ЦЕРКОВНЫЕ БОИ БЕЗ ПРАВИЛ

Мария Дегтерева о религии, чувствах верующих и либеральных взглядах

Подруга на своей странице в фейсбуке разместила новость:
«Патриарх Кирилл потребовал от священника, который исполнил «Мурку» в трапезной московского храма, уехать из Москвы, сообщил РБК пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков»
И повесила в сопровождение забавную картинку.

На странице подруги я написала полушутливый комментарий – вспомнила слова своей покойной бабушки, которая всегда говорила: «В бога верю, попов терпеть не могу».

Казалось бы!

Каково же было мое изумление, когда в этих комментариях милый и приятный с виду человек, не борец, не лидер патриархальной секты, на глазах преобразился самым чудесным образом и пошел на меня, на автора поста и в целом на мироздание с огромными ржавыми вилами. Был оскорблен в своих религиозных чувствах.

Так в голливудских фильмах на герое в одночасье вырастают рога, лицо покрывается шерстью, глаза краснеют и светятся, и вот уже вместо приятного актера с экрана глядит вурдалак.

Вообще, религиозные чувства в общественном дискурсе сделались чем-то вроде хрустальной вазы. К ним нельзя приближаться на полметра, а то завибрируют и лопнут. И тогда уж держись! Государство надежно охраняет религиозные чувства от кощунственных вмешательств всяких там. Меня, например.

Как грибы после дождя выросли удивительные организации. «Божья воля» (я бы так ритуальное бюро назвала) и прочие воинствующие секты. Особо чувствительные громят неугодные выставки и пишут заявления за посты в интернете.

Официальная церковь молчит.

Не уступает и противная сторона – прогрессисты.  Прогрессисты всеми силами сражаются не с конкретным Дмитрием Энтео, разбивающим экспонаты на выставке Сидура, а по-нашему, по-большевистски, сразу со всей религией. То есть попытка отстоять светские нормы давно переродилась в антиклерикальную борьбу, лучшие люди страны, не жалея себя, объясняют, что религия – это опиум для народа. В походном рюкзаке либерала три символа вселенского зла – православие, самодержавие, народность. Символы всего ужасного за два века изрядно поизносились, а местами и протерлись до дыр, но это не останавливает прогрессиста, он по старой диссидентской традиции отважно борется на собственной кухне, пишет в газеты и соцсети, не последний человек на сайте ченч.орг.

Официальная церковь молчит.

Мария Дегтерёва – колумнист millionaire.ru

Не так давно я говорила с одним большим ученым, человеком блестящего ума и обширных знаний. Писала с ним интервью, но вынуждена была останавливать через фразу, потому что не знала половину слов, которые он произносит.

– Погодите, пожалуйста. Дико извиняюсь, я гуманитарий, не понимаю, что это значит.

– Вы говорите так, – усмехнулся собеседник, — словно существует противоречие между естественнонаучными знаниями и гуманитарным мышлением.
– Существует, конечно!
– Ни одно большое научное открытие не совершено вне философского осмысления мира.
– Да как же! – распалилась я. Не то объясняли в школе, – Да вот хотя бы закон Ньютона!

– Это богословский труд.
– Ээээ… ну хорошо. А ядерная физика?! Ядерная физика тогда как?! – я торжествовала.
– Ядерная физика, – сказал человек усталым голосом, – в большей степени инженерная дисциплина. А если говорить о прорывах, системообразующих открытиях – они всегда сопряжены с философским мироосмыслением.

И тут-то для меня поломалась привычная парадигма. Нет никакого противостояния науки и религии. Они вполне себе живут мирно, рядом, рука об руку. Больше того, я была изумлена, узнав, что огромное количество людей воцерквленных встречается не просто среди ученых – среди биологов и микробиологов. Есть в этом своя красота и логика.

Так кто же с кем сражается в общественном пространстве? В какой момент человек церковный, верующий престаёт быть христианином и превращается в фанатика?

Существует всем известная фраза Григория Померанца, давно ставшая афоризмом:

«Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело»

Именно эту картину я наблюдала в комментариях к посту про патриарха Кирилла, батюшку и «Мурку». Именно эту картину я часто наблюдаю практически в любых околорелигиозных спорах, причем с обеих сторон баррикад, что характерно.

Кстати, что касается прогрессистов – позволю себе повторить здесь текст, который писала давно:

«- Не могу больше читать твой идиотский фейсбук, – говорит мама в скайп.
– Почему, – спрашиваю.
– Я тебе сейчас расскажу. Твоя прабабка 1905 года рождения в 14 лет осталась без родителей. С 3-мя младшими сестрами на руках. Без малейшей надежды на постороннюю помощь. Всех вырастила. Одна. Замуж не вышла, тащила на себе хозяйство. Была трактористом, председателем колхоза, когда все мужики на фронт ушли – на лесозаготовках работала. В гражданскую войну окопы копала для красной армии; на Великую Отечественную призвали ее вместе с трактором. После войны посещала, как и все, партсобрания. А по выходным ходила в церковь. Я как-то говорю: “Бабк! Ты чего в церковь-то ходишь, бога ведь нет?”. А она отвечает: “Так я, Ларисочка, никого и не заставляю. Тебя не зову, раз нет”. Так вот она, Маша, была – либерал. А эти твои – какая-то неведомая херня».

Либерал – это тот, кто позволяет другим людям думать иначе.
Христианин – это тот, кто одной из высших ценностей признает сострадание.
Дьявол начинается с пены на губах ангела. Дуб – дерево. Роза – цветок.
Нет большего зла, чем активист, что с крестом, что с томиком Вольтера.