ПОКА ЕСТЬ АДРЕСА

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист millionaire.ru      о  попытке спастись от тоски, одиночества и боли…

Мне время от времени, но регулярно, звонит Коля. Николай. Он дальний родственник, вернее, русский муж моей дальней еврейской родственницы, и живет в Германии.

Коля жил и работал когда-то в Ташкенте, в ДОССАФ, обучал стрельбе, и военная тема его родная. И Коля звонит мне и каждый раз сообщает, что нашел в военных архивах Германии потрясающие вещи про войну. И хочет, просит, будет рад, если я прочитаю, отредактирую и опубликую где-нибудь эти потрясающие факты. Где хочешь, опубликуй, это очень интересно, даже под своим именем можешь. И каждый раз я говорю Коле свой адрес и прошу выслать эти материалы. Хорошо, отвечает Коля, записываю. И сотый раз я диктую ему адрес. Вышлю, отвечает Коля. И не высылает.

солдат горизонт

И вот опять сегодня звонок, это Коля. Аллочка, это Николай! Он называет себя Николай, как и жена его всю жизнь, родственница моя. Только Николай. Коля – это я так его зову. Николай опять звонит и опять про германский архив. Что он там нашел неувязочку, возмутился и написал даже военному прокурору Германии. И что он это так не оставит. А где архивы про войну, Коля? Ты же выслать должен был, помнишь? Я помню, отвечает Коля. Адрес дай. И я опять даю ему адрес.

Что ищет он в краю далеком? Что кинул он в краю родном? Не знаю. Хотя знаю. Когда Коля один дома, он набирает меня, голос послушать… А может быть, еще кого-то набирает и набирает. В других городах. И всем рассказывает про потрясающие истории в военных архивах. И просит электронный адрес. Но ничего не высылает. А потом засыпает и снится ему Ташкент в цвету, запах лепешек с тмином и звон трамваев за окном, которые повезут его скоро на Алайский базар. А там торговцы почему-то не на немецком говорят и разноцветье. Изобилие жизни, избыточность. А потом просыпается. Коле семьдесят уже, и он начинает после таких снов звонить мне и наверное еще кому-то. Ищет голоса, пока еще есть адреса.