РАЗЪЯСНИТЬ СОВУ

Мария Дегтерева о том, как запретить запрещающих.

Неделю в фейсбуке не утихает скандал. Писатель Лора Белоиван разместила шутливый пост про создание господом совы, и понеслась сова по кочкам.

Если пересказывать коротко затянувшуюся вакханалию – события развивались так. Сначала к Лоре в личные сообщения постучалась неизвестная женщина и потребовала текст про сову удалить. Тону, который использовала женщина, позавидовал бы Владимир Вольфович Жириновский, он явно недотянул в самых горячих своих дебатах.

Лора не придала значения инциденту, угрозы вывесила в общий доступ, закрасив имя.

Вдруг откуда ни возьмись, появился православный священник:

«Обращаюсь к вам по весьма серьезному поводу: содержание вашей страницы на Фейсбук стало предметом внимания лиц, отвечающих за соблюдение государственных законов. Уважая ваши личные взгляды, и не желая вступать с вами в какие-либо дискуссии, прошу вас, во избежание конфликта, убрать с вашей страницы все материалы оскорбительного для христиан содержания и впредь воздерживаться от публикации таковых. Тем самым вы сделаете доброе дело как себе самой, так и всем тем, кто оказался вовлечен в вышеназванный конфликт».

Стало известно, что трепетные читатели написали на Лору заявления всюду, куда дотянулись – от Роскомнадзора до прокуратуры.

Лора пост удалила. А сова расправила крылья и взметнулась над фейсбуком: только самый ленивый или слепоглухонемой пользователь не перепостил Лорин текст.

Официальные представители РПЦ тоже высказались. Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата, на своей странице в фейсбуке призвал всех к миру и попытки привлечь Лору к ответственности не поддержал.

На прямой вопрос – считает ли жалобы на его автора христианским поступком – ответил «не считаю».

Казалось бы, инцидент исчерпан, но нет.

Где-то, в каких-то кабинетах, лежат в специальных папочках заявления, а по интернету бродят и бродят активисты, представляясь оскорбленными православными.

И нет им покоя.

И имя им – легион.

Мария Дегтерёва – колумнист millionaire.ru

Тут хочется сразу пояснить. В моем окружении – огромное количество воцерквленных, близких к конфессии, да и просто верующих людей. Ни один из них не был оскорблен совой. Абсолютное большинство сову либо полюбило, либо чихать на нее хотело.

То есть, буквально – ни одного известного мне верующего текст Лоры не задел. Как не задел и официальных представителей РПЦ.

Так кто же эти оскорбленные и почему скандал никак не может утихнуть?

Во всей истории есть два ключевых момента.

Первый – реальность правовых последствий.

Дело в том, что в нашем замечательном, без иронии, уголовном кодексе есть две статьи, в основу которых положены оценочные категории – это статья 282 «Разжигание межнациональной розни» и статья 148 «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» (оскорбление религиозных чувств верующих).

В диспозиции обеих норм – абстрактные понятия: оскорбление чувств, разжигание розни.

Каждый юрист знает, что мировое право (а до последнего времени и российское) бежит от оценочных категорий в статьях УК. Состав преступления – это всегда очень четкие критерии, это математика. Объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона, причинно-следственные связи.

Что такое разжигание? Что такое оскорбление чувств с точки зрения закона?

Дай ответ. Не дает ответа.

Точнее, дает, но ответ этот похож на сочинение школьника – никакой конкретики, одни оценочные суждения. Экспертиза разберется. Приедет барин – барин нас рассудит.

То есть, с одной стороны – проблема не в верующих, а в том, что в современном законодательстве у любого оскорбленного фактически есть в руках этот спусковой крючок – нажми и заскрежещет государственная машина, завращаются винтики.

И пойдет условный писатель давать объяснения во вполне себе реальное районное отделение полиции. Пошлепает по тающему снегу.

Второй очень важный момент во всей истории – мракобесие борцов с мракобесием.

Объясню.

Огромная часть защитников совы поставила знак тождества между православием и доносительством в органы за фейсбучный текст.

Вот, например, одна прогрессистка пишет:

 «Мне кажется, процент верующих должен снижаться постепенно. И через сто лет их будет меньшинство. Здравый смысл потихоньку побеждает. Если сравнивать с тем, что было сто лет назад, сейчас все миролюбивее, терки больше похожи на бурные игры»

То есть, человек абсолютно всерьез противопоставляет здравый смысл – религии. Богослов Ньютон не противопоставлял, христианин Эйнштейн не противопоставлял, церковный староста Макс Планк не противопоставлял, а дальновидная пользователь фейсбука из коворкинга со смузи и айпадом в руках – противопоставляет.

Официальная церковь призывает отвязаться от совы, сама Лора называет себя человеком верующим. И только защитники либеральных ценностей готовы жечь мракобесов.

Мудрено ли, что склока не утихает. Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был. А главврач Маргулис все никак не запретит телевизор, тьфу ты, интернет.

Какие мои лично выводы из этой ситуации.

Во-первых, статьи 148 не должно быть в уголовном кодексе. Запретить активистов в интернете, к сожалению, не получится. Но это тот случай, когда у обезьяны можно и нужно отобрать гранату. Никто и никого не может судить за слова. Оскорбленные чувства – фикция и инструмент манипулирования.

А во-вторых и в главных: у активистов одна религия – активизм.

И православие здесь совершенно ни при чем.