НЯШНО ПОТЯНУТЬСЯ

Аурен Хабичев о необычных способах знакомства.

Сначала я будто случайно обронил визитку. Обронил очень удачно, прямо к прекрасным ногам своей попутчицы. Сделал вид, что не заметил. Едем. Попутчица смотрит в окно. Визитку мою если она и увидела, то поднимать с пола явно не собиралась. Думаю, ну, ничего-ничего. Посмотрим, чья возьмет.

Как обычно знакомятся люди? Один человек подходит к другому и говорит: «Доброго времени суток».

Я еду в авто, которое нашел через приложение по поиску попутчиков. Моя попутчица – милая девушка – зеленоглазый ангел с бледной аристократической кожей, в легком синем сарафанчике. И что важнее всего – скромная. Ненавижу стерв. Всех бы перебил до одной.

И вот я, человек, в возрасте которого уже положено написать с десяток толстых умных книг, делаю вид, что случайно обронил визитку. Делаю это для того, чтобы она случайно ее увидела и случайно подняла. А потом случайно написала или позвонила мне.  Ну, далее сами знаете – встреча, признания, совместная пенсия в шестьдесят пять лет.

Трюк с визиткой, которую я обронил, как только сел в машину, не удался, а ехать еще шесть часов. Визитку я снова поднял с пола, положил в рюкзак. (Боже, какие немыслимые унижения!) Ну ничего-ничего, думаю. Еще охмурю-охомутаю.

Потом я писал текст. Пока писал, думал, ну ничего-ничего, сейчас допишу текст и охмурю-охомутаю. Дописал текст. Ну, теперь можно и поспать, а как проснусь, то «ничего-ничего, охмурю-охмутаю, осчастливлю».

Еду, сплю. Вижу сны. Тревожные, как водится, сны вижу. Что-то про войну. Кричу товарищу – убегай, я прикрою. Окопы, грязь, нашей игре хлопают зрители. Откуда на войне зрители? Как вообще это возможно? Там же, во сне этом, делаю вывод, что вся наша жизнь – игра, а война – уж тем более. Пока во сне философствую, товарищ, которого я спасал, превращается в пианино. И я на этом пианино играю. Кругом зрители – все хлопают моей потрясающей игре.

Просыпаюсь. Пока пытаюсь разобрать, что за абсурд мне снился, вижу, что до пункта назначения всего шестнадцать километров осталось, а я еще не осчастливил зеленоглазую скромную русскую девочку. Ой, думаю, беда-беда. Что делать? Визитку обронить я пробовал. Ничего не вышло. Текст уже писал, на талант мой тоже внимания не обратила. Поспать успел. Судя по всему, это тоже ее не вдохновило. Нужно идти ва-банк.

Аурен Хабичев

Потягиваюсь. Няшно так потягиваюсь, чтобы она в меня влюбилась. Никакой реакции. Едет мой зеленоглазый ангел, смотрит на дорогу.

У меня паника. Что делать? Неужели опять из-под рук уплывет прекрасная рыбка?

И тут девочка говорит: «Довезете меня до улицы Цандера».

К водителю обращается. Тот предлагает доплатить.

Она отвечает: «Да, только с карты сниму по дороге».

И тут у вашего покорного слуги из самой гортани вырывается: «А зачем доплачивать? Мне тоже туда, и я все равно собирался заплатить, и у меня есть наличка»

«Вот и мой звездный час», – мелькнуло в голове.

– Спасибо – девочка за всю дорогу длинной в шесть часов наконец-то обращает на меня свое ангельское личико.

Я млею. Говорю: «Пожалуйста».

В зобу дыханье сперло. Ворона, как говориться, каркнула.

Но ведь это ещё не все. Нужно как-то обменяться номерами.

И тут я снова достаю эту уже виды видавшую визитку, набираюсь смелости.

– Я тут в Кисловодске вашем, ненадолго. Буду признателен, если вы со мной куда-нибудь сходите – каркнул я.

– Да, конечно.

Водитель улыбается во все зубы.  Девушка выходит из машины. У нее два больших чемодана.

– Я вам помогу их отнести.  – рвусь помочь.

– Не надо, ко мне сейчас братья спустятся.  – говорит.

«Братья. Кавказ. Самосуд. Кинжалы, отрубленная буйная головушка вашего покорного слуги»  – в голов опять зреют образы.

– А, ну тогда я вам не буду помогать, – говорю, – раз братья есть.

И исчезаю снова в машине, прячусь.

Едем.

Водитель:

– А вдруг не позвонит? Визитку-то вы дали, а ее номера у вас нет.

– Обычно перезванивают  – говорю.

– А вдруг не позвонит?

Страх обуял все тело длинною в сто восемьдесят сантиметров. А вдруг и правда не позвонит?

– Что делать? – чувствую, как задрожал подбородок.

– Ну, предположим, у меня есть ее номер  – улыбается в зеркало водитель. Шалун эдакий.

– Дайте – прошу.

– Это будет стоит вам немалых денег.  – подмигивает.

– Все отдам.

Смеемся.