КАК МЫ ВНОВЬ ПОЛЮБИЛИ РОССИЮ

Алла Лескова  о попытке бежать в Германию.

Наблюдала я за резиновой Европой, куда все бежали  от войны недавно, несчастные, с детьми, в чуждую культуру, и их там хлебом-солью и пособия всякие с квартирами … 

И вспоминала, как мы в начале века подали с мужем и детьми документы на эмиграцию в Германию, и сначала меня мучали в консульстве, чтобы я несла тридцать кг доказательств своего со всех сторон и так еврейства, потом еще двадцать пять кг бумаг мы донесли, но все равно не верили, чуть ли не обрезание пришлось делать.  Мне. Прямо в консульстве.
Муж-то русский был и только молчал и матерился. 
Но судьба смилостивилась.
Нашелся у меня военный билет с записью, что я медсестра запаса и еврейка , и они, в консульстве, капитулировали, об этом я  уже писала, да.
А не писала я зато о том, как мы пять лет потом ждали чего-то, ответа какого-то, а потом нам прислали большой толстый пакет, из которого следовало, что нужно теперь собрать еще много разных бумаг из разных еврейских общин, одна из которых… в Германии находится и должна нам дать какую-то характеристику с места общины, ну, что хотя бы мы там в хоре поем или танцуем. Или вышиваем на родном языке. Или мечтаем об этом, уже не помню.
И еще мы должны были выучить срочно язык при институте Гете. И только тогдааааааааааааа…. быть может…………. они еще пять лет подумают…………….. и примут решение, бежать нам в Германию или нет.
И тогда я сказала – да пошли вы. Не хотите нас и не надо. Я люблю, когда меня хотят.
И мой русский муж тоже к тому времени расхотел тех, кто нас не хочет, и мы снова полюбили Россию, а любовь всегда права.
Я же думаю, что  основная причина в том, что  Алла-беженец это оксюморон.
Потому что я сроду не умела бегать и ни разу не побежала даже на физкультуре. И германская разведка узнала об этом, доложила куда надо, и Германия расхотела нас.
Она только беженцев любит.