Алла Лескова: а не проще ли убрать?

Я увидела на газоне около уже почти заселенной новостройки много людей.
Народ стоял вокруг чего-то, мною пока не увиденного, но когда я услышала «ох…», » кошмар, твари…», «конец света…» , «найти и никакого снисхождения», то сердце мое упало в живот.
Труп. Там, наверное, труп, уже очерченный опергруппой.

Что там такое? — спросила я парня, который мотал головой в негодовании и говорил одно слово — нелюди.
Лучше вам не видеть, ответил он, увидев мои зрачки…
Там уже очерчено? — спросила я.
Очерчено, конечно, ответил парень.
А где оперативники?
Пока не вызвали. Найдем хозяина и тогда.
Хозяина? — переспросила я.
Да.
А… какого? Я даже смотреть боюсь….
И не надо. Еще и стошнит, там такой аромат…

Боже, боже… Я прикрыла рот руками, чтобы не вылетел немой крик ужаса.
А кто же очертил, сами жители? Если опергруппы еще не было…

Вдруг я стала от страха четко мыслить.
Уж вы совсем нас дебилами считаете? — обернулся парень. — Мы что, не в состоянии собачье дерьмо очертить?
Собачье …что?!
Дерьмо, что еще…
То есть… там не труп?
Вы разочарованы?
То есть… вы очертили дерьмо собаки? Зачем?
Чтобы найти хозяина, который не следит за нашими правилами и пускает собаку на ипотечный английский газон. Можете посмотреть, если хотите. Вот такие люди у нас. Пускают собак на английский газон и при этом хотят жить, как в Англии, сто раз на собрании жильцов предупреждали, называли места выгула, но нет, вот, полюбуйтесь… Еще дымится… Вовремя ноги унес, недавно, значит, выгуливал… Но если мы его найдем, а мы его найдем, то очертим уже его самого, я не я буду!
А не проще убрать.. какашки.. и все? — глупо спросила я. — Давайте уберу, хотя я не ваша ТСЖ…

НИ. ЗА.ЧТО. — одновременно повернулись ко мне все, кто стоял вокруг собачьего греха и ахал и сетовал. Они были полны такой решимости, что я отпрянула.
А как вы искать будете виновника, резонно поинтересовался только что подошедший с работы жилец этого же дома.
Пока не знаем, ответила одна активистка, но зло не должно оставаться безнаказанным. Найдем, ткнем и обезвредим.
Хозяина или собачку? — спросила я.
Ткнем собачку, а обезвредим хозяина. Хотя…
И тут все понимающе переглянулись, и та же активистка кивнула решительно головой — нет, ткнем хозяина! Чтобы никогда!

Чтобы nevermore! — перевел мне какой-то юноша и сказал активистке: я готов дежурить ночью, чтобы никто не успел убрать. Потом график составим. Сменный.
Я развернулась и впервые в жизни быстрыми шагами двинулась в сторону своей хрущевки, где скоро будет зеленая-зеленая трава у дома. С лежащими на ней котятами из подвала и приблудной собакой, которую кормит весь дом, а дети гладят ее. Гладят и гладят.

Загрузка...
Загрузка...