Алла Лескова о семейном бизнесе в монастырской лавке.

Зашла в православную лавку, что около собора.
Там разные цепочки для крестиков, разные крестики, много книг, много меда из монастыря , все с целебными травами.
Две женщины в лавке, одна помоложе, боевая, а вторая постарше, худенькая, в платочке, лицо светится.
Они все время не соглашаются друг с другом, точнее, боевитая и молодая постоянно возражает старшей, а та молчит, улыбается и ещё больше светится. Кожа прозрачная, глаза смиренные, но не раболепные, как будто что-то знает, что нам не скажет.

Спрашиваю — мед точно настоящий? Смиренная, но с тайным знанием, говорит — мед из монастыря, монахи пасеку держат, конечно, настоящий и целебный…
Молодая хохотнула и произносит — Лиза, по — твоему все монахи святые? Не смеши женщину. Помнишь, у Таньки любовник был? Да ещё какой, все забыть его не может… Так вот он был монах. Они те ещё святые, и мед их такой же.
Я растерялась, мед-то брать?
Берите, говорит светящаяся, хороший любовник не помеха пчёлам. Натуральный мед, хороший.
Боевая усмехается — ну-ну…
Потом я увидела пчелиный яд для больных поясниц. Молодая сомневается — уж не знаю, помогает ли он, и может вообще это змеиный яд… Но когда муж мне спинку растирает, то я улетаю.
Значит, говорю, пчелиный, если улетаете… Змеи не летают.
Смиренная кротко улыбнулась, а молодая стоит с блаженным лицом, руки мужа вспоминает, наверное.
Тут я вижу очень красивый платок, трогаю, примеряю. Смиренная говорит, что мне идёт, что качество проверенное.
Но боевая мотает сильно головой, знаки посылает, мол, платок поползет или полиняет после первой же стирки.
Вы прямо вредительница какая-то, не выдерживаю я. Одна товар хвалит, другая тут же вносит смятение в неокрепшую душу покупателя. Я такого ещё не видела.
Женщины помолчали, потом переглянулись и засмеялись. Даже смиренно светящаяся в голос засмеялась, а не улыбнулась кротко.
Я подумала, что сейчас они произнесут — она нас будет учить коммерции! И почти угадала.
В общем, женщины раскололись.
Посмотрите на меня, говорит боевая молодуха. Посмотрели? А теперь на нее, на ее лицо, платочек и нимб. Кому люди поверят больше? Правильно. И чем сильнее я возражаю и ругаю товар, тем лучше его покупают! Моей физиономии веры нет, а поэтому все верят,
назло мне, вот этому лику, этой кроткой, пожившей, светящейся добротой и чистотой моей мамуле.
Мамуле? Так у вас семейный бизнес….
Мед я купила, пчелиный яд тоже, ещё настойку для или от сердца.
Платок не купила, хотя красивый, у меня их двести штук.
Вышла на улицу, а там снег кружится, летает, летает… И заметает.
Все что было до меня и будет после, и ничего нового не будет.

Загрузка...
Загрузка...