Мария Дегтерева о скандалах в оппозиционной среде и их последствиях.

Некий Пантелей ударил пяткой Ивана.
И началась драка.
Елена била Татьяну забором.
Татьяна била Романа матрацом.
Роман бил Никиту чемоданом.
Никита бил Селифана подносом.
Селиван бил Семёна руками.
Семён плевал Наталье в уши.
Наталья кусала Ивана за палец.
Иван лягал Пантелея пяткой.
Эх, думали мы, дерутся хорошие люди.

Даниил Хармс, вместо эпиграфа

Представители российской оппозиции вышли на новый уровень всенародного шоу — неделю в соцсетях не утихала драма в стиле «Бей своих, чтоб чужие боялись».

Скандал спровоцировала новость — Алексей Навальный, глава Фонда по борьбе с коррупцией, провел очередное расследование и выяснил, что заместитель директора ВГТРК Сергей Брилев является подданным Великобритании.

Страшный компромат расколол отечественную оппозицию на два лагеря.

— И что такого? Мало ли у кого какое гражданство? Вроде не в пещерном веке живем, — робко задали резонный вопрос одни.

— Караул! Рупор кровавого режима на службе британской королевы! — взвились в ответ другие, еще вчера писавшие о европейских ценностях.

Кинокритик Антон Долин, убежденный и последовательный либерал, решил поддержать коллегу по журналистскому цеху.

«Я не могу понять, почему британское гражданство Брилева — сенсация. Почему это зашквар. В чем скрыто «запредельное лицемерие» — такими словами начал текст кинокритик на своей личной странице в фейсбуке.

Не тут-то было! Алексей Анатольевич Навальный отклонения от генеральной линии партии не одобрил.

«Ой, как хорошо, что он это написал.

 Я ужасно рад. Прямо завершил идеальный образ всей этой трусливой шушеры, которая и на первом канале хочет шустрить и переживает, что их приличными людьми считать перестанут»

Завязалась ожидаемая дискуссия, стянулись лидеры мнений, представители той же самой оппозиции. Каждый высказался в меру возможностей. Яркая речь журналиста Ксении Лариной, традиционно непримиримой, рискует войти в историю отечественного юмора фразой, которая и была взята в качестве заголовка данной колонки.

Как поется в одной песне: выступали все!

Развернувшаяся между Долиным и Навальным дискуссия воскресила в памяти известные строки того же Даниила Хармса:

«Алексей Алексеевич подмял под себя Андрея Карловича и, набив ему морду, отпустил его.

Андрей Карлович, бледный от бешенства, кинулся на Алексея Алексеевича и ударил его по зубам.

 Алексей Алексеевич, не ожидая такого быстрого нападения, повалился на пол, а Андрей Карлович сел на него верхом, вынул у себя изо рта вставную челюсть и так обработал ею Алексея Алексеевича, что Алексей Алексеевич поднялся с полу с совершенно искалеченным лицом и рваной ноздрёй. Держась руками за лицо, Алексей Алексеевич убежал.

 А Андрей Карлович протер свою вставную челюсть, вставил её себе в рот и, убедившись, что челюсть пришлась на место, осмотрелся вокруг и, не видя Алексея Алексеевича, пошёл его разыскивать»

Стоило возбужденной общественности немного успокоиться — на сцену, под перекрестный свет софитов, вышел Сергей Пархоменко со страстной речью обличительного характера. Сергей Борисович решил предостеречь благотворителя Нюту Федермессер от вступления в ОНФ. Для этого Сергею Борисовчичу потребовалось яростно, не стесняясь в выражениях, обвинять  трагически погибшую Лизу Глинка в сотрудничестве с режимом.

Благодарный читатель в моем лице, правда, так и не понял, в чем заключается преступление доктора Лизы, кроме нескольких фотоснимков с представителями власти. Но нам и не надо, Сергею Борисовичу виднее!

Зрелище, казалось бы, фантастическое: профессиональный идеолог, никогда и никому не оказавший фактической помощи, выливает ведро грязи на мертвую женщину, спасшую не одну сотню человек, детей, в том числе.

Казалось бы — о чем здесь дискутировать. Но это только казалось.

Нашлись у Сергея Борисовича и сторонники, люди с  большим нравственным чувством, готовые пожертвовать всем — нормами приличия, гуманизмом, просто здравым смыслом — во имя святого дела революции.

Распростясь с пустой тревогой,
Палку толстую возьми
И шагай большой дорогой
Вместе с добрыми людьми

Есть одна хорошая новость. Происходящее в оппозиционной среде настолько наглядно, настолько показательно, что совершенно не нуждается ни в каких разборах идеологических оппонентов. И те, кто вчера без оглядки поддерживал убежденных противников власти — кажется, невольно задумались, узнали неповторимую, бескомпромиссную большевистскую риторику своих лидеров.

И в завершение хочется сказать.

Мне глубоко несимпатична наша власть. Я не согласна с огромным количеством решений, принимаемых на уровне государства.

Но единственный митинг, который я готова была бы посетить — это митинг «За сменяемость оппозиции».

18 лет одни и те же лица.

И конца и края не видать.