Алла Лескова о влиянии имени на осбенности личности.

У меня есть очень чистоплотная подруга, которая страстно любит чистоту, и это самая сильная ее, не одна, но пламенная страсть.
Подруга, надо сказать, при этом замечательная, патологически деликатная и порядочная. В общем, не подруга, а одна сплошная патология. 
Никогда и никому она не доверяла уборку, но вдруг подвела спина. Так подвела, что хоть плачь. Боли усиливались еще и от мысли, что пора мыть окна, делать летнюю генеральную уборку, которую она и так проводит каждый день, а спина разрывается.
На семейном совете было решено найти за деньги помощницу. Поплакав, подруга согласилась.
И вот, по рекомендации одной родственницы, в квартиру была приглашена Изабель.
От одной мысли, что уборку в квартире будет производить какая-то Изабель, спина у подруги совсем стала рассыпаться, но раздался звонок в дверь — и от шока боль на время покинула спину.
На пороге стоял огромный живот, в который и уткнулась лицом подруга.
Здравствуйте, я Изабель, вызывали? — спросила  почему-то высоким, вопреки облику, голосом огромная дама в шляпе с бескрайними полями. На ее руках были белые кружевные перчатки.
Проходите пожалуйста, сказала деликатная в шоке подруга, и посмотрела на молчащего мужа, который резко вдруг осунулся.
Дама вошла в комнату, бросила сумку на диван и проинформировала — вообще-то я в это именно время пью кофе с вафлями.
Да-да, конечно, сейчас все мигом, присаживайтесь, вафли есть, кофе сварю только.
Дама с удовольствием выпила горячий кофе в красивой чашке и съела шесть вафель. После чего произнесла — я литературовед. Специалист по Блоку. Вы любите Блока?
Да-да, кто ж его не любит, суетливо ответила хозяйка, а муж ушел в свою комнату и оттуда подруга слушала нервный смех. От чего еще больше нервничала, так как воспитанная и ей было стыдно за мужа.
Ночь… Улица… Фонарь… Аптека… — начала Изабель.
Подруга кивала в ритм, так как интеллигентная, а в голове лишь одна мысль была — только бы поэму Двенадцать не стала читать, а быстрее перешла к уборке.
И Изабель перешла.
Сначала она пошла убирать туалет. 
Деликатная подруга туда не заглядывала и не контролировала, она сидела на стуле, и ей казалось, что это какое-то дурное, но смешное кино.
И вдруг из туалета раздался страшный грохот.
Это Изабель расколола бачок, на который упала тяжелая полка, так рьяно она стирала с полки пыль, облокотившись на нее всеми центнерами.
Вышел муж, посмотрел выразительно на подругу, сказал — мда и снова вернулся в свою комнату. 
Ничего,что я разбила бачок? — спросила Изабель.
Ничего-ничего, деликатно ответила подруга.
Я тоже так думаю. Не ошибается тот, кто ничего не делает, правда? — утвердительно спросила Изабелла.
Подруга кивнула и ответила пересохшим ртом — правда….
Потом Изабель пошла мыть окна на балконе.
Подруга очень боялась,что она упадет с десятого этажа или размозжит силой большой руки стекла, поэтому стала придерживать сзади огромную Изабель и незаметно направлять ее руку.
Я сама! — сказала литературовед.
Ну, уж нет, я не хочу, чтобы вы выпали с десятого этажа, простите. ( А сама подумала — хочу. И тут же ужаснулась своим мыслям).
Наутро подруга проснулась с абсолютно здоровой спиной, не исключено, что все позвонки вернулись на свои места, когда она поддерживала тело блоковской незнакомки. А когда спина не болит, то и на разбитый бачок плевать, и вообще плевать, чисто в доме или уже так грязно, что пора Изабель вызывать.
Изабель…. Изабель…. Помните?

Загрузка...
Загрузка...