ТАМАРА ГВЕРДЦИТЕЛИ: “УХАЖИВАНИЯ ПРИНИМАЮ, НО СДЕРЖАННО”

Мама мне говорила, что моя жена должна быть такой же красивой, как Тамара Гвердцители. Она пела с экрана нашего телевизора «Березка» песню «Виват, король!», а мама, пританцовывая в такт мелодии, говорила: «Какая она красивая! Ей можно даже не петь». В те годы я еще не был ценителем женской красоты. Девочки меня только раздражали, я был в том возрасте, когда все коммуникации с женским полом сводились к дерганию косичек. Когда в фойе отеля «Метрополь» я повстречался с Тамарой Михайловной, первой моей мыслью была: «Какая красивая женщина». Вроде прошли годы. Мне не 6, мне 30. А передо мной стоит та самая Тамара Гвердцители – с горделивой осанкой, королевской красотой и абсолютно простой интонацией в общении. Вернувшись с интервью, я сказал главному редактору, что за все время разговора я ни разу не почувствовал со стороны Тамары Михайловны ни тени высокомерия или «звездности», присущей многим другим нашим эстрадным певицам. «А смысл ей быть высокомерной? Ее итак знает весь мир, а гениальный человек всегда прост», – ответила главред.

gverdtsiteli

Тамара Михайловна, совсем скоро в «Крокус Сити Холл» состоится ваш сольный концерт. Можете рассказать, какая программа планируется в рамках мероприятия и кто примет в нем участие?

Концерт будет интересен по многим параметрам и в плане музыки, и в плане симфонического оркестра, задействованного в нем. Также примут участие различные музыкальные группы. Из участников – Олег Газманов, Дима Дюжев, Сосо Павлиашвили, Владимир Пресняков-старший, Сергей Жилин, которого, кстати, мы готовим как сюрприз для зрителей. Ну остальное узнаете уже на концерте.

Вы выступаете в дуэте с зарубежными звездами?

Да, конечно. С маэстро Мишелем Леграном, в число избранных к которому я попала. Я, естественно, перед ним преклоняюсь. Для меня он полубог с каким-то запредельным гением, нечеловеческой музыкой. В одно время мы активно гастролировали с Алессандро Сафина. Был у меня также хороший партнер – это турецкий певец Сархат. Но сейчас мы все меньше встречаемся, работаем реже. Дуэты – это более эмоциональный жанр. Он очень зависит от настроения, от самих артистов – все мы люди творческие. Здесь имеет большое значение характер. Дуэт в принципе замечательная форма на сцене, и он никогда не потеряет интерес со стороны зрителей.

Как вы оцениваете современную российскую эстраду? Можете ли вы выделить кого-нибудь из нынешних молодых исполнителей?

Имена я не стану называть. Но скажу одно: нынешняя эстрада такая же, как и наша жизнь. (Смеется.) Эстрада, конечно, всегда отражает какие-то социальные веяния, имеющие место в обществе. Но очевидно то, что эстрада сейчас не такая активная, какой была раньше. Видимо, в мире что-то изменилось. Что-то где-то надо исправлять.

А что бы вы поменяли на нашей современной российской эстраде?

Я думаю, что какой-то панацеи от этого не существует. Все уходит в какую-то клубную музыку, поверхностную. Хотя все хорошо на своем месте, и это тоже определенный жанр. Для каждой музыки хорош тот зал, где она звучит. Но нынешняя музыка в нашем сегодняшнем сложном мире, кажется мне, не должна быть такой же агрессивной, как и сама жизнь. В этом отношении все же правильных позиций придерживается до сих пор наш театр, не отражая того негатива, которым наполнена современность.

Как вы считаете, почему на российской сцене очень много певцов-однодневок?

Это некий бизнес-план. Безусловно, это не творчество, а коммерция. Творчество не может быть таким «необъяснимо-непонятным».

А как насчет «Евровидения»? Почему в российской общественности каждый раз начинается истерика, если мы не привезем с этого конкурса первого места. А за всю историю нашего участия в «Евровидении» первое место мы занимали всего один раз, и то измором. Дает ли этот конкурс билет на международную сцену?

Для Европы это как обычное спортивное состязание. Там по-другому смотрят на этот конкурс. А у нас, в России, вы правы – наблюдается какая-то истерия каждый раз. Мы слишком большие надежды на «Евровидение» возлагаем, на мой взгляд. Ведь Советский Союз вообще долгие годы не участвовал в этом конкурсе, но дал миру ряд известных имен. А как можно стать известным артистом, да еще и с именем, исполнив всего лишь одну песню на каком-то конкурсе? Почему многие молодые артисты после громких побед на подобных конкурсах просто пропадают и их больше не видно? Они перегорают или это вопрос инвестирования?

Это неправильная продюсерская работа, наверное. Ведь им дается очень хороший старт благодаря этим конкурсам. Да и от самого человека – его трудолюбия и энергии многое зависит. Зависит также, каков запал в твоей душе. У молодых больше энергии для борьбы, старшее поколение не может наравне с ними бороться и пробиваться на эстраду.

Можно ли сейчас, обладая талантом, без денег пробиться на эстраду?

Нет. Никак. Все требует финансирования, даже чтобы лампочку тебе в репетиционном зале зажгли. В наши времена продюсером для артиста была филармония. Там делали всю эту работу, продюсировали артиста, получали деньги от государства. Но мы вряд ли добьемся такого уровня, чтобы у нас любили и ценили артистов театра, кино и эстрады, как их любят и ценят в Америке. Думаю, если бы многие наши таланты родились в США, то их жизнь сложилась бы лучше.

Если бы вы начинали свою карьеру сейчас, вы бы смогли стать столь же популярной, как в период Советского Союза?

Нет. Меня бы не пустили. Во-первых, это был Советский Союз и многие мои известные сверстники пришли тоже из Советского Союза. Но вряд ли бы они тоже чего-нибудь добились бы сейчас. Я, скорее всего, уехала бы и добивалась бы успеха где-нибудь в другой стране. Потому что там, если у тебя нет миллиона, то тебя, возможно, заметит продюсер в каком-то кафе, ресторане или на мероприятии. Он, как говорится, найдет необработанный алмаз, а здесь, как известно, отношение к «алмазам» иное.

Вы участвовали в телевизионных проектах «Две звезды», «Новая волна», «Голос Украины». А сейчас вы рассматриваете подобное сотрудничество с телеканалами?

Ну, тогда был немного другой период. «Две звезды» был интересным проектом – мы там участвовали с Димой Дюжевым. Такое ощущение, что это была какая-то другая жизнь. Мы много работали, старались находить что-то новое, интересное для проекта и нашего дуэта. Была очень творческая работа «Призрак оперы». В проекте «Голос Украины» я была в жюри. Вообще, в жюри тяжело работать. После этого также был ряд предложений участвовать в жюри аналогичных конкурсов, но я их не приняла. Во-первых, из-за недостатка времени, а во-вторых, быть в жюри действительно очень сложно. Поэтому я не очень хочу участвовать в жюри ни в одной стране мира. В общем, это все пока подождет.

В различных СМИ часто появляется информация о вашем участии в благотворительных мероприятиях. А что именно вас подвигло заниматься этим?

Я думаю, что когда человек становится известным, добивается в своей жизни определенного успеха, то он должен посмотреть на этот мир уже другими глазами и обратить внимание на людей, которые нуждаются в помощи и моральной поддержке. Здесь ведь даже вопрос стоит больше в моральной, а не материальной стороне вопроса. Есть люди, которые объединятся для того, чтобы поддерживать других людей. Я думаю, что люди, у которых есть возможности, должны стараться помогать другим людям. Это умозаключение хоть и является простым, но оно в полной мере отражает мое отношение к благотворительности и филантропии как таковым.

Тамара Михайловна, вы являетесь членом общественного совета Российского еврейского конгресса. Какова ваша роль в этой организации и какие вопросы решаются с вашим участием?

Мир сейчас настолько хрупок, что мы даже себе не представляем! Мы работаем в тандеме над тем, чтобы ужасы Второй мировой не повторились. Занимаемся разъяснением в различных общественных кругах данной проблематики, участвуем во многих других процессах. Существует, кстати, Женская лига, аффилированная с этим конгрессом. Недавно мы записали диск – 11 песен на языке европейских евреев – идише. Это очень большая и, если угодно, нравственно-музыкальная акция. У нас будет презентация, мы всё это будем, конечно, представлять. Мы подняли именно тот пласт музыки, который был популярен до печально известного 1941 года. Мы отслушали 400 песен, прежде чем выбрать эти 11 в диск – именно тех песен, выражающих чувства народа и народов Европы в целом. У меня есть уверенность, что эту музыку услышат и разделят не только те люди, которые увидели ужасы той эпохи, но и другое поколение. Музыка, наполненная добром и созиданием, должна обогащать людей вне зависимости от их возраста и этноса. Слушая эту музыку, люди задумаются над вопросами морали, человеколюбия, сострадания. Возможно, в ней каждый для себя найдет инструмент борьбы со злом, противостояния неестественным, зверским инстинктам.

Я так понимаю, это больше зов крови? Ведь вы наполовину еврейка?

Да. Конечно, да. Это история моего народа, огромного народа, который стоял на грани исчезновения. Если бы не Советский Союз, то это была бы катастрофа вселенского масштаба.

А как обстоят дела с грузинскими общественными организациями? Вы принимаете участие в них?

Да, конечно. Но это в Грузии. У нас есть фонд, который занимается грузинской музыкой. В рамках фонда недавно состоялся большой концерт с благословения Патриарха всея Грузии Илии Второго. Люди не покупали билеты, они просто переводили деньги, кто сколько мог, в приюты и несовершеннолетним детям, оставшимся без попечения родителей, пострадавшим от различных стихийных бедствий, и так далее. Я думаю, что этим концертом мы совершили благое дело.

Каково ваше отношение к политике? У вас есть какие-то политические симпатии?

Скажу одно – лишь бы не было войны. Вот это на самом деле – самое главное. Я могу сказать, что хорошо понимаю, что делает «Единая Россия». В этом отношении мои взгляды близки предпочтениям нашего российского народа. Я понимаю, что эта партия реально делает что-то полезное для страны, не только для себя. Я, как обыватель, вижу какие-то результаты их созидания, их работы. Да, может, они ошибаются. Но в общем я их поддерживаю.

Тема российско-грузинских отношений, полагаю, не раз затрагивалась другими журналистами в общении с вами. Какова ваша позиция по данному вопросу?

Сейчас, как вы, наверное, уже заметили, потепление. Об этом говорит и массовый туристический поток из России. Я говорю по фактам. Это значит, что на бытовом и культурном уровне все налаживается. Конечно, я думаю, что со временем все вернется на круги своя.

Вы считаетесь одной из самых красивых женщин на нашей эстраде. Наверняка вы были не обделены вниманием сильных мира сего Миллионеры предлагали вам руку и сердце?

Случалось и такое, да. (Смеется.) Если это выражается красиво, то это, конечно, хорошо. Но у меня никогда не было стремления сделать карьеру за счет спонсора, как это принято сейчас. Конечно, были преклонения и подарки. Но все после концерта, как для артистки. Потому что в профессиональном плане немножко оскорбительно, когда говорят, что у артистки есть спонсор. Вообще, испокон веков происходило так, что в артисток – талантливых женщин влюблялись непростые мужчины. Это, наверное, нормально в здоровом обществе. Это говорит о том, что в обществе происходят естественные процессы.

А как складывается ваша личная жизнь сейчас и кто вас вдохновляет на такую кипучую деятельность?

Ну во-первых, это музыка. Я думаю, что, несмотря ни на что, самые менее депрессивные люди – это музыканты, потому что, хочешь не хочешь, нужно вставать и идти на репетицию. А репетиции есть всегда. Поэтому музыканты, преодолевая по утрам сложные минуты перед тем самым первым шагом, чтобы одеться, привести себя в порядок, перешагнуть этот бытовой барьер, всегда являются людьми позитивными, и эти люди меня окружают и вдохновляют. А что касается социального статуса – я разведена.

То есть ухаживания принимаете?

Ухаживания принимаю, но сдержанно.

Есть ли у вас какие-либо неординарные увлечения?

Нет, таких увлечений нет. Но я всегда мечтала научиться ставить укол и водить машину. Даже в 1990-е я почти получила права. Но потом грянули известные всем события, и я не успела сдать экзамен. А укол, как говорит английская королева, должна уметь делать каждая женщина.

Есть ли у вас любимые песни, которые вы с удовольствием напеваете, когда занимаетесь, например, домашними делами, или, наоборот, песни, от которых вы устали?

Естественно, есть люди, которые хотят, чтобы я вышла на сцену и спела для них «Виват, король!». Конечно, я устала от этого. Ведь многие даже не понимают истинного значения этой песни. Они ее чересчур упрощают. А любимая – это «Кармен». Я ее часто напеваю. Или песни на другом языке, французские например. Или Френка Синатру. Ношусь по квартире и напеваю. Или импровизирую просто. Села, сыграла, и сразу легче стало.

 

millionaire.ru, 2016