ТО ЕВРЕИ, ТО ЧЕЧЕНЫ, СПИСОК ОТКРЫТ

Алла Лескова, писатель и психолог, колумнист  millionaire.ru о вечной игре «найди виновного».

Когда я была в первом отпуске по уходу за ребенком, мне приходилось подрабатывать уборщицей.
По причине великой лени я нашла место в соседнем парке, где располагался шикарный Дом офицеров САВО – Среднеазиатского военного округа.
Там мне как человеку с высшим гуманитарным образованием предложили убирать огромный ресторан, лучшее, что там было.
Во всяком случае, звучало это престижнее, чем какой-нибудь цокольный этаж, который вполне можно было и без высшего убирать.
Я приходила утром, коляску с дочкой оставляла у вахтерши , и она с ней игралась и была рада.
В первый же день я вошла в опустевший после ночных гуляний ресторан и онемела от ужаса и горя.
Ковровые дорожки были облеваны, под столами тут и там валялись шприцы , попадались и презервативы…
Это все я должна была убрать. Вычистить. Вымыть. Вылизать. Подготовить к вечерним пирам.
Я редко сдаюсь сразу.
Заглушая падающие градом слезы матом, я попыталась все это убрать, чтобы зарекомендовать себя на новом месте.

Алла Лескова – писатель и психолог.

На третий день я принципиально перестала убирать шприцы, и тогда меня вызвал на свой необлёванный ковер начальник.
САМ.
Он был суров и в погонах.
И изрек – вы плохо убираете. На вас жалуются  посетители и сотрудники ресторана.
И тогда я придвинула стул поближе к его огромному дубовому столу и понизив голос спросила – скажите мне, почему в вверенном Вам Доме Офицеров аж самого САВО, в его ресторане, облеваны все дорожки, валяются тут и там шприцы и вялые презервативы?
Начальник побагровел и ответил – не может быть. У нас, ответил начальник, культурный объект.
Вам принести доказательства? – спросила я. – Хорошо. Я принесу. Для начала только вам…
Но дайте мне в помощь срочника, я не буду собирать все это.  Даже для того, чтобы доказать свою правоту…
САМ еще больше побагровел и спросил – можно при вас курить?
Я засмеялась, потому что после того, что я убирала в ресторане, при мне можно было все. Вообще все.
Начальник понажимал какие-то кнопки на селекторе и повызывал кучу фамилий к себе в кабинет.
А мне сказал – прошу прощения. Это все чечены. В городе много чеченов, это все они.
Вот так всегда. То евреи, то чечены… – сказала я.
Начальник не был склонен к пониманию таких сентенций и промолчал.
На следующий день мне дали убирать непрестижный цокольный этаж, в котором не было ни души и вообще чистота была первозданная. Такое впечатление, что этот цокольный этаж построили еще до появления на земле всяких национальностей противных.
А моим коллективом стали уборщицы и вахтеры.
Мы все подружились, и они по очереди нянчили мою дочку, а мне говорили – ты такая хорошая. И не скажешь, что еврейка.