы. Пьер – ничем не приметный мужчина, который хочет развлечься с девушкой, пока жена с сыном не рядом. Все бы ничего, но девушка Элен, ее он выбрал как объект соблазнения и пригласил к себе домой, в последствии оказывается его внебрачной дочерью. Перед этим разоблачением она успевает побывать и пугливой недотрогой, и расчетливой проституткой, и напористой журналисткой, и заурядным фитнес-тренером, – все для того, чтобы поизощреннее отомстить когда-то бросившему ее отцу. В финале Элен признается, что месть не принесла ей удовлетворения, а для счастья нужно, чтобы отец исполнил ее детскую мечту – покатал на карусели.
Такой парад образов раскрывает дарование Большовой с максимальной силой. В каждой своей ипостаси она очень убедительна, разве что в роли журналистки кажется лишней проскальзывающая иногда манера говорить а-ля Рената Литвинова. Представить истинные мотивы Элен, что она дочь Пьера, невозможно ни в один момент спектакля, настолько достоверно Большова раскрыла всех героинь. С легкой руки актрисы Элен стала обладательницей незаурядного актерского таланта.
Работа Хазанова на таком фоне кажется еще одной трактовкой персонажа эстрадных номеров, где он – окрыленный отъездом жены муж, спешащий поскорее ей изменить. Хазанов не играет ничего нового – такие мимика и жесты уже где-то мелькали. Кстати, цитирование собственного репертуара объединяет Хазанова с Аленом Делоном, для которого Ассу написал эту пьесу. По задумке драматурга, Делон тоже должен был предстать в знакомом ему образе – соблазнителя и настоящего Дон Жуана. Трудно требовать, в связи с этим, от Хазанова вершин перевоплощения и полной психологизма игры. Однако русская театральная школа все же требует большей филигранности, проникновенности.
Сценография Бориса Краснова, впрочем, добавляет происходящему изящности и буржуазного шика. Когда-то давно, еще на закате советского времени, художник создал множество декораций для Ленкома. В «Американский горках» он остался верен своей традиции: сделать пространство максимально привлекательным при минимализме его наполнения. В глубине сцены выстроен пьедестал, где стоит кушетка, кресло, столик с парой стульев, на авансцену вынесена банкетка, а по заднику и потолку установлены витражи, имитирующие цветную мозаику. Случайно ли, но цветовой доминантой художник сделал любимый красный цвет и его оттенки. Вместе все это выглядят как одно большое произведение искусства, которым хочется любоваться не меньше, чем актерской игрой.
Если сценографией почитатели антрепризной версии постановки Эрика Ассу будут приятно удивлены – в Ленкоме она новая, то музыкой – вряд ли. Леонид Трушкин решил оставить в спектакле музыку Владимира Давыденко. Это негромкие лирические мелодии, придающие вульгарным, по своей сути, ситуациям романтическое звучание. В спектакле они словно обрамляют мизансцены, звучат в начале и в конце. Будь музыка иной, действие лишилось бы изрядной доли очарования. Кстати, художник по костюмам «Американских горок», Анастасия Образцова, решила не сильно отходить от заданных ее предшественником в антрепризе образов, – все идентично.
Неизвестно, какие цели преследовали создатели спектакля, перенося его с антрепризной сцены на государственную. Очевидно, что и раньше у Les Montagnes russes постановки Леонида Трушкина проблем с публикой не было. Редкое свойство в непринужденной, развлекательной форме повествовать о неприглядных, даже постыдных проявлениях жизни спектакль сохранил и сегодня, когда уже утратил свою первозданную свежесть. То есть нечаянная радость театрала вряд ли посетит. Разве что можно порадоваться за Анну Большову, получившую в родном театре еще одну главную роль.