Алла Лескова о том, что не обманывают только чувства.

Я думаю о том, что часто чувство, впечатление первичнее мысли, а значит, точнее, и только оно и есть правда.
Например, вчера подруга пришла ко мне и подарила картину.
Я увидела ее и сказала — ох, как красиво! какая красота! мне очень нравится!
К твоим обоям должна подойти, сказала подруга. Я подбирала.
Я тут же повесила картину и еще больше она мне понравилась, так уютно, еще уютнее стало.
Так легло хорошо, и на стену, и на душу, и что-то новое привнесло мне все это в жизнь. Такой вроде бы пустяк…
А потом лежала и смотрела на нее, уже одна, и думала — это же самый настоящий китч, или кич, до сих пор не знаю, как правильно.
Вышито стразами, торжество пошлости и дешевки, да еще в золотой раме, которая никакое не золото, да еще цветочки и, о ужас, бабочки.
Стыд, позор и срам.
Это я смотрела чьими-то понимающими толк в искусстве глазами, чьими-то искушенным, утонченным и сходу определяющими, что есть плохо, взором.. И что есть хорошо.
А потом опять смотрела своими  и мне снова нравилось, и снова на душе теплело и хотелось, чтобы она висела именно у меня, и смотрела бы я и смотрела.
И я подумала, как часто мы смотрим на кого-то или что-то не своими глазами, а глазами тех, кто в нас с детства и до самого нашего конца что-то все время закидывает, а мы заглатываем это, часто непереваренным, и верим, верим, верим, уже не отделяя, где они, а где мы.
Где я, настоящая? Та, которой понравилась эта стразиками вышитая картинка, очень понравилась, или та, которая прекрасно понимает, что это никакое не искусство, а уютный ширпотреб?
А зачем мне обязательно искусство с большой буквы в моем безыскусном доме, с другой стороны? И в моей, в общем-то, непритязательной жизни.
Зачем был раньше этот долгий страх от взгляда на себя не своими глазами?
Давно уже нет того страха, а есть только то, что я чувствую.
Не врут лишь чувства, только им верю, самым первым, мгновенным, а все остальное потом… потом… когда (и если) захочу.
И лучше бы это потом не наступало

Загрузка...
Загрузка...