“ЛЕДЯНАЯ ПУСТЫНЯ, ПО КОТОРОЙ БРОДИТ ЛИХОЙ ЧЕЛОВЕК”

Аурен Хабичев о быдле и интеллигентах.

Хороший человек повстречал девушку своей мечты. Все вроде его устраивает, но она «гэкает». А он кандидат наук, скоро докторскую будет защищать. Иногда он ее поправляет. Но тщетно.

Как-то она настояла, что «нормальный мужик должен носить спортивный костюм»

Пошли они в торговый центр покупать спортивный костюм.

Выходили из магазина и вдруг  заорала сигнализация.

Охранник подходит, извиняется, мол, можно ваш пакетик посмотреть?

Но не тут-то было. Девушка хорошего человека  оказалась не из робкого десятка. Она схватила охранника за шкирку со словами:

– Утырок, мы только из кельвина кляйна, я что в твоем вонючем юникло буду вещи воровать по-твоему?

Для пущей убедительности она продемонстрировала пакет из кельвина кляйна.

Возможно, дело бы закончилось так себе, если бы хороший человек  мягко ее не осадил и не извинился перед охранником.

Самое сложное, говорит он, это привыкнуть к её «гэканью»

Пошли они как-то в ресторан. Он заказал ей «жрачку» (жалуется, что еду она иначе называть не может)

Официант приносит блюдо и  девушка заявляет вовсеслушание:

– Я прям из хрязи в князи.

И смотрит с любовью на хорошего человека.

Кстати, спортивный костюм они купили ярко-красного цвета.

– Ты реально собрался его носить? – спросил я

– При ней буду иногда надевать.

1288519969_genofond-22_resize

Как-то я ехал в поезде. В вагоне-ресторане, куда  зашел почитать книжку и попить кофе,  два столика были заняты. За одним столиком сидела семейная пара – молодые люди, а за другим –  четыре парня. Все в тельняшках. Семейная пара тихо о чем-то беседовала, смотреть на них, стоит отметить, было приятно. Те же  четверо громко кричали, матерились, в общем, вели себя соответственно одежде. Ничего нового, интересного. В один момент они все  вышли покурить. Потом,  возвращаясь, как бы по-дружески  один из них взял и зарядил оплеуху парню, который сидел со своей подругой. Просто шел обратно к своему столику и решил дать по затылку человеку, которого не знает и никогда не встречал, не сидел с ним в МГУ за одной партой и не спорил  о схоластических воззрениях Абеляра. Человек, который возвращался из курилки не спросил человека, который сидел со своей дамой, желает ли тот получить по затылку? Желает ли ехать с ним в одном поезде? И хотел бы тот когда-нибудь  быть  с ним одного биологического вида?

Парень густо покраснел, но остался недвижим. Его девушка  отвернулась  и наблюдала из окна поезда  за  пробегающим пейзажем Средней полосы. Через пару минут супруги  тихо встали и покинули вагон-ресторан. Их сопровождало ощущение своего бессилия и  униженности. Это было, конечно, заметно.

Парни продолжали пить пивасик, иногда дерзко рассматривая человека за соседним столиком  (меня, если кто не понял)

Я понимал, что любое неосторожное слово или взгляд будут стоить мне «удовольствия» вступить с ними в коммуникации, чего я естественно не очень хотел.

Но судьба ко мне оказалась более благосклонной, чем к парню, получившему «дружескую» оплеуху от «капитального»  пацана.

Все четверо вполне здоровые, если здоровые можно считать синонимом слова жирные.

Парень же, который покинул вместе с женой вагон-ресторан был словно  из другого мира, из другой расы, из другой планеты, если угодно.

Помните молодого Тихонова  в «Войне и мире» Бондарчука? Ну вот.

Часа через два эти четверо  уже выясняли отношения с официанткой, которая принесла счет, за который они не могли расплатиться. А еще позже немолодая мужиковатая кондуктор (немолодая мягко сказано, мужиковатая еще мягче) пила водку в их купе и громко смеялась. В курилке я снова с ними столкнулся.

Они спорили,  кто трахнет немолодую кондукторшу, вступить в связь с которой любой мужчина отказался бы даже если  на планете Земля не осталось женщин вовсе. И если бы был голод и ему еще предложили еду бонусом. И если бы пригрозили смертью вдобавок.

Помню у нас в институте был преподаватель по КСЕ. Его называли «лысый одуванчик» из-за отсутствия волос на черепе. Что уж говорить, студенты над ним издевались. А однажды,  во время пары,  один из моих однокурсников – парень, который в аббревиатуре КСЕ делал немыслимое количество орфографических ошибок, швырнул в нашего преподавателя, эмм, как бы это сказать, в общем, презервативом, в котором  было мужское семя. (где и как он раздобыл сей предмет, сказать затрудняюсь) И попал прям по  интеллигентской лысинке. Кэсэешник снял презерватив, повисший на его хрупком плечике, аккуратно возложил его на кафедру (люди зачастую странно ведут себя в момент сильного унижения) и сказал:

– Как бы я хотел, чтобы все интеллигенты умели драться. Мы бы за себя постояли. И никакого семнадцатого года не было бы.

Потом  заплакал.

Вряд ли мой однокурсник понимал о каком семнадцатом годе  была речь.

С тех пор меня часто посещала мысль – каким бы был мир и наша страна в частности, если бы все интеллигенты были более воинственными, если бы в них не было ментальных «стопов» относительно того, что как бы это было некультурно, но постоять за себя надо.  Если бы в них было больше «дури». Физической.  И когда пропасть между теми и другими станет в очередной раз критичной?