ПАЗЛ ШЕВЧЕНКО

Политолога и главного редактора сетевого издания «Кавказская политика» Максима Шевченко отличает от многих экспертов яркая позиция, которая не всегда созвучна  с царящими мнениями. «Миллионер» осмыслит в разговоре с ним все самые «горячие» темы последнего времени. 

 

1456762881_854134442-2

   

Как вы оцениваете прошедшие выборы в Госдуму?

Во всех регионах они проходили очень по-разному. Мне довелось видеть выборы в двух местах: в Дагестане, где я выдвигался кандидатом в депутаты, и в Ханты-Мансийском автономном округе, где я был наблюдателем от Совета по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте РФ. В Сибири выборы напоминали демократический процесс с незначительными нарушениями: где урну не так оклеили, где печать не так поставили, где камеры не так расположили. Там действительно проходила борьба, в которой победил тот, кто и должен был победить, – бывший мэр Сургута, кандидат от «Единой России» Александр Сидоров. Широкую поддержку получил уважаемый многими бизнесмен из Нижневартовска, представитель «Родины» Александр Петерман.

 В Дагестане ваше выдвижение, судя по всему, не увенчалось успехом.

Там это просто невозможно. Более недемократичного избирательного процесса я не могу себе даже представить. Был грязный спектакль, где не то чтобы неправильно посчитали голоса, а вообще даже никто не считал, просто написали цифры, которые приказал глава республики Рамзан Абдулатипов. Список победителей формировался по заведомо согласованным фамилиям, которые до этого были утверждены главой региона. Победители – проплаченные кандидаты, которые заранее принесли энные суммы денег. 

Смелое заявление.

Я говорю то, что вижу. При явке в 15–20 процентов написали явку 88 процентов. Победившие партии отдали голоса другим. Такая профанация, что непонятно, зачем вообще выборы проводили и тратили деньги?..

Явка на выборы в Госдуму традиционно невысока.

Да, в этом нет сюрприза. Другой вопрос, что люди все еще не очень верят, что от выборов что-то может реально измениться. Нельзя говорить, что Госдума представляет общество – явка была чуть выше 40 процентов по стране, большинство людей не участвовали в ее формировании.

Новоизбранные депутаты уже предлагают свои законопроекты. Так, от КПРФ предложили на государственном уровне реабилитировать тех, кто пострадал в результате путча 1993 года.

Лучше бы Зюганов спохватился в 1996 году, когда он выиграл выборы и отдал голоса Ельцину. Как говорится, сейчас уже поздно боржоми пить.

Вы, раз выдвигались, уже думаете о политической карьере?

Политическая карьера для меня не связана с депутатством. Я баллотировался в кандидаты в Дагестане по той причине, что там убили моих близких друзей, журналистов. Я дал слово на могиле одного из них, создателя общественно-политической газеты «Черновик» и ее главного редактора Хаджимурада Камалова, что так или иначе доведу дело до справедливого суда. И это мой вызов местным политическим элитам в Дагестане. Они прекрасно знают, кто убийца и заказчик, покрывают преступления и злодеяния, которые там делаются от имени власти в отношении народа. За прошедшие 15 лет в этой республике убито 12 журналистов. Не говоря уже об убийствах людей других профессий. Ни одно расследование смерти журналистов не доведено до конца, хотя Абдулатипов публично заявляет обратное стране и президенту, врет.

Что бы вы сделали, если бы заняли кресло депутата?         

Во-первых, я бы инициировал создание в Госдуме комитета по развитию гражданского общества и защите прав человека, которого явно сейчас там не хватает. Во-вторых, я бы поставил под защиту государства правозащитные организации, нельзя всех под одну гребенку называть иностранными агентами. В-третьих, инициировал бы создание независимой парламентской комиссии по расследованию убийств журналистов и известных общественных деятелей. У нас много лет уже блокируется в Думе закон о статусе независимых парламентских комиссий, поэтому пока комиссии там носят характер совещательных мероприятий. Мне кажется, они должны иметь право голоса, в том числе при расследованиях преступлений. Таких, как теракт в Беслане, захват театрального центра на Дубровке, убийства Хаджимурада Камалова, Анны Политковской, Бориса Немцова.     

Расследование по Немцову же закончилось.

Вы довольны результатом?

На момент своей смерти Немцов был незначительной фигурой в политическом процессе в стране, и результаты конкретно этого расследования не сильно резонируют. Я думаю, что дело в его романтических похождениях.              

Это вам так кажется. Хотя, безусловно, угрозы российской власти он не представлял. Дело в том, что не названы заказчики его убийства. Если убийцы, которые являются орудием убийства, понятны, то мотив преступления – нет. Названы только чеченцы-наркоманы, которые за деньги его убили. Пусть назовут заказчиков. Убили яркого политика, лидера оппозиции, пусть назовут тех, кто заказал это.

Кстати, об оппозиции. Она не прошла в Госдуму, хотя избиралась.

 Я считаю, что, как в боксе, «Парнас» был спойлером «Единой России». Вместе они давали согласованный спектакль, по крайней мере в Дагестане это было так. Там местные представители «Парнаса» – это люди, которые в ходе войны на Донбассе открыто поддерживали Киев. На выборах же чиновники дагестанского правительства возили их на своих машинах, они полностью взаимодействовали со штабом правящей партии. Из этого я сделал вывод, что все эти либералЫ нужны были для того, чтобы просто приукрасить процесс заполнения парламента заранее договоренными кандидатами. Либеральные партии во многом пребывают в согласии со своими якобы оппонентами. Причем так было всегда. У них одна и та же природа: и те, и те относятся к России и к ее народам как к средству кормления. Одни кормятся за счет погон на плечах, другие – за счет того, что у них друзья в США или в Израиле, но это обеспечивает статус одних и других. Не все, конечно, безусловно, есть во власти люди, которые не относятся к этим двум категориям. Которые честно делают свое дело, искренне служат, исполняя букву Конституции. Но они в меньшинстве.

 Уточним, кого вы имеет в виду?

Нет, я фамилий называть не буду. В Конституции сказано, что у нас социальное государство и держателем власти является народ. Мне кажется, наша страна все меньше похожа на социальное государство.

Но бюджет-то социально ориентирован. Больше половины денег уходит на социальные нужды.

Это ни о чем не говорит. Образец социального государства – Федеративная Республика Германия. Там существует приоритет власти на местном уровне, в том числе и по части финансов. Там партии растут снизу, от деревень, городков. Я свободно владею немецким и неплохо знаю Германию, изучил систему ее госустройства. Думаю, что и Путин, будучи сам германофилом, хотел бы создать у нас нечто похожее. Но сложно. Потому что в России исторически власть проводит реформы сверху, как бы ниспосылает подданным право на свободу, на землю и прочее. Пока наш премьер-министр будет публично посылать учителей, которые хотят достойно зарабатывать своим трудом, в бизнесмены, Россия мало будет напоминать социальное государство.

А землю-то дают уже – запущена программа «Дальневосточный гектар».

Идея мне нравится, но гектар – это настолько мало, что об этом нельзя серьезно говорить. Тот же Столыпин, переселяя людей в Сибирь, давал на семью 50 десятин, то есть больше 50 гектаров – одна десятина равняется 1,09 гектара. Гектар – это квадратный участок сто на сто метров, то есть дачу построить можно. Если людям давать хотя бы по 20–30 гектар этой бесконечной земли, тогда, конечно, они туда поедут, будут вкладывать свой труд в землю. Потом смогут ее заложить, получить кредит в банке. Многие государства так живут.      

Справедливое замечание. Но вам хоть что-нибудь нравится?

Мне нравится моя страна, ее разнообразие, люди. Мне нравится, что у моей страны есть будущее. Это понятно из ее культурного и человеческого потенциала – я знаю, что говорю, потому что много езжу по России. То, что я вижу сейчас, это разрушенная головоломка. Россия – это пазлы, которые надо собрать.

Недавно в Орле поставили памятник Ивану Грозному. И сразу поднялась шумиха «как так, памятник тирану!». Что вы думаете обо этом?

Я считаю Ивана Васильевича Рюриковича, он же Иван IV Грозный, одним из величайших правителей России. Если объективно его рассматривать, то это человек, который присоединил к Московскому царству Урал и Сибирь. Увеличил границы государства в пять раз по сравнению с тем, каким оно было на момент его венчания на царство. Это человек, который произвел огромную социальную революцию под названием опричнина. Она была неудачна, но задумка была интересная. Это был один из самых культурных и образованных людей своего времени. То, что ему вменяют в вину, казни тех, кого он считал предателями, было в принципе нормой для средневекового общества. В других европейских странах делали примерно то же самое: Генрих VIII в Британии казнил всех, кого разлюбил, во Франции не потухали костры инквизиции, в целом в Европе шли религиозные войны и людей уничтожали десятками тысяч. На Ивана Грозного в этом смысле указывать нужно в самую последнюю очередь – дело в том, что поименно известны все его жертвы, так как царь вел синодник для церковного поминовения всех убитых по его приказанию. Он сам молился за них, я не считаю, что это было лицемерие. И у него число жертв не измерялось тысячами. 

Вы москвич, живете в центре. Вам нравится, как преображается ваш город?

Мне кажется, что сейчас уничтожается дух Москвы. Ее центр, да и окраины, уже потихоньку превращаются в пространство чиновничьей мечты и бюрократической утопии, все это не имеет никакого отношения к Первопрестольной столице. Москва – это исторически свободный город. Допустим, у вас есть деньги и талант предпринимателя и вы хотите завести свой магазинчик – вы должны иметь возможность это сделать. Вы должны нормально, без всяких откатов, получить справки, получить помещение в аренду, которое вам приглянулось. И зажить так, чтобы кормить себя, свою семью. Большой город должен развиваться свободно за счет того, что в нем живут горожане. В Москве сегодня складывается ощущение, что здесь живут чиновники, а роль массовки исполняем мы, москвичи, и гости города. А чиновники реализуют свои планы. Я почти уверен, что многие из так называемых новых ресторанчиков и лавок, которые возникли на изувеченных плиткой, бордюрами и кадками с деревьями улицах, принадлежат так или иначе разного рода чиновникам, их родственникам, друзьям. Уверен, что они преследуют прежде всего свои интересы.

То есть вас не радует, что на Тверской высадят деревья?

Это мелочь. Мне не нравится, что уничтожают дух моего города. Открывают магазины и тут же делают тротуары, на которых не могут парковаться машины. И магазины закрываются. Мне не нравится, что все происходит только по решению властей. Портал «Активный гражданин» исполняет роль только ширмы, неизвестно, кто и откуда те, кто на нем голосуют, там этого не отследить. Москву уже когда-то изнасиловали, прорубив сквозь старинные арбатские улочки проспект Калинина и назвав его образцом коммунистического города. Теперь Москву также насилуют, и город становится символом бюрократии. Все эти фестивали, зверушки, облепленные искусственной травой, арки, инсталляции – это так пошло. На Старом Арбате поставили рядом с памятником Окуджаве какую-то пластиковую конструкцию – ну не пошлость? У памятников Есенину и Пушкину – то же самое. Верх безвкусия, дальше уже некуда.  

 

Некоторые ваши коллеги по цеху политологов сейчас следят за выборами президента США. И называют их уже самыми позорными за всю историю штатов.

Очевидно, что эти выборы взрывают общество, которое привыкло к различного рода спектаклям. Американское, прежде всего. Но нужно признать, что Дональд Трамп является выдающимся человеком. Он привнес в политику то, что мы называем человечинкой. В свое время то же самое сделал Джон Кеннеди: респектабельный миллиардер-католик из богатой семьи, ставший с легкой руки писателя Стивена Кинга «последним стрелком», он так его назвал в одном из своих романов. Почему? Потому что Кеннеди в отличие от своих конкурентов не было чуждо ничто человеческое: у него были свои отношения с женой, были любовницы, он обожал детей, он искренне улыбался и так далее. Люди в нем чувствовали общность с самими собой. То же самое можно сказать и о Трампе – это политик, который не стесняется быть человеком. Он не стесняется говорить, что ему нравятся женщины и он им тоже. Говорит это на языке, на котором говорят миллионы мужчин по всему миру. Что в этом крамольного – непонятно. Когда мужчины собираются, они обсуждают женщин, да, это так. Особо не церемонятся, это было бы смешно и неестественно. Честно говоря, не вижу в той записи, сделанной тайно от Трампа больше десяти лет назад, особого компромата. Почему-то в политике принято прикидываться и быть не тем, кем ты являешься на самом деле. Трамп показывает, что политика и сами США изменились, спектаклю больше никто не верит. Всем надоела бессмысленная игра за деньги, какой стала представительная демократия в США в последние десятилетия.  

Трамп разрывает шаблон?

Да, он говорит: я богат, успешен во всех отношениях, все мои женщины – красавицы,как на подбор, я говорю то, что думаю сам и миллионы американцев, хотите – голосуйте за эту лицемерную бабу, которая вся кровью заляпана. Мы все помним, что она сказала, когда убивали Муаммара Каддафи – она сказала «Уау!». А хотите, голосуйте за меня, говорит Трамп, я совершаю ошибки, но я думаю, как вы, американцы, и буду с вами советоваться. При этом его простота и легкость иллюзорны. Он очень серьезный человек. Не может несерьезный человек заработать миллиарды долларов.    

У нас возможен подобный кандидат?

Жириновский пытался им быть когда-то. Если вы имеет в виду миллионеров-кандидатов, то они уже были. Был в 2012 году Михаил Прохоров, в 2000 году был Умар Джабраилов. В целом не припомню бедных кандидатов в президенты России. Власть в нашей стране принадлежит богатейшим людям, правящая элита никогда туда не допустит никого постороннего.

Как оцениваете линию руководство страны в международных вопросах?

Руководство решает главную задачу – найти стабильные источники стратегического финансового развития России. Газ, нефть являются пока единственными ресурсами, обеспечивающими поступление денег извне. Я думаю, что договор с Турцией, по которому она станет главным распределителем всего российского газа в Европе, это важный стратегический шаг. Договор по «Турецкому потоку» для нас настолько важен, что ради него можно пойти на осложнения отношений с Францией, ЕС. Турции есть чем их шантажировать, нам – нет.

То есть все-таки дружить надо?

Это не дружба, а прагматичное партнерство. Вы понимаете, что означает «Турецкий поток»? Весь украинский газовый транзит пойдет через Турцию. А это значит, что Европа лишается очень важной кормушки. И должна будет поддерживать целиком и полностью огромную и разоренную Украину, которая жила-то по большому счету во многом от этого газового транзита. Европа станет зависимой от турок, что последних невероятно усилит.

Турки тоже известные ловкачи. Им ничего не стоит шантажировать и Россию.     

Ну нет, Турция – это серьезное государство с тысячелетней историей. Да, у них есть свои проблемы, но это, по крайней мере, серьезные люди.

Как сказались на российской экономике санкции Запада и наши ответные контрмеры?

Только пошли на пользу. Стимулировали рост инвестиций хотя бы в тот же агропромышленный сектор экономики. В России резко возросло производство отечественно сельхозпродукции.  

И бизнес стал прозрачным?

Я знаю немало людей в России, которые заработали свои богатства не подкупом и не воровством, а честным трудом. Они создали открытый честный бизнес. Конечно, все вынуждены играть по заданным правилам, но в целом эти люди ориентированы на нормальное развитие своего капитала, на инвестиции в то, что пользуется спросом у людей.  

Как вы думаете, санкции когда-нибудь отменят?

Нет. Если исходить из того, что условием отмены санкций должен быть возврат Крыма Украине, то они никогда не будут отменены. Ну не нашла Россия в мире понимания возвращению Крыма – ну ничего страшного. Подумаешь.

milionaire.ru, 2016