ВОСТОК И КУРИНЫЙ ШАШЛЫЧОК – ДЕЛО ОДИНАКОВО ТОНКОЕ

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru Дмитрий Воденников  о еде и смерти.

Болезни – это цветы.

Псориаз или лишай можно рассмотреть как цветок.

Или тот же рак. Разрастание материи по законам самой же материи.

Сам заболевший человек тоже расцветает как цветок. Или вянет. Это странно сказать «расцветает от рака», но и так бывает. Зависит от него самого. У каждого своя реакция, своя странность.

– У меня здесь прописаны всякие терапии – преодоление болезни и прочее, – сказала моя подруга, у которой, слава богу,  не рак, просто надо каждые пять лет обследования проходить.

Это не больно совсем, потому что процедура производится под общим наркозом. Но всё равно страшно. Вот она мне и пишет. Я всё понимаю, сочувствую. Ей эндоскопия кишечника прописана один  раз в пять лет, потому что есть наследственная предрасположенность.

– Я десять лет не делала – по безалаберности, – пишет она. –  Но там и не нашли ничего.

Ну и слава богу.

Потом заговорили о Японии. Там, рассказала она, рекордно мало расцветает этих цветов в ЖКТ, именно потому что у них эти обследования обязательны. (Про Китай не знаю, но неслучайно его тут упомянул: про Китай речь еще впереди.)

А вот тренинги по  преодолению страха везде проводят. И в Японии, и в Европе (надеюсь, что и у нас).

И вот однажды она пришла на одно свое плановое обследование, срок не пропустила, и всё уже было сделано, но там еще этот вышеупомянутый тренинг где-то по близости проходил. Сперва она, понятное дело, хотела уйти (я бы тоже сразу из больницы уйти захотел),  потому что «зачем оно мне, я и так знаю», но осталась из чистого любопытства.

–  Что вы испытали, когда узнали о диагнозе? – первое, что спросила психолог.

Люди предсказуемы, конечно. "Шок», – сказал один. "Гнев: а почему именно я?" – сказал другой.

– Женщина, которая сидела рядом со мной, сразу залилась слезами, потому что она испытала страх, и этот страх придавил ее и не отпускает. И по ней видно, что она просто шатается от страха.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

А одна женщина – с ней моя подруга  познакомились ещё утром, в фитнес зале, и уже тогда обратила внимание, какая она ухоженная и красивая (только полная – "мне надо худеть!" – сказала она), просто и честно ответила следующее: "Я обрадовалась, когда я узнала свой диагноз. Потому что за полгода до этого я была телесно и психически раздавлена, меня что-то беспокоило, и я не знала, что это, и эта неизвестность убивала меня. Теперь же я знаю, что это, и могу действовать открыто. Более того, мой случай не операбельный. Моё время течет назад. Но я живу полной жизнью, и наслаждаюсь каждую минуту".

– Надо же! – воскликнула другая. – И у меня похоже. Я стала наконец-то эгоисткой.

Но эгоисткой можно стать не только от онкологии.

Был я недавно на китайско-российских чтениях (вот он и прозвенел синий колокольчик обещанного Китая), сидел в зале, смотрел, как выходят китайские поэты и поэтессы и, дочитав, немного кланяются. И как выходят наши российские поэты – и стоят гордо, читают громко, ноги на ширине плеч – и даже не поклонятся в конце. Сидел и думал: какие же мы все разные.

В ком-то цветок тщеславия распустился на маленький всего сиреневый ноготок, а у кого – полыхает – пурпурным цветом.

А тут и фуршет объявили. Ломанулись русские товарищи, друг друга от лотков с горячим отпихивают. А дальше уже столы – поскромней: холодная закуска, блины, икра, баклажаны.

Ну и просто столы, пустые столы с белоснежными скатертями, куда всё награбленное из лотков ставить можно.

И там уже улей целый гудит. Кто свои тарелки в руках держит, кто на стол рядом с собой поставил.

Народ по залу ходит, гудит, о поэзии, по-видимому, разговаривает.

И тут выскочил один такой, запоздавший китаец, из зала, бросился к лоткам – а там уже ничего. Все куриные шашлычки разобрали. Беда!

Он по залу заметался. И глядь – на одном столе, рядом с нашей русской тетенькой полная тарелка стоит. Там этих шашлычков аж десять. Набрала, как в голодный год. Но он-то, дурак, не знает.

Подбежал к столу со своей пустой тарелкой, думает, что это новую порцию официанты вынесли. Только свою китайскую лапку к куриному мясу протянул – тетка как рявкнет:

– Куда прешь?

В общем, шок, гнев, вопрос: «почему, собственно, я?».

И знаете, что самое удивительное?

Китаёза всё без знания русского языка понял. Без перевода. Отпрянул, как от гранаты.

Вот она, дружба народов! Вот оно, искусство! Вот она поэзия, понятная без слов!