Мария Дегтерева о новейших социальных трендах и их разнообразных проявлениях.

В потоке послевыборной свистопляски попался мне на глаза удивительный текст. Человек абсолютно всерьез предложил ввести новую выборную систему. Все избиратели  равны, да не равны – считает автор. Каждого следует отдельно тестировать. И выдавать специальное заключение.

«На основании этих ежегодных тестов (нечто вроде IQ теста) каждый голос будет иметь свой коэффициент. Сроком на год. Каждый год будет всеобщая переаттестация с новым распределением коэффициентов.

То есть, условно, по умолчанию, у всех, набравших менее 100 баллов, или не прошедших тестирование, коэффициент голоса — 1.
Если вы набрали 100-120, то коэффициент голоса — 2
120-140 — коэффициент — 3
140-160 — коэффициент 5.
Выше 160 — коэффициент 7»

Под постом – одобрительные вскрики: наконец-то! Ура! Теперь заживем! Особую пикантность ситуации придает тот факт, что автор – практикующий врач.

Мария Дегтерёва — колумнист millionaire.ru

И не успела перед моими глазами развеяться сцена замера черепа в приёмном покое городской больницы, как тему неожиданно и несколько с другого ракурса продолжил вице-мэр Москвы Леонид Печатников. А в частности, порекомендовал больных с поздней стадией рака лечить за счет самих же больных. С ранней – за счет государства, а с поздней – извините. Мол, не наблюдался – туда тебе и дорога. Все онкобольные равны, но некоторые равнее.

«К собственному здоровью, к диспансеризации нужно относиться хотя бы не хуже, чем к плановому техосмотру автомобиля. Без техосмотра страховку на автомобиль не оформят», — интересно, я одна в этих словах вицэ-мэра Печатникова слышу глубокий цинизм?

Тема социального дарвинизма так или иначе всплывает в публичном дискурсе последние несколько лет то там, то здесь. «Люди с прекрасными лицами» — выражение, которое не сразу стало ироничным штампом. Долго-долго неслись по соцсетям посты о том, как отличить оппозицию от неоппозиции по лицу, правильного избирателя – от неправильного.

«Вы только поглядите на эти рожи!»

Прочно вошли в обиход цифры «86%» в сочетании с такими изумительными определениями, как «быдло», «биомусор» и «путиноиды».

За примерами далеко ходить не надо – не далее, как на прошлой неделе светская львица Божена Львовна Рынска прокомментировала выборы президента следующим образом:

«Вглядитесь в этих людей. Вот эти лица, «полные интеллекта и смысла», определяют, как нам жить дальше своим говноголосованием за кусок колбасы. Вот именно они, вот эти вот образины, по сути, диктуют, как нам, прекрасным, талантливым, умным, нам, цвету нации, жить дальше»

Совершенно потрясает во всех приведенных историях одно – как, когда, с каких пор стало приличным и допустимым в публичном пространстве вслух произносить абсолютно фашистские лозунги.

Когда кандидат в президенты Ксения Анатольевна Собчак приводит в качестве примера рабочих «Уралвагонзавода» — стремясь обозначить круг людей не совсем полноценных и не совсем достойных — это уже и не удивляет никого. Когда публицист Аркадий Бабченко или певец Алексей Лебединский вслух, на широкую публику, сообщают, что огромную страну населяет «биомусор», которому «туда и дорога» — никто даже в изумлении бровь не приподнимет. Привыкли.

Было бы странно здесь рассказывать, почему идея превосходства одних над другими – социальный фашизм. И чем она опасна. И как сотни фондов в стране в это самое время бьются за инклюзию, проламывая двери в чиновничьи кабинеты. И насколько это все бессмысленно, пока в общественном дискурсе витает тезис «Все животные равны, но некоторые равнее».

Чего же удивляться периодически всплывающим скандалам, касающимся инвалидов?

«Уберите отсюда вашего дауна, здесь нормальные люди едят!»

Приведенные мной примеры – звенья одной цепи. Одни лучше других. Одним можно – другим нельзя. Ваш коэффициент – три, вы самое слабое звено. Никакого лечения. Уберите отсюда вашего дауна, здесь нормальные люди едят.

Для Европы, во всяком случае, для публичного общественного дискурса, это все абсолютно немыслимо. Демократия – власть большинства, где все равны в правах.

Но наши демократы в очередной раз – равнее.

И самое интересное: ни один из перечисленных авторов не предполагает, что он может и не войти в состав тех, у кого коэффициент – 7, прекрасное лицо, диагностика рака на ранней стадии или место работы – не «Уралвагонзавод».

За последние годы я поняла очень важную вещь. Пять стадий погружения в общественно-политические дискуссии (отрицание — гнев — торг — депрессия – принятие) сменились лично у меня шестой. Шестая стадия — нигде не описанное, бесконечное, непереходящее изумление. Долгое, тягучее, необъяснимое, как русская тоска.