Под этой аббревиатурой или, как бы сейчас сказали, фамильным брендом скрывается имя человека, с которым тесно переплелась история легендарного Малого театра.

Malyi_teatr

В XIX веке не было в России коммерсанта богаче. Первый российский монополист и миллионер даже заслужил чести упоминания в словаре Брокгауза и Ефрона. О нем высоко отзывался Николай Гоголь и другие соотечественники.

Василий Васильевич Варгин вышел из семьи монастырских крестьян. Его предки жили в Серпухове. Мужчины торговали холстом. Женщины вязали на продажу варьги, то есть варежки. Отсюда и фамилия – Варгины. Со временем семья разбогатела, и из крестьян перешла в сословие купцов. Будущий миллионер поначалу был совершенно равнодушен к коммерции. Он часами читал духовные книги, а потом и вовсе решил уйти в монастырь. Однако у отца и дяди – зажиточных торговцев – относительно мальчика были другие планы. Они рано стали приучать его к коммерции, и подросток даже ездил в Москву с заданиями. В один из таких приездов судьба его резко изменилась.

Vargin
В 1805 году Россия вступила в войну с Францией. Военные действия требовали усиленного снабжения армии обмундированием. Государство, как правило, мало и плохо платило за свои заказы, и купцы считали за удачу уклониться от такой чести, поэтому дружно перевели стрелки на молодого Варгина, которому тогда едва исполнилось 17 лет. Варгин принял подряд. Благоприятные стечения обстоятельств, честность и коммерческий талант помогли успешно справиться с поставками обмундирования для армии и заслужить благосклонность высокого военного начальства. Тогда же у Варгина появился высокий покровитель, военный министр граф Александр Иванович Татищев. Вскоре молодой купец получил все казенные подряды. Поставки он осуществлял по таким поразительно низким ценам, на какие, по
словам графа Татищева, «никто из прочих поставщиков, лучших промышленников и чиновников, опытнейших в делах торговли, не могли согласиться».
Совершенно незаменимым Варгин оказался в период Отечественной войны 1812 года, когда возникла необходимость в усиленной заготовке вещей для русской армии, а между тем торговля и промышленность были полностью остановлены. Татищев писал, что именно В.В. Варгин, которому во время войны был всего 21 год от роду, помог армии и стране «преодолеть все трудности в заготовлении вещей и, благодаря низким ценам, сохранить казне многие миллионы». Военный министр характеризовал купца как «истинного патриота, оказавшего родине неоценимые услуги». «Варгин, – писал он, – действовал как гражданин, разделяющий душевно общее несчастье, хотя мог бы тогда потребовать двойную цену, и принуждены были бы платить даже еще дороже, лишь бы не оставить войска без вещей. Но воспользоваться барышами во время государственного замешательства Варгин почитал делом недостойным и несогласным с его чувствами; напротив, он выполнял поставки, сколько известно, с пожертвованиями своего капитала». Кстати, только по приблизительным подсчетам, сознательно упущенная Варгиным прибыль за время войны составила более 30 млн руб.!
Мнения современников и историков разделились: одни считают Варгина «бескорыстным чудаком, рыцарем долга и чести», другие видят за его спиной тень Татищева и считают, что к 1812 году купец помогал чиновнику богатеть и продвигаться по службе, а тот, в свою очередь, обеспечивал торговому дому «Василий Варгин» исключительное положение в России. Неудивительно, что после мобилизации все поставки обмундирования для армии были поручены партнеру Татищева. Варгин стал главным и единственным поставщиком всей армии Российской империи. Чтобы монополия серпуховского купца не сильно бросалась в глаза, около 30% поставок отдали питерскому купцу Николаю Зверькову. Следственная комиссия позже установила, что их «конкуренция» была мнимой. Зверьков руководил фиктивной фирмой, поставлявшей казне все то же варгинское сукно и другие товары. Впрочем, положение монополиста и связанный с ним бурный рост предприятия имели и свои минусы. Сложность заключалась в том, что генеральный поставщик действующей армии не располагал никакими производственными мощностями и не имел возможности быстро ими обзавестись, – всю прибыль Варгины тут же вкладывали в покупку и строительство доходных домов в Москве. Чтобы выполнять постоянно растущие заказы военного ведомства, серпуховскому торговому дому пришлось залезть в долги. В условиях военного дефицита стало сложнее закупать мануфактуру по казенным ценам, и в распоряжение Варгина был передан отряд донских казаков, которые помогали ему «договариваться» с партнерами. Поверенные Варгина, постоянно разъезжая по стране, делали заказы и закупки вещей везде, где только было можно. При этом полпреды обходились без векселей и бюрократических формальностей. Все дела велись просто по запискам и счетам, а иногда и вовсе хватало только одного устного сговора, «честного купеческого слова». Потом такая самоуверенность сыграла с купцом злую шутку, а пока газеты трубили о подвиге простого русского купца-патриота, который себе в убыток снабжал войска качественным обмундированием. Рассказывали трогательную историю о том, как Варгин распорядился утопить обоз с амуницией на полмиллиона рублей, когда возникла опасность его захвата наполеоновскими солдатами. 
После войны Василий Варгин получил несколько почетных воинских наград, а в марте 1814 года вместе с русскими войсками пировал в Париже. Говорят, что именно тогда 22-летний Варгин был столь очарован ансамблем Пале-Рояля, зданием Комеди Франсез, что решил построить нечто подобное в Москве.
Вернувшись в Москву, Варгин переложил основные заботы по обеспечению казенных заказов на плечи братьев, а сам увлекся «богоугодными» проектами, одним из которых стало строительство здания для Малого театра.


***

До конца XVIII века на месте здания Малого театра протекала река Неглинка. Ее заключили в трубу, засыпали и застроили частными домами, которые принадлежали трем владельцам. К 1818 году, когда был утвержден план обустройства Театральной площади, участки выкупил Василий Варгин. Исходя из концепции архитектора Осипа Бове по застройке площади, здесь был выстроен дом с открытой галереей под различные магазины и большим, по тем временам, концертным залом. Еще до 1824 года, когда официально открылся Малый театр, балетно-оперная (Большой театр) и драматическая труппы (Малый театр) Императорского Московского театра были единым целым: единая дирекция, одни и те же исполнители, но еще и долгое время после этого театры были соединены даже подземным ходом, были общие костюмерные и т. д. Когда Варгину было предложено отдать свой дом в аренду московской императорской труппе, он охотно пошел навстречу этому предложению и взял на себя расходы по переделке здания под театр. В два месяца при затрате огромных средств архитектором Бове при активном участии Варгина здание было приспособлено под помещение Малого театра. И 14 октября 1824 года состоялось первое представление в «Новом Московском Малом театре в доме Варгина на Петровской площади». До 1829 года контора императорских московских театров арендовала дом Варгина, а затем
выкупила здание у купца за 158 тысяч рублей. В 1838 году Опекунский совет выделил еще 675 тысяч рублей на… «постройку Малого театра», хотя он уже был полностью построен и на его сцене 13 лет шли представления!

Bove

***

По многочисленным просьбам военного комиссариата Варгин продолжал поставки для армии и после войны, все по тем же смешным ценам, на какие, кроме него, не соглашался ни один другой поставщик. Многим тогда казалось невероятным, что молодой купец, ведя дело на таких невыгодных условиях, не только не разорился, но, напротив, сумел значительно увеличить свой капитал. К 1820 году состояние семьи Варгиных оценивалось в 18 млн рублей – фантастическая по тем временам сумма. Самого купца величали не иначе как Варгин-второй. Подобное экономическое чудо, естественно, породило немало завистников его успеха и врагов. В дальнейшем эти люди окажут решающее влияние на события, резко изменившие судьбу Варгина.
В 1827 году граф Татищев был смещен с должности военного министра, и на его место назначен Чернышов. Ведя войну против Татищева, Чернышов избрал одним из своих объектов протеже бывшего военного министра. На Варгина был обрушен поток бессовестной клеветы, несправедливых обвинений, бесконечных преследований. Якобы за недочеты, передержку казенных денег и растраты Чернышов назначил над Варгиным комиссию, которая после тщательного изучения всех обстоятельств дала самый положительный отзыв об ответчике. Тогда была назначена вторая комиссия под руководством некоего генерала-адъютанта Стрекалова, готового ради Чернышова пойти на любой подлог. В дело активно включились недоброжелатели Варгина: конкуренты, завистники, недобросовестные чиновники военного комиссариата… В итоге махинаций, подлогов и сфальсифицированных обвинений Варгин был взят под стражу, отвезен в Петербург и заключен в
Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Дома и принадлежащее ему имущество были взяты в опеку. Сам Варгин, его семья были совершенно разорены, обречены на нищету и лишения. Не выдержав горя, после 10 дней разлуки с сыном умерла мать Варгина. Три месяца спустя за ней последовал отец. После 13-месячного заключения в крепости Варгин был отправлен в ссылку в Выборг, где терпел крайнюю нужду. Только в 1832 году он получил позволение жить в Серпухове. Еще через три года была снята опека с тем, чтобы он мог выплачивать казне несуществующий долг. В 1842 году государственным контролем наконец было признано, что Варгину не были выплачены многие суммы и, даже если принять в расчет все приписанные ему долги, в окончательном итоге он все-таки ничего не должен казне, а напротив, казна ему не доплатила 1,5 млн рублей. Чернышов продержал это заявление 5 лет, а затем лживо заверил, что по высочайшему повелению никаких расчетов с Варгиным допускать не велено. И тот продолжал платить несуществующие долги. Лишь в 1858 году, уже в новое царствование, последовало окончательное решение варгинского дела. Обоюдные долги Варгина и казны были списаны со счетов, состояние возвращено законному владельцу. Когда Варгину сообщили, что дело его окончено, правительство прощает ему долги, он заплакал: «Не им меня прощать — у меня надо бы им просить прощения».

***

В последние годы жизни В.В. Варгин выглядел усталым, сломленным человеком. Резкий переход от почета и богатства к унижениям, страданиям и нищете сделали его мрачным, раздражительным. Прежнее бесстрашие сменилось неуверенностью человека, приученного к постоянному ожиданию очередных ударов судьбы. Умер Василий Васильевич Варгин в 1859 году. Погребен в Донском монастыре в Москве.
Неудивительно, что наследники Варгина с нетерпением ждали его кончины… Известно, что своей семьи, детей у него никогда не было, а отношения с родственниками были весьма натянутыми. Однако всех их ждало большое разочарование. Завещания не было, никакой недвижимости, как оказалось, за Варгиным не числилось. А в личной кассе предпринимателя душеприказчики обнаружили… 15 рублей серебром. Как подобное могло произойти, куда делись 18 млн рублей, осталось тайной столетия, которая не дает покоя историкам и кладоискателям и в наши дни. А ведь кроме денег у Варгина была еще и уникальная коллекция алмазов, состоящая из 30 редких камней, многие с собственными именами. Например, «Черные очи» 67 карат, «Голубая волна» 79 карат. Такие камни наперечет у ювелиров всего мира, и просто так они не исчезают. Банкам купец не доверял. Существует предположение, что Варгин мог спрятать свои сокровища в здании Малого театра. Тем более в советские времена во время реконструкции в его загадочных подвалах строители уже находили сундук с литерой «ВВВ», набитый царскими ассигнациями. Ну а пока единственным сокровищем, оставшимся потомкам от Василия Васильевича Варгина, остается само здание Малого театра. Своего рода памятник знаменитому купцу и меценату.

Прародителем Малого театра явилась труппа, которая была создана при Московском университете в 1756 г., сразу после известного Указа Императрицы Елизаветы Петровны, ознаменовавшего рождение профессионального театра в нашей стране: “Повелели мы ныне учредить Русский для представления комедий и трагедий театр…”

Elizaveta Petrovna

Впервые царский театр появился в России в 1672 году при царе Алексее Михайловиче и просуществовал. Инициатором создания театра наподобие европейского стал просвещенный боярин Артамон Матвеев. Первая пьеса называлась «Артаксерксово действо». Было отобрано 60 мужиков, которых начали обучать актерскому ремеслу, а театр был наскоро построен в подмосковной резиденции царя, в селе Преображенском.
17 октября 1672 г. прошло открытие долгожданного театра и первое представление. На этом важном событии присутствовали сам царь и все его ближние бояре. В специальной ложе находились царица и ее придворные дамы. Первое представление длилось десять часов, но царь досмотрел все до конца и остался очень доволен. Когда спектакль был окончен, зрители тут же отправились в баню, так как считали, что после такого "действа" необходимо смыть с себя все грехи. Театр называли в то время "позорищем".
Однако со смертью Алексея Михайловича в 1676 году умер и первый русский царский театр.

В 1702 году Петр I построил в Москве на Красной площади близ Никольских ворот Кремля первый в России публичный общедоступный театр, который просуществовал до 1707 года и назывался «Комедиальная храмина». Для него было построено длинное одноэтажное здание. Зрительный зал вмещал до 400
человек. Представления давались по понедельникам и четвергам и сопровождались музыкой и сценическими эффектами.

Именно императрица Елизавета Петровна стала родоначальником Императорских театров России.
Высочайшим указом решено было определить помещение в Санкт-Петербурге для первого русского театра, который разместился в Головкинском доме (ныне на этом месте — здание Академии художеств) на Васильевском острове. Весь штат императорских театров утверждался высочайше и также определялось жалование от Придворной конторы, которой подчинялась Театральная Дирекция.

Структура Императорских театров строго придерживалась системы актерских амплуа. Актеры делились по исполнениям ролей: трагики, комики, первые любовники (jeunes premiers), отцы семейств, матери, простаки, травести и т. д. Русские Императорские театры держались амплуа до 1882 года.

MT

 
Загрузка...
Загрузка...