БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

Интуитивная стрельба – явление новое, но уже занявшее достойное место в спортивном мире. Приятно осознавать, что данную научную и методическую разработку как вид нового «стрелкового» спорта ввел россиянин Виталий Крючин. Он, кстати, является президентом Федерации практической стрельбы России, в которой состоят не только любители и профессионалы, но и четыре федеральных министра. О том, что такое практическая стрельба и чем она отличается от интуитивной, каков потенциал России в этом виде спорта и почему стрелять в тирах небезопасно – в интервью с Виталием Александровичем.

 

%e2%80%a0%e2%89%a0%d0%b1%d0%b2%e2%80%a2%d0%b0-%d0%b4%d1%93%d0%b2%d1%93

 С недавнего времени силовики во многих странах мира ввели практическую стрельбу как методику в ходе современных уличных перестрелок. Стало быть, в вопросах «жизни и смерти» бойцы полагаются на собственные инстинкты и отточенные навыки стрельбы. Эффективна ли эта методика работает?

Практическая стрельба используется во многих странах мира и дает несомненный эффект. Те боевые подразделения, которые используют элементы практической стрельбы в своей боевой подготовке, несут меньшие боевые потери и становятся намного эффективнее при выполнении задач.

Кратко и понятно, спасибо. А чем, кстати, отличается интуитивная стрельба от практической?

Интуитивная стрельба – это больше виртуальный стиль, если хотите. То, что я стреляю и попадаю не целясь, двумя руками – очень трудно повторить. Но если кто-то серьезно возьмется, то сможет. Это моя методическая и научная разработка – продукт 20-летних изысканий и миллиона выстрелянных патронов. Ничего подобного, документально зафиксированного, вы больше не встретите. Если увидите, звоните.

Вероятно, не увидим. Уж очень лукава ваша улыбка. Но вот какой вопрос меня сильно озадачил. Изучая тему, я не раз сталкивался с понятием «правила безопасного обращения с оружием». Каковы они, правила безопасного обращения с заведомо опасным инструментом?

Мы опираемся на кредо стрелка: первое – «Я буду всегда относится к оружию, как к заряженному!»; второе ؘ «Я никогда не направлю оружие туда, куда не хочу стрелять», третье – «Я никогда не коснусь пальцем спускового крючка, пока не направлю оружие на мишень»; четвертое – «Перед выстрелом я всегда подумаю, что перед мишенью и за ней».

Каковы основные показатели профессионализма по- настоящему грамотного стрелка?

Есть стрелки, сотрудники ГВО, есть граждане – владельцы оружия, есть спортсмены-стрелки. Наиболее важными являются навыки безопасного обращения с оружием, смысл которых я пояснил выше, знание базовых навыков практической (скоростной) стрельбы, знание основных пунктов законов об оружии и статей УК РФ, по которым он может быть осужден в случае неправомочного использования оружия. Но это не все. Возьмем, к примеру, стрелка, занимающегося пулевой стрельбой. Он всю жизнь стреляет одной рукой, делает одни и те же упражнения. Если это сравнить с карате, то это будет боец, который всю жизнь тренирует удар одной ногой в голову и больше не отрабатывает ничего: ни защиты, ни перемещений, ни ударов другими конечностями. Вы теперь понимаете? Так вот в практической стрельбе, если ее сравнивать с пулевой стрельбой на примере карате, мы отрабатываем все возможные приемы: разные дистанции; стрельба двумя руками, правой, левой; перемещения; стрельба в движении; лежа; из других неудобных позиций – и все это на время.

Зрение, мобильность, хорошая интуиция, какие еще навыки и данные отличают хорошего стрелка?

Если говорить о стрелке по практической стрельбе, то это смелость, умение владеть собой и быстро принимать решение в напряженной стрессовой ситуации.

Какова цена ошибок в практической стрельбе, если говорить о силовых структурах? Есть ли открытая статистика по этому вопросу?

Практическая стрельба прививает надежные навыки безопасного обращения с оружием в отличие от всех остальных видов стрельбы. У нас есть для этого специальные динамические упражнения. Поэтому там, где практическая стрельба используется для подготовки стрелков, нет «цены ошибки» или статистики. А вот там, где не используется, и ошибок, и статистики навалом!

В США, например, есть такое понятие, как «культура обращения с оружием». Вообще, там с этим, как мы знаем, все гораздо легче. И само их законодательство в ряде штатов, прямо скажем, не возбраняет ношение и хранение оружия у себя дома в целях самообороны и так далее. Нужна ли государственная пропаганда и систематическое информационное обеспечение темы «культуры обращения с оружием» в России, чтобы в дальнейшем граждане имели к нему более легкий доступ?

Я был много раз в США и скажу вам, что их граждане не отличаются высокой культурой обращения с оружием, как и граждане всех остальных стран. В одном полицейском участке даже видел плакат с надписью: «Полицейский, помни! В США каждые 24 (или 48, но не больше) часов погибает ребенок от неосторожного обращения с оружием!» Оружия у них много, но почему-то во всех странах мира считается, что не надо специально отрабатывать навыки безопасного обращения с ним. И поэтому небрежное и неосторожное обращение с оружием – это бич большинства. Только в практической стрельбе навыки безопасности отрабатываются специально и ненавязчиво при обучении, к примеру, как контролировать ствол и свой указательный палец. Теоретически их не закрепишь. После первого выстрела все слова о безопасности вылетают из головы начинающего стрелка так же, как и продукты сгорания пороха из пистолета(для Оли Ямпольской- вынести эту фразу в цитату). И это надо пропагандировать в России.

А насколько безопасно стрелять в тирах?

К сожалению, во всех видах стрелкового спорта не отрабатываются специально навыки безопасного обращения с оружием. В стрелковых тирах, где занимаются пулевики или полицейские, все стены, потолки и полы имеют отметины случайных выстрелов. Регулярно происходят ранения занимающихся. А в практической стрельбе это редчайший случай – случайный выстрел. И даже если он бывает, то производится в безопасном направлении, потому что стрелки, что бы ни произошло, привыкли держать оружие в безопасном направлении. Поэтому практическая стрельба несет для населения важную и главную составляющую культуры обращения с оружием – это безопасность на стрельбище и в быту. Еще хочу добавить, что некоторые рассматривают практическую стрельбу как кузницу суперменов-стрелков. Это тоже очередная иллюзия. Уже сложилось некое мнение: человек, который занимается практической стрельбой, становится каким-то суперстрелком. Отнюдь нет. Чтобы стать суперстрелком, нужно заниматься как сумасшедший много лет. А через год занятий могут закрепиться только навыки безопасного обращения с оружием и появятся какие-то понятия о стрельбе.

 Как известно, любое оружие, хранящееся дома, когда-нибудь выстрелит. Бывали ли случаи, чтобы такое оружие использовали в преступных целях?

Вот здесь мы воспользуемся термином «статистика». И она такова, что если мы возьмем за 100 процентов все преступления, совершенные с огнестрельным оружием, то доля зарегистрированного оружия используемого для совершения преступления, будет составлять сотые доли процента!

 В голливудских блокбастерах нам показывают «крутых парней» которые чуть ли не с закрытыми глазами могут уложить одной пулей нескольких противников. А в реальности существуют такие сверхлюди, настолько профессионально владеющие оружием?

Часто в кино показывают стрельбу, которая не соответствует реальности. Любой мастер спорта из федерации может показать серьезную эффективную стрельбу. Слово «профессионально» массмедиа использует в описании чуть ли не любого служащего в форме. Но это смешно. Потому что действительность совершенно разочаровывающая. Основная масса читателей не совсем понимает расклад сил в спортивной и других видах стрельбы. Берем стрелка пулевика-пистолетчика из олимпийской сборной России. Он профессионал? Конечно, профессионал. У обывателя при словосочетании «профессиональный стрелок» возникает образ бегущего «шварценеггера», который, стреляя от бедра из пулемета, каждой выпущенной пулей поражает очередного соперника не целясь. Так вот не существует таких стрелков, которые на бегу попадают с бедра куда бы то ни было. Это кинообраз, кинолегенда. Стрелок-профессионал из олимпийской сборной покрутит пальцем у виска, если вы предложите ему продемонстрировать какие-нибудь стрелковые трюки из боевика. Он профессионал, но очень узкой специальности. Она расшифровывается как снайперская стрельба из пистолета одной рукой на дистанции 25 метров. Этот навык специфический. Он вызывает уважение. Несколько десятков раз попасть в центр мишени размером со сливу на 25 метров одной рукой –  это высочайшее искусство.

 Можно ли тренироваться с помощью виртуальных игр? Существуют ли специальные обучающие игры?

Уроки можно получить, но навыки невозможно. Навыки можно начинать получать с помощью макетов оружия – игрушечного или пневматического, выполняя с ними стрелковые упражнения.

Предположим, я «здесь и сейчас» решил начать обучаться практической стрельбе. Каковы мои первые шаги?

Надо зайти на сайт федерации www.ipsc.ru, прочитать, что необходимо для этого, найти регионального представителя по вашему месту проживания, записаться на курсы и пройти их.

Какова стоимость полной экипировки?

Стоимость экипировки 30–50 тысяч рублей, лицензированный пистолет, закрепленный за членом клуба, обойдется в 40–250 тысяч. Но можно пользоваться оружием клуба и сэкономить на стоимости. Также придется заплатить за первоначальные курсы для вступления в ФПСР от 8 да 15 тысяч рублей в зависимости от клуба.

А любой желающий может получить азы практической стрельбы? Проводите ли вы собеседования перед обучением? Ведь говорят, что опасно не оружие, а человек, который им владеет. Вы можете распознать такого?

Мы принимаем в члены федерации только тех граждан, которые имеют лицензию на огнестрельное оружие. Это значит, что они проверены и допущены Минздравом и МВД. И несмотря на это, региональные представители ФПСР проводят собеседование с каждым кандидатом лично.

В Россию практическая стрельба пришла в конце 1990-х. Как мы за это время успели продвинуться на международной арене?

За это время мы вышли на первое-третье места в мире по количеству завоеванных золотых медалей, проводимых соревнований и численности спортсменов.

В каких международных чемпионатах и соревнованиях вы участвовали лично? Каковы результаты и сколько у вас было поражений?

Я участвовал примерно в 200 российских и международных матчах. Во многих удавалось занимать призовые места. Поражений у нас в практической стрельбе нет. У нас не единоборство. Каждое участие в матче – это победа над собой. У нас есть рейтинг. Я двукратный чемпион Европы по дуэльной стрельбе, чемпион Европы в личном зачете и в команде.

 А среди представительниц прекрасного пола есть любители практической стрельбы?

Наши женщины в отличие от мужчин сейчас первые в мире в личном и командном зачетах.

Алан Жоли, секретарь Международной конфедерации практической стрельбы, недавно сообщил, что данный вид спорта, возможно, скоро будет представлен в Олимпийских играх. Но хватит ли потенциала, чтобы выйти на такой уровень?

Пока нет.

 Спорт, связанный с огнестрельным оружием, полагаю, строго регламентирован российским законодательством. Но в то же время среди любителей практической стрельбы четыре федеральных министра и заместитель Председателя Правительства РФ. Я узнал, что из-за огромного количества бюрократических препятствий многие тренировки российских спортсменов проходят за рубежом. Принимают ли чиновники, которые занимаются практической стрельбой, непосредственное участие в лоббировании ваших интересов на государственном уровне и какие препоны возникают на вашем пути?

Да, у нашей федерации серьезный Попечительский совет. В настоящее время мы можем пользоваться спортивными пистолетами, которые хранятся в стрелковых клубах на клубных лицензиях. Сотрудники клубов могут их перевозить на стрелковые объекты для соревнований. Мы можем приобретать в собственность гладкоствольные ружья и карабины для занятий спортом. Выезжать тренироваться за рубеж особой необходимости нет. Есть некоторые неудобства для спортсменов при обороте оружия и патронов. Это, например, требование иметь пятилетний опыт охотника с гладкоствольным ружьем, чтобы получить разрешение на приобретение карабина, запрет на зарядку патронов для нарезного оружия частными лицами, строгие требования к строительству стрельбищ и некоторые другие.

Члены федерации – люди с достатком выше среднего. Ведь не каждый может себе позволить дорогостоящую экипировку, а уж тем более личное оружие. Вы сталкивались любителями инкрустировать пистолеты драгоценными камнями, чтобы выделяться на фоне других не только в мире бизнеса?

Разукрашивать стразами, золотить или что-то еще подобное делать с оружием в практической стрельбе не принято. Это все равно что на борта подводной лодки приваривать дополнительные «прибамбасы» – это ухудшит ее скоростные качества. Наш спорт особый, в нем стираются социальные грани. Сержант полиции может стрелять в одной группе с федеральным министром, юниор с ветераном, и никто не будет чувствовать себя неловко. Какой-то особой «виповской» экипировки не существует. Все всем доступно и известно. Человек обеспеченный может позволить себе больше тратить патронов на тренировках или чаще участвовать в разных соревнованиях. Вот это и есть, пожалуй, основное преимущество, которое дают деньги.

Концерн «Калашников» недавно выпустил две «Сайги» и представил свой новый карабин как удобный инструмент в практической стрельбе. Но «бывалые» инструкторы уверены, что в данном виде спорта пистолет удобнее и мобильнее. А вы как считаете?

В практической стрельбе около 50 дисциплин, по которым проводятся состязания, и три вида оружия: пистолет, гладкоствольное ружье и нарезной карабин. Одному спортсмену нравится пистолет, другому карабин, третьему ружье. Кому-то все вместе или в другом сочетании. Поэтому про удобство и мобильность ничего не могу сказать. А этот «бывалый» инструктор, видимо, или пошутил, или не понял сути вопроса.

Расскажите о запоминающихся случаях, связанных с известными людьми, занимающимися практической стрельбой.

К сожалению, не могу привести каких-либо имен. Но как-то один из федеральных чиновников признался, что ему неудобно ходить на охоту с друзьями. Становится неловко, когда он делает 12 выстрелов и добывает 10 косуль, а остальные участники охоты делают по 20 выстрелов и не добывают ничего. Хотя несколько лет назад, до занятия практической стрельбой, он среди друзей на охоте ничем ни выделялся.

А вы любите охоту?

Нет.

Почему, зверят жалко?

Да, зверей действительно жалко. В молодости, будучи учителем музыки, я охотился, чтобы прокормить семью. А теперь мясо можно купить в любом магазине и убивать животных, которым и так куда ни кинь, везде клин, никакого желания нет.

Практическая стрельба для вас – это работа или увлечение?

Увлечение, ставшее сильным увлечением (улыбается). Вообще, стрельба – это уникальный спорт, дающий тебе возможность развиваться многогранно, не только как универсальный стрелок, но и как личность.

А как ваша семья относится к вашему хобби?

Моя жена Марина Крючина – первая россиянка, которая стала чемпионкой Европы по практической стрельбе из пистолета, а дети – чемпионы Европы и мира по практической стрельбе из пистолета среди юниоров в команде и в личном первенстве, многократные чемпионы России. Поэтому жена и дети относятся к моему выбору с пониманием.

Были ли в вашей жизни экстремальные случаи, связанные с этим видом спорта? Все ли «мишени» остались живы и здоровы?

Как только я начал заниматься практической стрельбой и тесно общаться с оружием, экстремальных случаев стало возникать гораздо меньше, да и 1990-е годы закончились.

millionaire.ru, 2016