Алла Лескова о трагедии в Саратове.

Про Саратов еще недавно знала только то, что на его улицах «огней так много золотых, а я люблю женатого». И что это город на Волге.

Все слова этой милой эпохальной песни можно теперь забыть.

После того, как на страшной, темной тропинке, без единого «золотого» фонаря, только гаражи кругом, а на них сидят те, кто зовется мужчинами, и все они пьют изо дня в день из горлА…

После того, как там убили девочку Веру, песня знаменитая уже не споется…  Просто язык не повернется.

Итак, пьющие беспробудно сидят на крышах гаражей. А внизу ходят в школу и из школы дети, это самый короткий путь. Можно идти безопасным путем, но это где-то километр, далеко.

В школу опаздывать нельзя, не устают повторять детям взрослые. Которые отлично знали, что дети ходят по такой тропинке, по которой я бы днем ни за что не пошла, а если бы пошла, то упала бы раз двадцать. Это квест, страшный квест, а не дорожка к знаниям… Вчера я видела ее в одной из телепрограмм, всю ночь заснуть боялась потом.

Они, дети, выходят рано, затемно, и возвращаются в темноте, на ощупь, ноги стали зрячими у них, ступают по раздолбанной тропинке, с острыми выступами, ямами, корягами… Обрывами.

А вокруг гаражи и какие-то темные между гаражами строения, ямы, куда даже днем заглядывать страшно…

И на этой короткой, самой короткой дорожке к свету и знаниям убили девочку.

И ТОГДА СПЛОТИЛСЯ ВЕСЬ ГОРОД — увидели мы и прочитали.

Только тогда..

Крики возмездия, слезы, обмороки, все как один бросились на поиски девочки, самосуд еле остановили…

Вот какой сплоченный у нас народ, когда гром грянет.

А где же был этот народ ДО?

Где были родители, которые спокойно отправляли  родных детей коротким путем? Одних, подростков, девочек….

Где был директор школы, или школ, которые прекрасно знали, каким путем ходят вверенные им дети?

Учителя?

Начальник отдела образования?

Слуги народа депутаты, которые также прекрасно знали, каким прямым путем к беде ходят ежедневно дети?

Депутаты в небедных костюмах, которые вчера в телевизоре говорили, что таких страшных, разбитых, богом забытых улиц в Саратове полно.

Полно таких улиц, спокойно говорил один депутат. Который не мог не знать, что это дорога из школы и в школу…

А ДЕНЕГ НЕТ, ответил он на вопрос ведущего.

Нет, не у него. У него, наверное, есть деньги.

У города нет.

У ГОРОДА НЕТ ДЕНЕГ.

А почему? Вопрос риторический…

Пропадайте, дети, не всех же убили еще.

Ну, денег нет, вы что, дети, не понимаете? Нет на дороги для вас денег, ведь по ним не ездят машины руководителей города и не ходят их дети, для них открыты другие дороги к счастью.

Дети и не спрашивают. Такие дороги для них давно норма.

И все же не покидает, огнем в груди горит вопрос у меня…

С депутатами и отцами города все ясно, они только сейчас решили снести гаражи…. И деньги нашлись, поскребли по сусекам, поднатужились, бурлаки наши.

НО опять спрашиваю себя и нет ответа — родители? учителя? директора школ? Полиция, которая должна была не сводить глаз с уже отсидевшего за изнасилование нездорового человека?

Как. КАК вы могли жить спокойно, зная об этой тропинке годами…. Отпускали своих детей. Своих детей. Спокойно. По дороге ужасов и неминуемой беды.

Я видела лица жителей этого города. Не всех, конечно, но те, которые видела…

Это уже не апатия, это какое-то слово мне неведомое, я слушала их слова и выражение лиц наблюдала.

Город зеро какой-то. Призраки. Которые устали от повторяемости беспросветного существования и провалились в пропасть между хорошо и плохо…. Не отличают.

НО ЗАТО СПЛОТИЛИСЬ КАК ОДИН В БЕДЕ. Значит, еще не все потеряно?

Не знаю. Нет такого оптимизма. Грянул гром. Мужик перекрестился и опять лег на печку.

Да, а на дороги в Саратове денег просто нет. Уж держитесь как-то, люди. Кто-нибудь еще погибнет, сразу появятся.

Загрузка...
Загрузка...