ВАС С НАМИ НИКОГДА И НЕ БЫЛО

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru с грустью о распаде Союза.

Год назад, в ноябре, я шла в снегопад и мороз, минус девять, очень долго, преодолевая сугробы.
Шла вдоль моря, Балтика, оно еще не замерзло, с другой стороны сквозь падающий снег виднелись сосны, очень частые… Лес.
Я смотрела на море, оно было разное, в зависимости от того, куда сдвинулось солнце или подул ветер.
Очень долго шла, потому что специально к нему приехала, минуя две таможни.
Люди гуляли, немного в это время, даже с детьми, но потом люди закончились. Уже темнело, даже стемнело, а назад идти сил не осталось.
Навстречу шел мужчина, я скорее услышала в темноте хруст снега, потом подняла голову и увидела.
Мужчина сказал – там уже застава, вас не пропустят, разворачивайтесь…
А куда же ведут следы, их много впереди меня… Не могут же все эти люди куда-то исчезнуть или провалиться в море или снег…
Это я так искала причины и оправдания своей усталости и нежелания возвращаться, чтобы выбраться в эстонский городок, наверх.
Мужчина пожал плечами и сказал – вы скорее всего не заметили, люди эти вернулись назад, потому что там дальше не пройти, застава….

Алла Лескова - писатель и психолог.

Алла Лескова – писатель и психолог.

Я все же пошла по следам и увидела заставу, но вдруг следы повели меня резко направо и круто вверх по снежному склону. По нему я и выбралась наверх, к людям.
Люди, ау.. Ура.
Я даже видела вдалеке тот дом, где остановилась, но не знала, как дойти до него или доехать.
Два эстонских полицейских подъехали к какому-то низкому зданию и я спросила – как мне добраться, и назвала адрес.
Один полицейский ответил на эстонском – не знаю, сейчас спрошу. И спросил у другого в таком же жилете.
Эй тэа, ответил, тот. Не знаю. И тогда мой прикрикнул на него – минэ ваата, курат вытакс!( иди посмотри, черт возьми!).
И потом они оба исчезли смотреть, но я не стала ждать, а услышала вдруг грузинские песни и пошла на эти звуки.
Это оказалось грузинское кафе, прямо на берегу почти моря в далекой от Грузии холодной Эстонии. Как я обрадовалась!
В кафе было тепло, лились грузинские волшебные песни, грузинские девочки и юноши несли мне сразу все меню, какие были, и улыбались. И спросили – картули? ( грузинка?).
Я пила грузинское вино, отогревалась, слушала их многоголосия и думала – и зачем? 
Зачем развалили Союз? Все равно тремся друг около друга, по тем или иным причинам.. Но думаю, все же по одной…
Потом вышла и пошла по эстонскому сказочному тихому городу. 
Эх… Жаль, что вы уже не с нами.
Впрочем, вас с нами никогда и не было.