Алла Лескова о творческих цехах-террариумах.

Ночью фильм смотрела про Маяковского, документальный,  скорее всего приурочен к 14 апреля, дню смерти поэта.
Очень интересный.
Там его дети, племянницы, Полонская, очень красивая даже в старости, Лиля, конечно, куда ж без нее.
Выясняли разные владимироведы  вот что: сам он застрелился или его убили, версии разные, гипотезы.
Раз двадцать кадр, где он мертвый, с простреленным сердцем показывали, я отворачивалась каждый раз на этом кадре…
Но самое главное.
Оказывается, если послушать всех говорящих о нем в фильме, этот трехметровый красавец, напоминающий собственный памятник, был истеричкой, подкаблучником, жутким хамом и блядуном.
Чуть что не по его — сразу в слезы и давай рыдать.
Чисто разбалованное невоспитанное дитя. Капризушник такой. И подлец.
Великого мхатовца Яншина ни в грош не ставил. Приходил во МХАТ и уводил его жену Полонскую на глазах несчастного мужа.
В общем, отвратительный тип получается.
А столько лет мы все считали его гением, красавцем! Противоречивым — это да.
Но все же гением. Мощным, мужским, трагической фигурой..
А тут вон оно как. Столько лет иллюзий.
А все почему?
А все потому, что тогда фейсбука не было в его времена.
Был бы фейсбук — мы бы давно это все, и еще не такое, от его коллег по поэтическому цеху знали. Или по другому цеху, тоже  очень культурному.
Всю подноготную, как это принято здесь… Все сплетни. И застрелился бы он тогда гораздо раньше.И обсуждали бы это здесь недели три с разными версиями.
И стихи бы он тогда немного другие писал.
Например, такие:
Крошка-картошка сын к отцу пришел
И спросила кроха
Фастфуд это хорошо?
Или все же плохо?

Загрузка...
Загрузка...