Дмитрий Воденников о простоте, честности и конфетах.

Уж не знаю, кто их принес в дом. Но их насыпали в большую фруктовую вазу, теперь они стоят на белой книжной полке на кухне, где-то килограмма два разных конфет.

И «Степ», и «Фонарики», и «Петушок», и «Жена самурая».

Разворачивать «Жену самурая» трудно, как будто юбку (кимоно) шуршащую рвешь. Раздел, разорвал прям по шву, ам –  и нету жены самурая. Впрочем, «Петушка» с «Бешеной пчелкой»  тоже нет. Лишние 200 каллорий.

«В разрезе «Жены самурая»  видим, — пишет одна скрупулезная женщина в интернете, —  что внутри конфеты есть шоколадная начинка, внутри которой находятся кусочки хрустящих и воздушных шариков. Шарики имеют уж очень не естественный цвет, какой-то желто-зеленый. Вся эта масса помещена в тонкий хрустящий слой карамели и облита толстым слоем молочной шоколадной глазури.  Покупать больше не буду!»

Если отставить в сторону неестественность цвета шариков, то сразу задумаешься: кто это суровая и педантичная женщина? Как живет? Зачем? С кем?

Вот приходит она после тяжелого трудового дня, покормила детей;  мужа мимоходом, сидящего у телевизора, пошпыняла; ушла  на кухню, съела одну-другую конфету, села за стол, открыла лэптоп,  нашла соответствующий сайт (смотрите: даже описывать эти действия скучно, но ей, нашей женщине, это всё проделывать – нет, не скучно) и написала: «На вкус конфеты довольно приличные, если не вспоминать состав. Сейчас все вкусное оказывается таким вредным, и этот факт уже никого не удивляет».

Какие в этом есть печаль и поэтичность. «…. все вкусное оказывается таким вредным, и этот факт уже никого не удивляет».  И то верно! …Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать.  … Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь. … … Всё пройдет, пройдет и это.   … Конфета «Жена самурая» с вредными желто-зелеными, как наша тоска, шариками тоже лишь суета сует, и это  факт уже никого не удивляет.

Женщина, по-видимому, прониклась библейской общей печалью, поэтому еще раз повторила: «Для себя точно знаю, что больше покупать такие конфеты не стану и вообще, буду проходить мимо продукции этой торговой марки. Торговая марка «Сиси»  не первый раз подводит и составом,  и вкусом».

Бедная русская женщина! (Кстати, как тебя там? А! oksana080573.) Бедная русская женщина oksana080573! Что же тебе обещала жизнь и чем обманула, если ты вместо того, чтоб дышать страстно под любимым мужчиной или нажарить в крайнем случае говяжьих котлет, сидишь тут, в халате, и пишешь в гулкий пустой интернет про сладкую жизнь, которую ты больше не купишь?  Кто тебя, сладкая женщина, этому научил?

А я тебе отвечу, дорогая oksana080573, кто.

Иван Сергеич Тургенев.

… Однажды Тургенев уже отвечал на эту анкету в 1869-м году, а в 1880-м – повторил.

Какая ваша любимая добродетель? – спрашивала его анкета одиннадцать  лет назад. «Пылкость», — ответил он. Одиннадцать лет как не бывало: «Молодость» — отвечает он.

Какое ваше любимое качество у мужчины?  «Доброта». Одиннадцать лет прошло: «25-летний возраст», — отвечает 61-летний старик.

Ваши любимые цвета и цветы?  1869: «Голубой, нарцисс». 1880: «Серый и цветная капуста».

Кем бы вы хотели быть, если бы вы не были сами собой? 1869: «Моей собакой Пегасом». 1880: «Никем».

Ваши любимые поэты? 1869: «Гомер, Гете, Шекспир, Пушкин». 1880: «Я не читаю более».

Ваши любимые художники и композиторы? 1869: «Рембрандт, Моцарт, Шуберт». 1880: «Я не смотрю и не слушаю более».

Ваши любимые герои в изящной литературе? 1869: «Джульетта». 1880: «Г-жа Коробочка».

Кого вы больше всего презираете в истории?  1869: «Наполеона, Торквемаду».  1880: «Того, кто мешает мне спать».

Если бы Тургенева спросили, какую он больше всего любит на свете сладость, он бы раньше, наверно, написал: «Варенье из луговой клубники, которую раньше варили в имении на гуляфной (то есть, розовой) воде». А через десять лет ответил бы: «Конфеты «Жена самурая»».

Кстати, вам, наверно,  интересно, что это за луговая клубника на гуляфной воде? Отвечаю.

Это  варенье из  дикой клубники со слегка затхлым запахом («интересным затхлым запахом», как заметил  сам Тургенев), которую варили на уже упомянутой розовой воде. Гюль – это  всего лишь по-арабски «роза». Чтобы сделать такую воду в домашних условиях, срежьте (желательно утром) побольше нежных и жирных роз; освободите их лепестки; поместите потом их в несколько слоев на дно широкой кастрюли и залейте убитые розы немного водой. (Именно немного: вода только едва должна покрывать убитые розы.)  Закройте крышкой и доведите всё это до медленного предкипенья. Помните!  Вода не должна закипеть. Нельзя кипятить. Нет бурленьям, нет сильным страстям. Пусть булькает там понемногу.

Когда ж через час лепестки потеряют свой цвет – значит, вода готова. Отожмите отдавшие свой цвет и свою жизнь лепестки. По необходимости процедите. А теперь заприте эту жидкость в бутылку и спрячьте аромат в холодильник. (В случае с Тургеневым – в подпол.)

— Ваше любимое кушанье и напиток? – спросили Ивана Сергеевича в 1869 году.
— Кофе и шампанское, — ответил он.

— Ваше любимое кушанье и напиток? – спросили Ивана Сергеевича в 80-м.

— Всё, что хорошо переваривается.

Каков ваш любимый девиз? 1869: «Пусть всё идёт своим путем». 1880: «Покойной ночи».

Прекрасный и честный Тургенев. Последний самурай.

Если б он жил в наше время, он завел бы себе ник «ivan080575» и писал бы свои комментарии под нашими и чужими постами: «Вы чем моете окна? Тряпкой и брызгалкой?  У Керхера  есть очень удобный оконный пылесос. Я  им мою».