МOЛОДО-ЗЕЛЕНО

Аркадий Хохлов создал свой бизнес с нуля, будучи первокурсником. Сегодня 25-летний выпускник физфака МГУ вместе с партнерами владеет компанией с годовой прибылью в 250 миллионов рублей, франшизы их разработок раскупают по всему миру, а Forbes ежегодно включает молодых людей в свой рейтинг. И только бабушка Аркадия до сих пор сокрушается, когда же он найдет нормальную работу!

Когда вы запускали свой бизнес, могли предположить, что о вас напишет Forbes?
Изначально бизнес запускал мой партнер Олег Герасимов. Я тогда учился на первом курсе физического факультета МГУ. Олег был старше, и, конечно, на тот момент о Forbes мы и не думали. Нам просто хотелось делать что-то помимо учебы, несмотря на то что она занимала достаточно много времени. Мы понимали, что это золотая пора для совершенно любых идей и начинаний. Ну кто осудит первокурсника за то, что он потерпел какую-то неудачу в юном возрасте? Ведь одно дело начать что-то в тридцать и у тебя не пойдет, а другое в восемнадцать.

Чем вы решили заняться?
Олег слетал в Штаты по программе Work and Travel и, попав там в пробку, увидел, как моют машины без использования воды. Впоследствии он выяснил, что таким же образом в Америке моют и самолеты. Оно и понятно, ведь самолет загнать в специальный бокс гораздо сложнее, чем просто снаружи протереть тряпочкой со специальным средством. И он привез эту идею в Москву. Здесь мы заказали маленький тестовый экземпляр из США, провели несколько испытаний с помощью нашей лаборатории на физфаке и убедились, что все действительно работает. В университете всегда были приветливые преподаватели, поощряющие любую инициативу. Они выделили нам площадки, ресурсы и лаборатории для того, чтобы мы могли исследовать, как это средство работает.

А как вам удалось внедрить эту разработку на российский рынок? Наверняка было мало желающих доверить свое авто двум юнцам с неизвестной технологией?
Для начала, чтобы проверить этот бизнес, мы решили найти какую-нибудь парковку. Ее мы искали достаточно долго – куда бы ни приходили, там крутили пальцем у виска: мол, вы что, ребята, какая мойка, какие тряпочки, а ну идите отсюда. Но в один торговый центр на МКАДе, откровенно говоря, не самый популярный и брендовый, нас все-таки пустили, причем без всяких бюрократических проволочек и входных билетов. И мы договорились, что две недели будем работать в тестовом режиме, без договора и других соглашений, и если им понравится наш сервис, то они нас оставят. В первый день мы подходили к каждому автовладельцу и спрашивали: «А хотите, чтобы мы помыли ваш автомобиль, пока он стоит на парковке?» Очевидно, что соглашался небольшой процент. Но в итоге за день мы помыли семнадцать машин. Это не много и не мало, но данное число дало нам понять, что идея автомойки без воды будет существовать и у нее есть почва для роста и развития.

Пока вы мыли чужие машины, не потеряли веру в свою идею?
Это как раз и давало нам веру в наш проект. Мы совершенно четко отдавали себе отчет в том, что мы не мойщики. И это было для нас не подработкой студента – заработал, потратил на пиццу. Это было тестирование идеи. Уже буквально на третий день мы отправились по московским спальным кварталам, искали дворников и предлагали им подработку. Так мы наняли людей, которые на следующий день мыли машины в ТЦ. Через неделю уже был нанят администратор, через три мы отошли от процесса в сторону развития общего бизнеса.

И как же вам удалось его развить за столь короткий срок без кредитов и инвесторов?
Когда мы запустили первые несколько объектов, мы закупали материалы из Америки. Их себестоимость была достаточно высокая, порядка 200–250 рублей на одну мойку. И главная задача, которая перед нами стояла, – уменьшить себестоимость. Для этого нужно было покупать больше материала, а чтобы это сделать, нужно было открыть огромное количество филиалов, но в тех условиях такой возможности у нас не было. И мы стали искать на форумах желающих развиваться с нами и закупать эту продукцию вместе через нашу компанию. Это был уже некий формат франшизы, который включал в себя определенный набор средств. Таким образом мы увеличили объем закупки и уменьшили себестоимость. К удивлению, в первый год у нас появилось порядка 25 партнеров в регионах. По прошествии года уже сформировалась хорошая команда – несколько точек в Москве. Управляющие офисы состояли на 90 процентов из студентов и выпускников того же физфака, мехмата, физтеха и так далее. Затем мы сформировали уже более качественный пакет для франчайзинга. И за первую пару лет нам удалось расшириться до 50 представительств. Конечно, не везде все шло так, как нам хотелось бы, но тем не менее уже в 2014 году мы попали в список Forbes как одна из 25 самых выгодных франшиз в России.
С конкуренцией приходилось сталкиваться?
Нет, до нас вообще не было понятия «безводная мойка».

Кто сегодня является вашими франчайзи? Есть какие-то возрастные географические или социальные особенности?
У нас сейчас порядка 112 партнеров. Мы работаем в России, СНГ, Франции, Польше, Израиле, Арабских Эмиратах, и, конечно же, портрет нашего франчайзи сложно отнести к одному типу. Это разные люди, начиная от предпринимателей, которые хотят диверсифицировать свой бизнес и идут в наш сегмент, заканчивая представителями в некрупных городах, таких как, например, Арзамас. Там наш партнер отлично развивается. Хотя население этого города менее ста тысяч.
Вы сотрудничаете с представителями разных стран. Как санкции повлияли на ваш бизнес?
У нас выросли продажи средства, которое теперь покупают даже в Китае. Из-за падения рубля сейчас его дешевле производить в России, нежели в Азии.

Вы сосредоточены только на мойке или уже диверсифицировали свой бизнес?
Если мы говорим в принципе о диверсификации, то за эти пять лет у нас появилось очень много проектов, часть из которых, откровенно говоря, потерпела крах. Некоторые продолжают работать и развиваются. Например, клининг. Это побочный бизнес, он связан с тем, что компании, которые мы обслуживаем по мойке, предложили нам подряд и на уборку. Таким образом мы создали клининговую компанию, которая на данный момент не имеет особого развития в принципе, но является маленьким побочным хвостиком. В прошлом году мы начали осуществлять другие проекты, связанные с IT. Теперь большая часть нашего офиса перешла в IT-сегмент. В частности, мы разработали приложение мета-агрегатора такси, с помощью которого можно сравнить разные службы по параметрам и выбрать подходящую машину из Uber, Gett, Яндекс и так далее. Еще появился аналог iCloud, но абсолютно бесплатный для клиентов. Этот сервис позволяет владельцам смартфонов сохранять свои фото и видео в облаке, не заплатив ни копейки.

И как, скачивают люди?
Да. Первое место по скачиванию занимает Индия.
Ваша прошлогодняя прибыль составила 250 миллионов рублей. К какому результату вы придете в конце этого года?
В этом году мы рассчитываем на сумму около 400 миллионов рублей.
Как вы считаете, образование физика-ядерщика помогло в развитии бизнеса?
У нас с Олегом есть убеждение, что хорошее базовое образование, коим является физфак МГУ, – это образование, которое в первую очередь помогает структурировать знания и учиться новому. Конечно, когда мы приходили на пары и нам объясняли теории из квантовой и ядерной физики – это по крайней мере для меня было гораздо сложнее, чем придумать бизнес-идею и запустить ее.

Вы и дальше планируете заниматься бизнесом? Не было мысли реализоваться по специальности, в науке?
К сожалению, это уже невозможно, поскольку без практики навыки теряются достаточно быстро. Но у нас есть желание заниматься наукоемкими проектами. Большинство наших идей связаны с IT. И те из них, что сейчас в разработке, имеют очень тонкую грань между полностью наукоемкими проектами и IT. Конечно, мы не сами изобретаем новые технологии, а нанимаем ученых. Инвестировать в науку – да, заниматься ею – нет.

Сейчас модно читать мотивационную литературу, посещать различные тренинги. Как вы думаете, насколько они эффективны на самом деле?
Мотивация у нас до сих пор льется через край. Искать ее извне нам не нужно. Так сложилось, что, будучи студентами, мы учились на своих ошибках, вместо того чтобы сначала узнать из специальной литературы, как правильно поступить. Хотя я до сих пор сомневаюсь, что где-то есть книжка, в которой есть ответы на все вопросы.
У вас есть кумиры среди известных миллиардеров?
Кумиров нет, но есть те бизнесмены, деятельность которых мне нравится. Это Марк Цукерберг, например. Или основатель Tesla Илон Маск симпатичен мне тем, что он делает все, что ему придет в голову, и у него получается воплощать свои идеи. Смотришь на его результаты и думаешь, что каждый в этом мире может делать все что угодно, все двери открыты, любая фантазия, которая приходит тебе в голову, может стать реальностью. Надо лишь поработать над этой идеей.

А что у вас в личной жизни? Наверное, вас окружают охотницы до красивой жизни? И как понять, насколько девушка искренна, ведь в вашем случае вы еще и молоды, и вас можно полюбить не только за миллионы?
На данный момент у меня есть девушка, поэтому я не смотрю в сторону других представительниц прекрасного пола. Но если честно, мужчина выбирает глазами. Каждому хочется, чтобы рядом с ним была красивая женщина, которая будет иметь определенный список тех или иных качеств, которые он в своей голове обозначил. И это совершенно нормально, что женщина при выборе мужчины тоже имеет какие-то пунктики. Девушка, которая обладает большим списком хороших качеств, наверное, не будет встречаться с дворником. Поэтому для нее скорее всего важно не денежное состояние мужчины, а потенциал его возможностей. И я в этом ничего плохого не вижу.

Вы сталкивались с завистью друзей?
Нет, друзья на то и друзья, чтобы радоваться твоим успехам. Все мои студенческие приятели до сих пор со мной общаются.
Как родители относятся к вашему бизнесу? Они вас поддерживают?
Безусловно. Правда, бабушка, которой уже более 90 лет, до сих пор мне говорит: «Аркадий, когда ты уже найдешь нормальную работу?» Она человек советский. До 70 лет она прожила в СССР, и ей, видимо, сложно подстроиться под современные реалии.

Ваши родители тоже физики?
Нет, мой папа врач, мама – преподаватель музыки по классу фортепиано. А бабушка прошла через всю войну. В молодости она была актрисой.
Как вы обычно отдыхаете: рассекаете на яхте близ Сен- Тропе или, быть может, предпочитаете уединение Сейшельских островов?
Мы с Олегом и Виталием Кирилловым, еще одним нашим партнером, купили несколько трофейных машинок – «Нива», УАЗ и так далее. И катаемся на них по бездорожью. Иногда машинки переворачиваются, тонут и ломаются…

Опасное занятие…
Это совершенно не травмоопасно. Это в какой-то мере можно даже назвать спортом. У нас есть разные варианты экспедиций. Иногда мы просто садимся в машины, ставим наобум точку на карте и едем.

Вы совсем не боитесь за свою жизнь, а если навигатор и телефоны перестанут работать в глуши?
Есть специальные приложения, которые записывают твой путь без Интернета. Но бывает и такое, что мы ночью просто застреваем и идем пешком.
Почему вас так тянет на эти экстремальные приключения?
Когда ты едешь в «Ниве» в лесу ночью, совершенно не важно, кто ты и сколько денег у тебя на счету. Трофи – это очень демократичный вид спорта. Вот есть ты, есть «Нива», и есть те сложности, которые могут возникнуть. А они, как правило, всегда возникают. Машины ломаются, застревают, иначе не бывает. Есть такие болота, где физически невозможно проехать, и приходится прибегать к совершенно разным методам.

На что вы с удовольствием тратите деньги?
Больше 70 процентов всей нашей маржи уходит на реинвестиции. Как раз работа над новыми проектами и идеями приносит очень много удовольствия. Что касается меня лично, в основном я стараюсь себе ни в чем не отказывать и не забывать о родных и близких.

Когда вы заработаете ту сумму, которая даст вам возможность быть состоятельным человеком и оставить работу, чем вы займетесь?
Во-первых, мойкой мы начали заниматься, потому что нам понравилось идея из ничего сделать что-то. Во-вторых, задача любого человека, который пришел в этот мир, каким-то образом изменить его к лучшему.

Это ваша главная мотивация?
Наверное, да, это наша основная задача. Более того, суть каждого нашего проекта – принести пользу потребителю, сделать его жизнь комфортной.

И когда вы наконец измените в этой области мир к лучшему, то скажете себе, что можно и отдохнуть?
Мир изменять к лучшему можно до бесконечности.