Алла Лескова о редких, но счастливых встречах.

Не так давно один известный писатель попросил в фейсбуке накидать ему интеллектуальных анекдотов.

Накидали много, тысячи!

Я запаслась вкусной едой и села в предвкушении читать и смеяться.

Едва прочитала несколько анекдотов, которые пока не были для меня смешными, но  надежды не теряла, как вдруг один читатель этого писателя рассказал анекдот про Николая Рериха. Анекдот так себе, но дело не в этом.

На него накинулись другие комментаторы, и это было не просто избиение младенца ( как посмел святое имя Рериха подвергнуть смеху), а почти распятие Христа.

Мне стало нехорошо от такого интеллектуального соревнования и…. я захотела к Мише.

Как-то у нас на кухне натягивал потолок Миша.
В квартиру вошел красавец лет тридцати, Аполлон, а не Миша.
Ждала, что вслед за ним войдет еще какой-нибудь Паша, они обычно по двое-трое работают, но Миша закрыл за собой дверь.
Оказывается, он любит работать один.
Миша разделся до пояса, чем тут же подтвердил — Аполлон.
Работал Миша тоже красиво, не только выглядел, почему-то отказывался от еды и воды, хотя в кухне стало очень жарко, невыносимо жарко от нагрева потолочного полотна, а еще этот запах…
Муся прискакала ко мне и орала дурниной, оскалив жуткую кошачью челюсть. В глазах был ужас и вопрос и страх.
Что это? Что у нас нет так? Что за страшный шум? Что за запах и жара, не пригорели ли у тебя котлеты?!! 
Не пора ли звонить в МЧС, спрашивала Муся диким воем, каким-то гортанным и вековым. 
Я испугалась за ее здоровье не на шутку, знаю, что у кошек тоже инфаркты бывают…
Но вошел Аполлон Миша, взял Мусю на руки, погладил и она успокоилась в его больших руках, в которых даже я бы успокоилась.
Миша, как оказалось, приехал в Петербург зарабатывать, отказался от напарника, потому что надо кормить мать с отцом, где-то в провинции. Поэтому работает один, чтобы побольше.
Когда пошел красивый очень снег за окном, он вдруг выключил все приборы, подошел к окну и минут пятнадцать стоял и смотрел. Молчал и смотрел в окно.
Как красиво, произнес он.
И согласился выпить, наконец, стакан воды.
Потом подвесил новый светильник, заботливо протер края его тряпочкой, перенес все, что мы вынесли, обратно. Хотя я сказала, что спасибо, мы сами, что вы, не надо.
Миша помолчал и ответил — не думайте, что я намекаю на деньги, просто хочу посмотреть, как моя работа смотрится вместе с полной кухней.
Как-то хорошо мне было с Мишей эти три часа, мы все же попили кофе и поели.

Собеседник парень оказался неожиданный. Очень интересный своими незамутненными ничем и никем мнениями, паузами, когда думал, неожиданными, прямо при мне, озарениями, сомнениям. И был он совсем не интеллектуал, но какой-то бездонный… Я просто провалилась в его колодец.
Муся простила его и благодарно прыгнула на колени.
Миша ее гладил и рассказывал… рассказывал…
Возможно, кто-то бы сказал, что у него две извилины, о чем с таким ПТУ говорить?
А по мне — так лучше две извилины, но свои, чем миллиард, но все чужие.

Загрузка...
Загрузка...