Алла Лескова  в  поисках ответов.

Была у меня приятельница, которая разговаривала только с помощью «волга впадает в каспийское море».
Самое очевидное преподносилось как открытие напряженной мысли и звучало так — ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ.
У меня сводило скулы и вообще все, что сводится, но… все люди разные. Терпела до поры.
Что ни скажешь — в ответ вот это. ВСЕ ЛЮДИ РАЗНЫЕ. Мол, ты что, этого не знала?! Эх ты.
Однажды я решила схитрить и стала говорить про плохую погоду. Это когда поняла, что она просто не слушает собеседника, а через определенные интервалы вставляет про «разных людей». Поддерживает беседу как бы.

Говорю — ну и погодка, жуть… А она отвечает, назидательно так, — все люди разные!
Ты о чем?- спрашиваю.  А ты о чем?- уточняет она.
Я про погоду. Что плохая погода.
А она отвечает — все люди разные. Одним нравится хорошая погода, а другим плохая.
Вот такая приятельница была.

Была,пока я не решила: пусть все люди будут одинаковыми вокруг меня, пусть их будет один или три, или пусть вообще я одна буду, но таких волг, впадающих в каспий, у меня больше не будет.

В общем, о разных людях хочу.
Помню, в дни керченской трагедии в школе вдруг приходит мне сообщение от совсем непримелькавшегося в ФБ имени.

Там робко и кратко написано «Спасибо за легкость и радость. Люблю каждое слово ваших текстов».
Что вдруг? — подумала я.

Но вру. Я так не подумала, потому что сразу поняла — женщина из Киева, Елена, хочет так меня ободрить, начитавшись, какая я фу, потому что каждый день пишу про трагедию в Керчи, про мальчиков-героев и учительницу, героиню. Погибших.

Фу такой дурой быть, написала вдруг одна дама, френд мой. Снимите белое пальто.  Все скорбят молча и вы молчите.

Тут что ни фраза – то штамп и безвкусица. Но потрясла логика и внезапная ненависть.

И вот читательница эта почувствовала мое недоумение и – да – боль. От всего сразу боль. Но она решила, что я  этого не поняла, и пишет — я подумала, как вам сейчас больно, наверное… Простите, что побеспокоила.
Спасибо большое, отвечаю, но не поверите, мне совсем не больно, вопреки обыкновению, потому что я уже четыре дня на антидепрессантах, не справиться мне со своим состоянием, с мыслями о погибших керченских детях, взрослых и их героизме. Но вам огромное спасибо, написала я.
Однако все люди разные.
Одна из читательниц когда-то попросила прислать мои книги, очень хочу, написала. Я ей отправила две книги в далекую страну, она была счастлива, выложила их тут с восторженными подписями. А через время я попадаю на ветку одной известной в бомонде дамы, скорее, с фантомными болями от прежнего предводительства этого бомонда, и там вокруг нее вертится, суетится эта моя читательница, которая просила мои книжки и восторгалась. И та бомондная дама интересуется — а кого посоветуете почитать?
И я с интересом расширяю свои и так не японские глаза и вижу, как моя восторженная поклонница называет мое имя.

Та в ответ молчит. Просто оглохла как будто. Моя восторженная снова заходит, уже с другой стороны, чуть волнуясь. Я, говорит, конечно, не знаю, не настаиваю, я вообще не знаю, стоит ее читать или нет, но вот вижу через френдов, что они ее читают, в ленте вижу. Бомонд снова молчит. Просто как будто не видит ее суеты и заискивания. Тогда поклонница моя, вчера еще восторженная, третью попытку делает, а я наблюдаю за этим кино… И восторгаюсь загадочной выдержкой бомонда, смеюсь, наблюдаю. Прямо аплодирую ей.

Вообще, я не уверена, что ее стоит читать, блеет уже моя некогда восторженная, но на всякий случай вам написала. Просто вижу ее в ленте. А кто такая — понятия не имею.
Бомонд молчит. Поклонница вся мокрая ушла ни с чем.
Молчание бомонда. Хорошее название для книжки, надо запомнить.

Все люди, как видим, разные..
Одна подруга моя близкая, когда мне лицо искромсали, чтобы спасти, пригласила в гости, я в повязке до глаз, мы посидели, выпили, посмеялись, поплакали, я реву, говорю — вот такая красавица теперь буду… Ты самая красивая, говорит она, встает, медленно снимает повязку с лица моего и начинает нежно целовать мои многочисленные швы и рубцы. Как мама. Хотя совсем не сентиментальная и вообще скупа на проявления.
А другая подруга… С точностью наоборот.

Так что, была права моя приятельница, которая все норовила Волгу в Каспийское море вогнать…
Все люди разные. Всех любить, как увещевает нас Господь, невозможно и не нужно.
Как же быть, как быть с заветом?
Ответ я нашла у Ирины Ратушинской.
Как-то она сказала своему духовнику: я не люблю всех, не получается. И он ей ответил — не люби. но поступай с ними так, как будто любишь.

ПОСТУПАЙ ТАК КАК БУДТО ЛЮБИШЬ,
Это очень мне помогает. Быть может, и вам поможет….

Загрузка...
Загрузка...