АЛЛА ДЗЮРИЧ О “ТРУДНОМ СЧАСТЬЕ”

На самом деле человек не так несчастен, как ему думается, и он никогда не станет настолько счастлив, как ему хочется. Может быть, счастье – это отсутствие несчастья?

Я подумала, может быть,  она просто привыкла идти к цели через препятствия? Так жизнь сложилась. Ей было трудно, но она знала, ради чего терпит. Работала допоздна, ради должности. Выхаживала полгода отца после инсульта, чтобы он не стал инвалидом. Не отдыхала на курортах много лет, потому что откладывала на двушку ближе к центру. Уезжая в столицу, она оставила ребенка со своей тёткой, и ужасно винила себя, но понимала – это плата за хорошее образование, которое она сможет дать дочке в дальнейшем. Вся жизнь у неё с усилием. Ради результата приходилось помучаться. По тому же принципу она и с мужчинами сходилась. То у нее был водитель, который разбил её машину, а прав лишили её. И это было выходом на тот момент, ведь водителю права важнее. Потом она недолго встречалась с охранником, который выпивая, становился буйным, но в остальное время всем её устраивал. Наверное, она серьезно полагает, что просто так хорошо не бывает. Чтобы однажды стало хорошо, должно быть вначале сильно плохо. Чем хуже, тем лучше. За самое хорошее – самая высокая цена.

a04a2461-685f-43be-9f59-81c973c05ea0_cx8_cy13_cw88_w800_h450

Последний год она встречается с мужчиной, который сидит за драку. Ходит к нему на свидания и очень искренне говорит о том, что, наконец, встретила своё счастье! Да, так и говорит. В глазах, конечно, страх, что сейчас я начну отговаривать, вразумлять, а она итак уже очень долго в контрах со своей мамой. Та ну никак не хочет понять дочь. Просит, требует, грозит, упрекает. Ведь другого она желала своей кровиночке, не для такого рожала. А соседи? А коллеги что подумают? А что скажет педагог по вокалу Лазарь Львович, ведь он всегда так восхищался её талантом и пророчил великое будущее?! Всё это мучает женщину бесконечно. Просто физически страдает она от всей этой некрасивой истории. То давление, то сахар. А подруга, между тем, в подробностях рассказывает, какие процедуры вынуждена проходить, чтобы провести три дня с любимым. Что требуется справка от гинеколога, а он обязан делать каждый раз флюорографию и сдавать кровь. Что все передачи вытряхивают и тщательно проверяют. Что втулку из туалетной бумаги просят почему-то вынуть. Ну, с вилками и ножами итак понятно. Ещё конфеты разворачивают, забирают мобильные и деньги. Всё это казалось первое время унизительным, но постепенно привыкаешь. Когда заводят в жилую зону, смиренно стоишь с другими родственниками в очереди для досмотра. Пока стоишь, успеваешь познакомиться, примерно понять с кем будешь соседствовать следующие три дня. И рассказывая все это, она часто переходит на жаргон. А ты слушаешь и отчетливо понимаешь, как явно пропиталась твоя подруга другой жизнью. Как стала далека. И представляешь эту обшарпанную гостиницу в два этажа, шесть номеров на каждом. Общий холл с телевизором и настольными играми. Казенная мебель, засиженные кресла, чисто, но неуютно. Она объясняет, что из номеров телевизоры убрали недавно. Наказали так. То ли за беспорядки, то ли лишний раз напомнили, что все права в таких местах очень условны. Рассказывает про жилую комнату, как будто опись делает: перечисляет тумбочки, две кровати и зеркало в прихожей. Говорит, что пока ждешь, когда приведут заключённых, успеваешь прихорошиться, или приготовить что-то на скорую руку. Потом просто ждёшь, ожидание утомляет. До шести вечера в гостинице еще есть персонал, при этих людях в форме чувствуешь себя совсем зажатой, хорошо, что на ночь они уходят. Связь с внешним миром через дежурный телефон. С утра обязательная перекличка. Время там тянется медленно и однообразно. В первый день отлипнуть друг от друга не могут, разговаривают, целуются, а потом маются оба, то новости по телеку посмотрят, то в курилке с кем пообщаются. Обыкновенная любовь.

И после этого она продолжает верить, что это её судьба. Обычное для неё дело – трудное счастье. Потому что просто и не было никогда. Она давно привыкла, ещё в детстве, когда мама говорила, что легко только дуракам. И поэтому её ничто не тяготит. Она умная девочка, она выбирает потерпеть. Потерпеть, пока не станет хорошо.