Чтобы связать столичные районы Крылатское и Серебряный Бор через Москву-реку, было принято решение построить мост. Сложность проекта состояла в том, что по обе стороны водной артерии располагаются природоохранные зоны, где строительство запрещено, поэтому традиционные конструкции мостов здесь не подходили. В результате был разработан проект уникального вантового моста, который успешно реализовали. 27 декабря 2007 года Живописный мост был открыт и за короткое время стал одним из символов Москвы.

В прошлом веке на территории тогдашнего Хорошевского района на Карамышевской набережной у самой воды располагался загадочный поселок с немецким названием Келлер. А на месте современного Живописного моста были сараи и огороды, где жители выращивали картофель.

Поселок Келлер расселили в 1980-е годы. На его месте была лодочная станция, теперь – элитные постройки.
Параметры Живописного моста поражают – полтора километра в длину, 40 метров в ширину и 105 метров в высоту. Длина основного пролета – более 400 метров, поэтому под ним спокойно проплывают суда. Подобная конструкция моста в мире больше не встречается.
Пилоны – основа большинства мостов. Это массивные опоры, поддерживающие мостовые пролеты. Другой вариант поддержки – арка. Опираясь концами в противоположные берега, она несет на себе тысячетонную тяжесть пролетных конструкций. В данном случае ни то, ни другое не подходило. По руслу пилоны устанавливать нельзя, поскольку река должна оставаться судоходной; возводить поддерживающую арку километровой протяженности неимоверно сложно технически и очень дорого. Висячая или вантовая конструкция откровенно не вписывалась бы в окружающий пейзаж и основательно его портила.
Найденное решение было абсолютно оригинальным. Нигде в мире подобного еще не строили. Его автор – профессор Сибирского автомобильно-дорожного института в Омске Павел Петрович Ефимов – соединил в своем проекте оба принципа поддержки. В результате получился арочный пилон.
Прежде чем начать строить главный силовой элемент моста – арку-пилон, следовало соорудить основания для ее концов. Для этого насыпали искусственные, временные острова, в которых выкопали котлованы 13-метровой глубины, изолировав их от речной воды. Потом в каждый забили по сотне бетонных свай длиной по 42 метра. Точнее, отлили сваи в скважинах, пробуренных с уклоном 1:10. Буровой стол, кстати, для работы под наклоном пришлось существенно модернизировать: вся работа, как чаще всего бывает у мостостроителей, была сугубо индивидуальной.

Москвичи сложили множество легенд о Живописном мосте. Например, что это сверхсекретная радиолокационная установка, потому на ней нельзя собирать людей. Еще одна версия гласит, что мост – приманка для НЛО.
Молодежь придумала свою легенду – если забраться на вершину арки или ресторана с любимым человеком и после этого встречаться еще год, любовь будет вечной. Однако девушки неохотно лезут на высоту сто метров, да еще и без страховки. Сегодня такие экстремальные эксперименты запрещены на законодательном уровне.
Все детали моста, кроме вант, изготовлены на территории России. Ванты системы Freyssinet (Франция) представляют собой пучок из высокопрочных канатов (в зависимости от усилия в ванте их количество составляет от 27 до 49 штук), заключенных в оболочку-полиэтиленовую трубу. В узлах вант установлены амортизаторы для гашения ветровых вибраций.
Толщина вант доходит до 30 см. Длина самого короткого ванта – 40 метров, самого длинного – почти 200.
По требованию проектировщиков при изготовлении и монтаже конструкций была обеспечена фантастическая точность сборки с допустимым отклонением всего 30 мм. После завершения монтажа двух полуарок они были объединены замковой секцией.
Модель Живописного моста около Серебряного Бора проходила испытание в аэродинамической трубе в Центральном Аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) в подмосковном наукограде Жуковском.
Подъем эллипсоида явился сложной технической задачей. Его собирали внизу прямо на проезжей части, а потом поднимали вверх на мощных домкратах и тросах, причем в условиях непростого российского климата.
Эллипсоид весит около 1000 тонн, длина – 33 метра, высота – 24. Чтобы понимать ее реальные размеры, представьте лежащий на боку 11-этажный дом. Для того чтобы не скапливались снег и наледь, остекление капсулы оборудовано электрообогревом. Для безопасной эксплуатации моста зимой смотровую площадку необходимо нагревать, на что требуется почти 780кВт электроэнергии.
Однажды обычными энтузиастами-фотографами было обнаружено: болты, скрепляющие конструкцию Живописного моста у Серебряного Бора, не затянуты должным образом, а некоторые и вовсе отсутствуют. Это спровоцировало сначала цепь публикаций в блогах, затем в СМИ, а затем внеплановую проверку Ростехнадзора, которая не выявила нарушений.
Одним из самых спорных моментов в истории моста стала идея открыть ресторан в подвесной конструкции. Изначально, по замыслу архитектора, здесь предусматривалась лишь смотровая площадка, однако инвесторы решили, что открыть видовой ресторан будет намного прибыльнее. Это было абсолютно в духе позднелужсковского времени. «Когда Лужков презентовал проект Путину, он показал на подвешенное «яйцо» и сказал: «А здесь будет кафешка», – рассказывает архитектор Николай Шумаков. К проекту привлекли ресторатора Аркадия Новикова, а открытие было запланировано на конец 2009 года. Однако после ухода Лужкова в связи с нехваткой средств проект заморозили, а в 2011 году от него отказались вовсе, что вполне логично, учитывая тот факт, что конструкция моста не предполагала устройство канализации, а открыть без нее ресторан просто невозможно. Дело в том, что эллипсоид, несмотря на демпферы, гасящие колебания, все равно ощутимо покачивается. Ввиду этих раскачиваний и вибрации канализационные трубы, идущие вниз, будут регулярно повреждаться и терять свою герметичность.
После этого появилась идея открыть на мосту ЗАГС, при этом, чтобы один зал располагался на правом берегу моста у подножия опор, а второй – в «яйце», под пролетами арок. «Изначально действительно планировалась только смотровая площадка, но после высказывания Лужкова про ресторан пришлось делать перерасчет и укреплять все конструкции. Когда от этого проекта отказались, то решили открыть тут ЗАГС, – говорит Шумаков. – Проблема заключается в том, что Ростехнадзор не согласовал те лифты, которые были установлены, и теперь разработкой новых конструкций занимается французская фирма».
Лифтовая конструкция для установки на Живописном мосту изготовлена по индивидуальному проекту, аналогов в мире у нее нет.
Впервые за 56 лет существования престижной премии Огюста Перре ее обладателем стал российский архитектор Николай Шумаков. Самый известный и заметный проект президента Союза архитекторов России и главного архитектора института «Метрогипротранс» – проект Живописного моста через Москву-реку. Также он автор интерьеров более чем 30 станций Московского метро. Свою награду Шумаков получил на торжественной церемонии, которая прошла в Сеуле.
Премия Огюста Перре вручается каждые три года за особые достижения в области строительства из железобетона, применения современных технологий в архитектуре, городского планирования и вклад в развитие международного архитектурного сообщества. Лауреатами премии становились крупнейшие архитекторы современности – Сантьяго Калатрава, Норман Фостер, Ренцо Пьяно, Ричард Роджерс. Эта престижная награда была учреждена Международным союзом архитекторов в 1961 году и названа в честь французского зодчего первой половины XX века Огюста Перре наряду с Ле Корбюзье, изменившего представления о современном строительстве.
Проект Живописного моста получил золотую медаль на брюссельской выставке инновационных технологий Brussels Innova Energy.
Смотровая площадка моста, находящаяся на высоте почти сто метров над водой, стала изюминкой сооружения. В народе ее прозвали летающей тарелкой. Стеклянный эллипсоид висит под аркой, словно огромная бусина, и является украшением конструкции.
Внутри подвешенной капсулы все сделано из стекла: стены, стойки регистрации, двери. Удивительной красоты лестница тоже стеклянная и будто парящая в воздухе. Одна ступенька прозрачная, другая – матовая. Ажурные стулья, красные и белые, под цвет интерьера в зале. В каждом коридоре на стенах висят огромные плазменные панели. В центре здания – дорогой прозрачный лифт, в конце коридора – санузлы с современной сантехникой. Есть даже отдельный туалет для невесты.
Арки и ванты только кажутся красными. На самом деле они кораллового цвета. На солнце смотровая площадка играет бликами, а вечером переливается в свете фонарей и отражается на глади Москвы-реки. С моста открываются потрясающие виды на Крылатские холмы и леса Серебряного Бора.
«Вантовый мост – конструкция подвижная, и в процессе его эксплуатации возникают колебания, в том числе и низкочастотные», – рассказывает Николай Шумаков.
Эти волны, как утверждают медики, способны влиять на психику человека и даже спровоцировать его на суицид. Так что психоаналитики всерьез считают, что вантовый мост может сам подтолкнуть бедолагу на прыжок вниз. Но Живописный сконструирован таким образом, что низкие частоты практически не появляются.
Благодаря строительству моста в России заработали заводы по производству металлоконструкций, появились тысячи рабочих мест. Также запущено новое производство кабельной продукции, так как на момент строительство объекта ТУ ВНИИПО удовлетворял только кабель французского производства. Теперь на мощностях подольского завода производится продукция по этим техническим условиям, которая используется как в метрополитене, так и в высотных зданиях и сооружениях.
Уникален этот объект и по стоимости. Бюджет только одной смотровой площадки в ценах августа 2008 года по итогам прохождения экспертизы таков, что, умножив его на 4, получаем бюджет NASA по запуску спутника на Марс в том же 2008 году.