ЛЕНИВЫ И НЕЛЮБОПЫТНЫ

Мария Дегтерева об особенностях национального менталитета.

Мало чем можно удивить меня в интернете. Так я думала, пока не наткнулась на дивный новый мир – форумы антипрививочников. Антипрививочники – это люди, глубоко убежденные в том, что самая страшная угроза для человечества – прививки. Астма, туберкулез, корь, иммунодефицит – вот неполный список недугов, которые, по мнению борцов, грозят тем несознательным, кто имеет неосторожность прививаться.

От прививок бывает аутизм! – уверяют одни.

От прививок «живой» вакциной происходит мгновенное заражение, а там уж не вылечишься! – уверяют другие.

Прививки придумало государство, чтобы отмывать деньги! – уверены третьи.

А все вместе они – огромная сила, вызвавшая у меня лично хтонический ужас, которого я не испытывала очень давно.

То есть сегодня, в 21 веке, взрослые люди, освоившие грамоту, абсолютно всерьез не понимают базовых вещей из учебника биологии за десятый класс. И открыто выражают свою позицию в интернете!

Здесь, конечно, хочется рассказать анекдот про мнение:

Выбирают в колхозе нового председателя:
— Мы все давно знаем Михалыча как честного человека, предлагаю выбрать его!
Все хором:
— Да, давайте выберем Михалыча!
Встаёт сторож Петрович:
— Вот вы собираетесь Михалыча выбрать, ау него, между прочим, дочь – проститутка! Нехорошо!
Все хором:
— Нехорошо!
Встаёт Михалыч:
— Ну как же так! Вы же все меня знаете с самого детства! Я всю жизнь прожил в колхозе! И у меня три сына и никогда не было дочери!
Все хором:
— Действительно, как же так?!
Сторож Петрович:
— Ну не знаю, я свое мнение высказал!

С возрастающей тревогой я пыталась осмыслить этот феномен – коллективного агрессивного невежества –  и вспомнила. Девяносто первый год. В стране – великие перемены, великое брожение умов. На фоне расцветающих свобод заколосились многие пугающие веяния. Например, Алан Чумак.

Если сегодня обычному школьницу рассказать, что практически вся страна замирала у экранов телевизоров с банками, наполненными водой – школьник попросту скорее всего не поверит. Немыслимо! Взрослые люди, получившие образование, в едином порыве сплотились вокруг абсолютно антинаучной, дикой теории о «заряженной» воде.

Как? Почему?

Где здравый смысл?

А вот где.

Я глубоко убеждена, что наш человек устроен несколько сложнее, чем кажется. Умом-то он понимает, что воду через телевизор вроде как не зарядить (да и что это такое – заряженная вода?), а поди ж ты. Хуже-то не будет. Жалко, что ли, банку поставить. А вдруг поможет? А вдруг работает?

Глубоко мистическое сознание нашего человека вносит коррективы в его поведение. Разум в бессилии отключается, и верх над ним берет то, что Цветаева называла «простое и крайнее чувство «а ну!».

– СПИДа нет! – говорит человек, – это все выдумки ученых. ВИЧ-инфекции не существует.

– А как же?! А вот же эксперты, исследования, вирусология, медицинские доказательства.

– А ну! – думает человек и мысленно ставит банку перед экраном телевизора, – Ученые врут.

И дело здесь не только в невежестве.

Сплюнь три раза через левое плечо, посмотрись в зеркало, надень «счастливую» кофту, не иди за черной кошкой.

Наш человек не очень-то и верит в материальную природу окружающей его реальности.

И, справедливости ради, окружающая реальность отвечает нашему человеку взаимностью. Проснулся человек, включил новости, а там депутаты запретили кружевные трусы. Мыслимо ли, чтобы шестьсот человек, опять-таки, с образованием, одарили мир подобным безумием?

Немыслимо. И тем не менее, запретили.

Логика и материя то и дело дают сбой.

Вышел человек на улицу, нарушил дважды административный кодекс и трижды – правила ГИБДД – никто с него не спрашивает. Что такое закон? Видел его кто?

Или шел человек, не делал никому зла. Раз – сотрясение мозга. За что? Бил кого? А это снег с крыши. Который коммунальщики не убрали, точнее убрали, но на бумаге, а на крыше – нет.

Бумагу читаешь – нет снега. Глазами смотришь – лежит. Законы материального мира не работают. Отказали.

Здесь Россия, отечество необъятное, лес от края до края. Здесь чудеса, здесь леший бродит, русалка на ветвях сидит, а закон писан для дураков.

Отечественная история циклична.

И всякий раз, когда я сталкиваюсь с антипрививочниками, вич-диссидентами, держателями акций МММ и другими сектами – думаю одну мысль. Вот эту:

«А просто книгу хотел отнять, потому что отсталость в обществе большая, народ темный, суеверный, книги под лежанкой держит, а то в ямку сырую закапывает, а книга от того гибнет, гниет, рассыпается, зеленью подергивается, дырками, червоточиной; книгу спасать надо, в месте сухом и светлом содержать, холить и лелеять, беречь и целовать, – другой не будет, другой взять неоткуда, древние люди, что книгу эту написамши, сошли на нет, вымерли, и тени не осталось, и не вернутся, и не придут! Нету их!»

Гениальность романа «Кысь», как и главных произведений Гоголя, в том еще, что авторам удалось поймать Россию, зависшую в безвременье, в вечном «после» (или в вечном «до», не важно) и показать – как есть.

Около банки с заряженной водой.

Чем дальше, тем чаще вспоминаю слышанную где-то гениальную фразу: «У России может быть одна национальная идея – просвещение».

Маша Д., сплевывая через левое плечо.