Бахрушин

Миллионер – выдающийся меценат, коллекционер, создатель уникального музея – и череп великого мистификатора Гоголя в поезде-призраке.

Бахрушин А.А.

Писатель без головы

В 1909 году, накануне предстоящих торжеств по поводу столетия со дня рождения Гоголя, по решению московской городской Думы приводилась в порядок обветшавшая могила писателя на монастырском кладбище при Свято-Даниловом монастыре.

Рабочие отремонтировали и подземный склеп, где был установлен гроб с прахом Гоголя. Работы на кладбище проводились под надзором настоятеля и монахов из хозяйственной службы. К назначенной дате реставраторы успели. А в день юбилея на могиле состоялось торжественное богослужение.

Через 20 лет, в рамках кампании по борьбе с религией, было принято решение о закрытии Свято-Данилова монастыря в Москве, а заодно и кладбища на его территории. Оставшихся монахов выселяли, монастырь перестраивали под нужды приемника для беспризорных детей, а наиболее выдающиеся могилы переносили на главное кладбище СССР – Новодевичье.

Речь шла, в частности, о могилах Гоголя, поэта Николая Языкова и философа Алексея Хомякова. Перезахоронение Гоголя было обставлено торжественно. На кладбище по спецпропускам пригласили популярных писателей и общественно-политических деятелей. В их число вошли писатели Валентин Катаев, Владимир Лидин, Юрий Олеша, Всеволод Иванов, поэты Михаил Светлов, Илья Сельвинский.

С останками поэта и философа все прошло гладко, а вот великий русский писатель преподнес сюрприз. При вскрытии гроба обнаружилось – у скелета Гоголя нет черепа.

Исчезновение черепа вызвало шок. О чрезвычайном происшествии было доложено Сталину. Тот дал команду срочно расследовать дело. Чекисты арестовали всех тех монахов Даниловского монастыря, которые, несмотря на закрытие обители, все же – под разными предлогами – проживали на территории монастыря. В ходе допросов и всплыло имя похитителя. Им оказался легендарный коллекционер и основатель театрального музея в Москве, миллионер из купцов Алексей Бахрушин. Выяснилось, что монастырские власти знали о вандализме и проводили свое закрытое расследование еще в 1909 году, где выяснилось, что, приехав под вечер на могилу к рабочим, миллионер предложил большие деньги за череп Гоголя, и сделка состоялась. До Бахрушина чекисты добраться не смогли. На свое счастье, он к этому времени уже умер.

Могила Гоголя на кладбище Даниловского монастыря в Москве

Начало

Алексей Федорович Бахрушин родился в 1792 году, в Зарайске, в семье Федора Борисовича Бахрушина и Натальи Ивановны. Его родители зарабатывали на жизнь, занимаясь перегоном скота – гуртом – и выделкой кож – прасолом. Предок Бахрушиных был татарин из города Касимова, принявший православие и переселившийся в г. Зарайск Рязанской губернии в конце XVI в. Семейная легенда сообщает, что он подал прошение царю с просьбой называться по мусульманскому имени отца – Бахруш. В 1821 году Бахрушины переехали в Москву – весь путь семья прошла пешком следом за подводой.

Вместе с домашним скарбом в корзине для кур ехал двухлетний сын Петр, будущий миллионер. Федор Бахрушин начал торговать скотом и сырыми невыделанными кожами. В 1830 году Алексей Федорович стал отправлять лишнюю опойку в Санкт-Петербург на кожевенный завод немца Мейцингера, где из нее выделывалась перчаточная пайка – сорт кожи, сейчас называемый лайка. Вскоре Алексей Бахрушин открыл производство перчаток, накопил денег и купил небольшую сафьяно-кожевенную фабрику.

В 1844–1845 годах Алексей Бахрушин реконструировал завод с полной заменой оборудования. Были введены машинные операции вместо трудоемкого и малопроизводительного ручного труда, проведен водопровод из Москвы-реки и куплена паровая машина в 12 лошадиных сил – над заводом вознеслась самая высокая труба в округе – невиданные технические новшества для того времени. За проведение модернизации Алексею Бахрушину дали награду – золотую медаль на Аннинской ленте для ношения на шее. А первую заводскую трубу, уже старую и ветхую, в течение многих лет хранили на заводе как драгоценность.

Алексей Бахрушин, закончив финансовый год с прибылью, жертвовал на помощь бедным, больным, престарелым, учащимся. Его сыновья продолжали заниматься активной благотворительной деятельностью. Открывали благотворительные заведения, называя их именем семьи Бахрушиных, наделяли неприкосновенным основным фондом, на проценты с которого оно содержалось, входили в наблюдательные советы.

В 1848 году во время эпидемии холеры Алексей Федорович Бахрушин заболел и умер. Тут-то и выяснилось, что дом и завод в Кожевниках в залоге и долги превышают стоимость имущества. Вдова и сыновья Петр, Александр и Василий решили принять долги и образовали компанию «Алексей Бахрушин и сыновья». Завод продолжил работать и начал приносить доходы. Семейство Бахрушиных продолжало традиции предпринимательства и благотворительности.

После смерти Алексея Федоровича в 1848 году его дело продолжили сыновья – Петр, Александр и Василий. Именно они сделали семейное производство знаменитым не только в России, но и за рубежом, а сами стали одной из богатейших купеческих фамилий в стране. Вскоре они получили еще славу «профессиональных благотворителей» – ни один другой купеческий род не пожертвовал столько средств на помощь неимущим и не построил такое количество больниц, богаделен и приютов.

Благотворительность

Бахрушиных называли в Москве «профессиональными благотворителями». В семье был обычай: по окончании каждого года, благоприятного в финансовом отношении, выделять суммы на помощь бедным, больным, престарелым, учащимся. Делалось это не напоказ, без какой бы то ни было рекламы.

Правда, всем благотворительным учреждениям, открытым на средства семьи, присваивалось имя братьев Бахрушиных, дабы сохранить его в памяти будущих поколений.

На родине предков, в Зарайске, Бахрушины построили церковь, богадельню, училище, родильный дом, больницу, амбулаторию, выпустили на свои средства специальное издание «Зарайск. Материалы для истории города XVI–XVIII столетий». В октябре 1882 года братья передали московскому городскому голове письмо, высказав пожелание пожертвовать городу 450 тысяч рублей на строительство больницы. Бахрушинская больница для страдающих неизлечимыми болезнями на 200 кроватей – большая по тем временам – была выстроена к осени 1887 года на Сокольничьем поле, в начале Стромынского шоссе. Главным врачом в ней был А.А. Остроумов – домашний врач Бахрушиных. Его имя больница носит по сей день.

Бахрушины не только строили медицинские и просветительские учреждения, но и обеспечивали их дальнейшее существование за счет процентов с неприкосновенного фонда, который учреждали при каждом из них. Они же финансировали постройку при больнице дома призрения для неизлечимых больных (1892 год).

В 1895 году Бахрушины обратились в Московское городское самоуправление с просьбой отвести участок земли для строительства «убежища для детей, покинутых родителями». На выделенные Бахрушиными 150 тысяч рублей в Сокольничьей роще был построен городской сиротский приют. 450 тысяч составил неприкосновенный капитал, проценты с которого обеспечивали его долгие годы. Приют этот не был похож на другие заведения подобного рода: мальчики-сироты воспитывались там до совершеннолетия – до «выхода в люди». В приюте действовала не только школа, но и мастерские для обучения ремеслам – электротехническая и художественно-слесарная.

В 1898 году Бахрушины построили на Болотной площади «дом бесплатных квартир» для нуждающихся вдов с детьми и учащихся девушек. Через два года, отдав свое земельное владение на Софийской набережной, выстроили рядом еще два здания. В общей сложности на дома бесплатных квартир было пожертвовано 1257 тысяч рублей. Там жило около двух тысяч человек. При них были открыты два детских сада, начальное и мужское ремесленное училище для мальчиков, профессиональная школа для девочек. Имелись общие рабочие комнаты со швейными машинками и бесплатная столовая.

Полумиллионный взнос сделал Александр Алексеевич Бахрушин городскому общественному управлению на сооружение народного дома с театром на 1500 мест, библиотекой, читальней, столовой-чайной для беднейшего населения, а также на постройку здания учебно-ремесленной мастерской с общежитием для беднейших мальчиков.

Полмиллиона рублей Бахрушины пожертвовали на приют-колонию для беспризорных детей в Тихвинском городском имении в Москве – он был основан в 1905 году.

Перед Февральской революцией они передали свое имение Ивановское под Подольском для создания приюта-колонии для беспризорных детей.

С именем Бахрушиных связана история строительства в Москве популярного на рубеже веков театра Корша. В 1885 году, когда Бахрушины купили в Богословском переулке земельный участок с громадным садом и прудами, они сдали лучший его кусок в аренду Коршу под строительство театра на самых выгодных для арендатора условиях. На оставшейся земле пруды были засыпаны и поставлены многоэтажные жилые корпуса (в одном из них некоторое время жил Сергей Есенин).

Н.А. Филаткина, исследовавшая благотворительную деятельность Бахрушиных, приводит с учетом новых архивных данных невероятную цифру: Бахрушины пожертвовали на благотворительные проекты 6 млн 478 тыс. рублей. О церковной благотворительности Бахрушиных она пишет так:

«Из 76 культовых зданий, возведенных на средства купечества в Москве, Бахрушины построили семь (шесть домовых и один приходской). В числе других они сделали крупные вклады еще на два храма в Москве и в Тарасовке; в Зарайске возвели три: один – домовый, второй – главный собор; капитально перестроили и третий, ставший основой женского монастыря. Итого ими создано 12 культовых сооружений… В общей сложности семья пожертвовала на церковную благотворительность в Москве и Зарайске 525,9 тыс. руб.». Письма о помощи шли к Бахрушиным со всей России, от Архангельска до Средней Азии, из храмов и монастырей.

Как писал Василий Алексеевич Бахрушин, «Господь помогает нам, грешным, в наших делах, надо и нам быть благодарным ему: следует уделить во славу Божию часть своего достояния; во что бы то ни стало надо исполнить во благих желание сердца моего, выразить на деле свою благодарность Господу за щедрые Его милости к нам грешным…»

Театральный музей им. А.А. Бахрушина

Одержимые собирательством

Третье московское поколение Бахрушиных к славе своей династии добавили репутацию меценатов и коллекционеров. Так, Алексей Петрович стал знаменит как библиограф, собиратель фарфора, картин и документов по истории Москвы, его перу принадлежит книга о московских коллекционерах «Кто что собирает: из записной книжки». Его двоюродный брат, Владимир Александрович, был знаменитым фотолюбителем и почетным членом Московского художественно-фотографического общества. Его родной брат, Сергей Александрович, собирал гравюры, табакерки и картины – среди последних было немало полотен М.А. Врубеля. Но наибольшую известность в деле коллекционирования приобрел Алексей Александрович Бахрушин – основатель театрального музея. Свою нишу он нашел не сразу: сначала собирал предметы искусства Японии и Китая, потом занялся тематикой, связанной с Наполеоном. Стартом для нового увлечения Алексея Александровича стал спор с купцом Купреяновым в 1890 году: кто из них за год сможет собрать больше предметов, имеющих отношение к истории русского театра. Выиграв пари, Бахрушин продолжал заниматься этой темой до конца своих дней.

Объектами коллекционирования стали самые разные предметы, от личных вещей артистов до театральных афиш. В поисках новых приобретений Алексей Александрович еженедельно посещал Сухаревский рынок и крупнейшие антикварные лавки Москвы.

К страстности коллекционера в московском «большом свете» относились с иронией. На вечерах и званых обедах Бахрушину задавали ехидные вопросы: правда ли, что он приобрел пуговицы от брюк Мочалова и помочи Щепкина? Алексей Александрович не смущался от насмешек. В 1894 году Бахрушин впервые продемонстрировал свое собрание публике. Очень быстро старый дом на Кожевнической улице оказался тесен, и Алексей Александрович приобрел участок в конце Лужнецкой улицы, на котором в 1896 году по проекту архитектора К.К. Гиппиуса был построен новый особняк, первый этаж которого полностью оказался занят театральной коллекцией хозяина.

Здание было выдержано в формах английской готики, эта же стилистика присутствует и в интерьерах. Фасады выполнены в красных тонах с белой отделкой деталей, стрельчатыми окнами, декоративными зубчатыми башенками и «теремковой» крышей над входным крыльцом. Дом быстро оказался одним из центров театральной Москвы: по субботам в гостях у Алексея Александровича собирались артисты, певцы, режиссеры, композиторы, писатели и другие деятели сцены. Зная увлечение хозяина дома, ему приносили все новые и новые экспонаты.

Сам Бахрушин, создав уникальное собрание, хотел преподнести его Москве, но городские власти от такого подарка отказались.

Алексею Александровичу помогло близкое знакомство с президентом Императорской Санкт-Петербургской академии наук – великим князем Константином Константиновичем. 25 ноября 1913 года бахрушинская коллекция была передана в дар Академии наук, во главе созданного Театрального музея поставлено правление музея, пожизненным председателем и почетным попечителем которого стал сам Алексей Александрович.

После Октябрьской революции Бахрушин признал власть большевиков, что позволило ему не только сохранить жизнь, но и остаться во главе своего музея по декрету самого Ленина. В этой должности он находился до самой смерти в 1929 году.

Писатель без головы (продолжение)

Долгие годы история с пропавшим черепом Гоголя была засекречена. Результаты расследования до сих пор хранятся в архивах ФСБ.

Обнародовать кое-какие данные об этой истории удалось только в конце ХХ века. Так, в числе первых появились воспоминания писателя, профессора Литературного института Владимира Лидина, опубликованные в журнале «Русский архив» (№ 1, 1990). «…Могилу Гоголя вскрывали почти целый день. Она оказалась на значительно большей глубине, чем обычные захоронения. Начав ее раскапывать, наткнулись на кирпичный склеп необычной прочности, но замурованного отверстия в нем не обнаружили; тогда стали раскапывать в поперечном направлении с таким расчетом, чтобы раскопка приходилась на восток, и только к вечеру был обнаружен еще боковой придел склепа, через который в основной склеп и был в свое время вдвинут гроб.

Черепа в гробу не оказалось, и останки Гоголя начинались с шейных позвонков: весь остов скелета был заключен в хорошо сохранившийся сюртук табачного цвета; под сюртуком уцелело даже белье с костяными пуговицами; на ногах были башмаки.

Когда и при каких обстоятельствах исчез череп Гоголя, остается загадкой. При начале вскрытия могилы, на малой глубине, значительно выше склепа с замурованным гробом, был обнаружен череп, но археологи признали его принадлежащим молодому человеку…»

Собравшиеся творцы литературы растащили на сувениры, кто что успел. Так, сам Лидин вырезал заранее припасенными ножницами кусок ткани из фалды, чтобы позднее сделать вставку для футляра первого издания «Мертвых душ». Всеволод Иванов (по другой версии, писатель Лев Никулин) взял ребро Гоголя, директор кладбища комсомолец Аракчеев присвоил себе башмаки великого писателя… Пуговицу и часть других вещей вернули потомки писателей только в 2009 году. Ну а где же череп?

Мертвые души Гоголя. Прижизненное издание

«В Бахрушинском театральном музее в Москве имеются три неизвестно кому принадлежащие черепа: один из них по предположению – череп артиста Щепкина, другой – Гоголя, о третьем – ничего не известно», – писал Лидин в своих воспоминаниях.

Более того, по слухам в коллекции миллионера было до 40 черепов. Но найти коллекцию так и не удалось.

По слухам, череп Гоголя был украшен Бахрушиным лавровым венцом из серебра и помещен в застекленный палисандровый футляр, обшитый изнутри черным сафьяном. Согласно этой же легенде внучатый племянник Николая Васильевича Гоголя – Яновский, лейтенант российского императорского флота, узнав об этом, пригрозил Бахрушину и отнял голову. Он пришел к нему с оружием и сказал, что если тот не отдаст череп, застрелит Бахрушина и застрелится сам. Бахрушин не испугался, а даже, напротив, с радостью отдал реликвию. Внучатый племянник хотел предать земле череп Гоголя, но решил сделать это не в России, а в Италии. Весной 1911 года в Севастополь с визитом прибыли итальянские крейсера и Яновский попросил капитана одного из кораблей переправить ларец с черепом в Рим, где надобно было передать его русскому консулу в Италии для захоронения.

Но капитан Боргезе, взяв череп, так и не смог выполнить просьбу офицера Яновского. Прибыв в Италию, Боргезе череп по какой- то причине российскому консулу не передал и вскоре отбыл в плавание. Ларец же остался стоять на полке в доме капитана.

А уже летом 1911 года череп был утерян братом Боргезе, вернее, пропал при его путешествии на римском экспрессе через самый длинный в то время тоннель, прорубленный через Апеннины. Младший брат капитана решил напугать друзей черепом, когда поезд войдет в темноту тоннеля, и взял ларец с собой в путешествие.

А перед входом поезда в тоннель все 106 пассажиров вдруг ощутили приступ невыносимой паники, стало происходить что-то ужасное. Выскочить из вагонов, которые стали покрываться туманом и молочно-белой жидкостью, успели только двое. Поезд вошел в тоннель и пропал. Никаких внятных объяснений произошедшему никто дать не смог, и правительство решило замуровать тоннель.

Одним из спасшихся оказался Боргезе-младший, который рассказал, что оставил череп в исчезнувшем поезде. Следуя этой версии, голова Николая Васильевича осталась не упокоенной, чего так боялся писатель.

Слухи об украденной голове позднее мог использовать Михаил Булгаков, большой почитатель таланта Гоголя, в своем романе «Мастер и Маргарита». В книге он написал об украденной из гроба голове председателя правления МАССОЛИТа Берлиоза, отрезанной трамвайными колесами на Патриарших прудах. Эту параллель заметил писатель Анатолий Королев, который даже написал роман «Голова Гоголя».

Дом-музей_А.Н._Островского_и_ГЦТМ_им.А.А.Бахрушина

Список храмов и монастырей, которым Бахрушины пожертвовали средства

Московские церкви Святой Живоначальной Троицы и Успения Пресвятой Богородицы в Кожевниках. Троицкая церковь – приходской храм семьи Бахрушиных: в Кожевниках они жили, здесь находилась их фабрика и земельные участки. Даже когда Бахрушины разъехались по Москве, в Троицкий храм они возвращались, чтобы венчаться или крестить детей. И всегда здесь встречалась Светлая Пасха. Благодаря вкладам Бахрушиных храм Троицы в Кожевниках считался одним из самых богатых в Москве.

Церковными старостами в этом храме поочередно в течение многих лет были братья Бахрушины: Петр, затем Василий, позже – Александр.

Троице-Одигитриевский монастырь в Верейском уезде Московской губернии, известный как Зосимова пустынь. В 1853 году, в возрасте 25 лет, приняла постриг с именем Алексии и прожила здесь около сорока лет родная сестра Петра, Александра и Василия Бахрушиных – Евгения Алексеевна. Монастырь поддерживали Наталья Ивановна, ее сыновья и другие Бахрушины.

Александр Бахрушин оставил огромную сумму – 8 тысяч рублей – Казанской Шамординской общине в Калужской области.

Церковь Святой Живоначальной Троицы в Зубове – храм, ближе всего находившийся к особняку Василия Бахрушина на Смоленском бульваре.

Дмитрий Петрович Бахрушин был одним из семи жертвователей на постройку храма Покрова Богородицы в селе Черкизово близ станции Тарасовка Ярославской железной дороги в 1903 году. Вера Федоровна Бахрушина оставила средства храму Святителя Тихона Задонского в Сокольниках.

Бахрушины по завещанию оставили средства всем «своим» церквам: Скорбященской при больнице, Троицы при приюте в Сокольниках, Николая при доме бесплатных квартир, Константина и Елены при Пятницком попечительстве о бедных, – а также девяти зарайским храмам.

Храм Преподобного Василия Исповедника: более 200 тысяч рублей вложил в строительство и отделку храма Василий Бахрушин, по 20 тысяч – Александр Бахрушин и потомки Петра Бахрушина.

На родине предков, в Зарайске, Бахрушины построили церковь, богадельню, училище, родильный дом, больницу, амбулаторию, выпустили на свои средства специальное издание «Зарайск».

Зосимова пустынь

millionaire.ru, Augusr — September, 2014

 

 

Загрузка...
Загрузка...