Мария Дегтерева о трагедии в Кирове и интернете.

Самая страшная новость минувшей недели —  в Кирове от обезвоживания умерла трехлетняя девочка. Елена, мать девочки, оставила ребенка в квартире одного на неделю, перекрыв вентили воды, чтобы не затопить соседей, и ушла к подруге. Девочку обнаружила бабушка, которая пришла поздравить внучку с днем рождения.

Елена арестована, ей грозит наказание от 8 до 20 лет. Бабушка — в шоковом состоянии, как, впрочем, и все, кто прочел эту историю или увидел по телевизору.

Чистый, беспримесный ужас, похожий больше всего на отрывок романа Достоевского. Несколько дней я думаю об одном — что делала мать? Как вела себя всю эту неделю? О чем думала, когда засыпала? Завтракала ли, обедала? И не могу представить, впадаю в ступор.

Но во всей этой истории есть факт, о который я мысленно спотыкаюсь всякий раз, когда пытаюсь рассуждать. Мать ребенка поздравила мертвую к тому моменту девочку в своем инстаграме. Еще раз: мать, оставившая ребенка на неделю без еды и воды, нашла время поздравить дочь в интернете.

Я не хочу делать выводов вселенского масштаба, но это первый случай, первая новость, где я четко поняла, что интернет что-то глобально изменил в головах сограждан. И списать на частную девиацию и частные психические отклонения, увы, не выходит. Одно дело, когда человек в шоковом состоянии, пережив страшное горе, телеграфирует в соцсети, проговаривает свое потрясение — это своего рода психотерапия. Совершенно иное, когда в критической, кризисной ситуации, возникшей в реальной жизни, человек пытается создавать альтернативную биографию в интернете.

Сотни и сотни примеров двойной жизни известных и не очень героев соцсетей. Фотографии с арендованными предметами роскоши, в чужой одежде, на фоне чужих авто. Тексты с фантазиями, выдаваемыми за действительность.

Здесь, конечно, мы наблюдаем самый крайний случай.

Прежде, чем озвучить какие-то выводы, напомню кусок монолога Ивана Карамазова из романа уже упомянутого мной Достоевского.

«Ну вот живет генерал в своем поместье в две тысячи душ, чванится, третирует мелких соседей как приживальщиков и шутов своих. Псарня с сотнями собак и чуть не сотня псарей, все в мундирах, все на конях. И вот дворовый мальчик, маленький мальчик, всего восьми лет, пустил как-то, играя, камнем и зашиб ногу любимой генеральской гончей. «Почему собака моя любимая охромела?» Докладывают ему, что вот, дескать, этот самый мальчик камнем в нее пустил и ногу ей зашиб. «А, это ты, – оглядел его генерал, – взять его!» Взяли его, взяли у матери, всю ночь просидел в кутузке, наутро чем свет выезжает генерал во всем параде на охоту, сел на коня, кругом него приживальщики, собаки, псари, ловчие, все на конях. Вокруг собрана дворня для назидания, а впереди всех мать виновного мальчика. Выводят мальчика из кутузки. Мрачный, холодный, туманный осенний день, знатный для охоты. Мальчика генерал велит раздеть, ребеночка раздевают всего донага, он дрожит, обезумел от страха, не смеет пикнуть… «Гони его!» – командует генерал. «Беги, беги!» – кричат ему псари, мальчик бежит… «Ату его!» – вопит генерал и бросает на него всю стаю борзых собак. Затравил в глазах матери, и псы растерзали ребенка в клочки!»

Дальше известно — звучит фраза о гармонии всего мира ценой слезы одного ребенка. Звучат Алешины слова о бунте против Бога и мироздания, но мы сейчас не об этом.

Кажется, мы наблюдаем ситуацию, когда этот самый генерал после того, как крикнул «Ату» запостил в инстаграм красивое фото. И вот этот беспримесный, ни с чем не сравнимый ужас — абсолютно нов.

Запредельная жестокость, которую невозможно понять, чудовищные поступки — все было в истории человечества. Но впервые гнусь и подлость начинает как бы искупаться в параллельной реальности — в интернете.

Сотни примеров.

И речь здесь, в первую очередь, о разнице между «быть» и «казаться». Благодаря интернету стало возможным казаться кем угодно. Компенсировать ад в душе красотой картинки на станице в соцсетях.

Интересно, сколько лайков получила мама за пост, где поздравляет мертвую дочь? Я не стала смотреть, не смогла.

Но какой-то важный порог, как мне кажется, мы переступили, сами того не заметив. И мне страшно думать, во что это выльется, я говорю, конечно, об изменениях в сознании, в головах.

Все помнят слова Воланда из известного произведения:

— Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…

Квартирный вопрос и интернет, уважаемый Воланд. Квартирный вопрос и интернет.

Загрузка...
Загрузка...