ВСТАТЬ, СТРАШНЫЙ СУД ИДЕТ

Русский поэт и эссеист, колумнист millionaire.ru Дмитрий Воденников о правилах хорошего тона и о том, почему нельзя давать пощечину отрубленной голове.

Мальчики, запомните. Когда вы здороваетесь с человеком, который вас старше, вы должны встать. Здороваться, сидя,  за руку  с мужчиной может только женщина или человек гораздо выше вас по возрасту и положению. Ну, например, король. В идеале, старый король.

Вот я, например, всегда встаю. Даже когда ко мне подходит какой-нибудь дурак восемнадцати лет. А кажется, и король, и в возрасте. Но всё равно встаю.
Вы же нет.
Давно обратил внимание: сидят такие здоровые лбы, тянут свои ладошки, вялые, как снулая рыба, не отрывая задницу. Некоторые даже руку, не поворачивая торс, подают. На отлёте. Как до поцелуя.

Сталина на вас, молодых дураков, нет! Даже зверь и тот на задние лапы поднимается.

У Заболоцкого (того, отсидевшего в сталинских и начавшего потом писать совсем другие стихи) есть в позднем периоде одно стихотворение. «Лесная сторожка» называется.

Там описывается буря в лесу: всё свистит, скрипит и гром, как молот, ударяет. Но внизу, в гигантском колодце сосен, в своей задрипанной сторожке живет старик. Поел он свой скудный обед, смахнул крошки в ладонь, прикрикнул на собаку, чтоб не ворчала на грозу, дал молока кошке – и вдруг!..

Однажды в грозу, навалившись на двери,
Тут зверь появился, высок и космат,
И так же, как многие прочие звери,
Узнав человека, отпрянул назад.
И сторож берданку схватил, и с окошка
Пружиной метнулась под лестницу кошка,
И разом короткий ружейный удар
Потряс основанье соснового бора.

Вернувшись, лесник успокоился скоро:
Он, видимо, был уж достаточно стар,
Он знал, что покой — только призрак покоя,
Он знал, что, когда полыхает гроза,
Все тяжко-животное, злобно-живое
Встает и глядит человеку в глаза.

Не знаю уж, что бы сказал Заболоцкий про вас, невоспитанных и ленивых, но Фету бы он точно сделал замечание. Потому что Николай Алексеевич сильно Афанасия Афанасиевича недолюбливал. Особенно раздражало его фетовское описание бабочки.

Ты прав. Одним воздушным очертаньем
Я так мила.
Весь бархат мой с его живым миганьем –
Лишь два крыла.

Однажды выслушав это стихотворение Фета в исполнении, кажется, Чуковского, он спросил:

– Вы рассматривали когда-нибудь бабочку внимательно, вблизи? Неужели вы не заметили, какая у нее страшная морда и какое отвратительное тело?

Вот и я про этих молодых ленивых парней так же думаю. Неужели никто не видит (особенно девочки их), какие они вялые?

У меня есть знакомый. Он инвалид: ходит с палкой. Сильно хромает. Но когда я прихожу к нему на встречу, а он уже сидит за столиком в ресторане, он всегда поднимается. Хотя ему трудно.

Девочки! Если вы сидите с парнем и слушаете, как он заливает вам про свой айпад (вы же знаете, что это невольный эвфемизм в его спутанной от вашей красоты головке) и к нему подходит пожилой король, а ваш парень не встает, знайте: он и потом ради вас не встанет. Потому что настоящий мужик должен быть быстр, энергичен и почтителен. Пусть даже иронически. Потому что нет ничего лучше иронического почтения. На этом как раз  вся куртуазная история любви строится.

Глупый мужчина – не мужчина. Ленивый мужчина – не мужчина. Мужчина, не встающий перед королем, – дурак. Даже палач, давший пощечину уже отрубленной голове преступной женщины, лишается права дальше служить палачом.

Я  вот сейчас про какое, отплывшее уже по реке времен, событие.

Как вы помните, Марата убила Шарлотта Корде.

Кровь хлещет из раны, окрашивая в розовый цвет воду в ванной и попадая на пол.

Крик, кухарка, слуга. Шарлотта бежит к выходу. Но слуга обрушивает ей на голову стул.

 «Боже мой! Он убит!»

А 16 июля Шарлотте выносят приговор. Смертная казнь.

В день казни она отказалась исповедоваться. Прекрасная и нежная, она стояла в телеге, везущей ее на эшафот, точно ангел.  Уверенная в своей правоте  и поэтому  спокойная, она сама положила голову на плаху. Площадь зевак молчала. Лязгнула гильотина.

Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга Дмитрий Воденников. Фото: Ольга Паволга

 

И вот тут случилось то, ради чего пишется эта статья.

Палач, подняв отрубленную голову за волосы  и показывая ее народу, дал  ей пощечину. Он думал, что толпа взревет от восторга. Но в  ответ из толпы закричали: "Закон карает, но не мстит!"

Голова была мертвая, бледная, кровь почти вышла из нее,  но этот остаток девушки был так же красив, и народу это надругательство над мертвым не понравилось.   Тогда палач повторно поднял голову,  и раздались крики: "Да здравствует нация, да здравствует республика!"

Однако и это его не спасло. За поругание  головы казненной девушки Легро приговорили к неделе тюрьмы и нескольким часам у позорного столба.   По другим источникам, его лишили права быть потомственным палачом. Прервалась, так сказать, трудовая династия.

Нельзя бить женщину по лицу. Даже если эта голова мертвая.  Нельзя. Так и запишите.

…Мой товарищ, живущий в Грузии, недавно рассказал:

– Ну и не надо!.. Кому ты нужен! Я теперь тебя вообще в пердатели. Ты мне предатель теперь!

Его визави и ровесник лет пяти стоит у своего подъезда огорошенный и выслушивает страшные приговоры многолетней дружбе. Потом кладёт какую-то модную нынче у детей карточку на капот автомобиля, припаркованного во дворе, и не двигается с места. Свидетель ссоры, школьник-секундант, передаёт карточку кровно обиженному:
– На. Возьми.

Крикливый умолкает, подходит,  любовно вкладывает сокровище в свою колоду. Поглаживает.
Стоят. Пауза.

И тут – тихий, спокойный вопрос:
– Теперь мы опять друзья?
– Да, – отвечает умиротворённый.
– А мне не надо.

… Вот и мне не надо. Не вставайте, когда к вам подходит старший. Сидите на булках ровно. Подавайте руку, как снулую рыбу.

Ничего из вас, мальчики, толкового не выйдет.