Дмитрий Воденников о безумии, Батюшкове и уходящей жизни.

Чуня, моя собака, примерно 13 лет от роду, оглохнув и ослепнув, обрела дзен.

Раньше как?
Провожаешь кого-нибудь в прихожей, только повернёшь ключ, чтоб дверь открыть, Чуня сразу выскочит, лает, на ботинок уходящему прыгает, жизнь кипит.

А сейчас провожаешь кого-нибудь – она лежит себе в комнате, лижет диван. (Есть у нее с детства такая мания.) Уже целое пятно нализала. Кто там уходит, зачем он уходит, бог весть.

Потом, когда и покрывало лизать наскучит,  заберётся под плед  – и спать.
Проплывают над нами, закрытые потолком и верхним этажом, облака, шумит за окном серединное лето – Чуня спит.
Кто там уходит, когда вернётся, какие он увидит небеса  – Чуне неведомо. Что воля, что неволя.

Вещь в себе.

Но Чуня не одинока.

Сегодня вот, к примеру, прервал свой скорбный жизненный путь мой старый модем. Сперва перестал давать интернет, погас одним глазком, я его перезагрузил –  так он при включении не замигал, не забегал огоньками, только зажег один  последний глаз, посмотрел дико и –  всё. Сдох.

Сколько же он вытерпел, сколько вынес: склоки, ссоры, битвы в фб, сколько извивающихся чужих глупых комментариев показал, сколько хороших и интересных людей увидел.  Служил мне слабой верой и хилой правдой лет семь. Но сегодня Акела промахнулся.

Спи спокойно, мой верный товарищ – мы с Чуней ещё поживём.

… Недавно прочел о сумасшедшем программисте, Терри Дэвисе. О компьютере, замкнутом на себе и на боге.

История пугающая.

Сперва Терри Дэвис в одиночку разработал собственную операционную систему, названную им TempleOS . Протекал разговор с помощью генератора случайных цифр.  Терри постил разные цитаты из Библии –  и ждал ответа. Сделать такую программу самому без команды не всем по силам.  Кто-то сказал, что его операционная система – это небоскреб, построенный в одиночку.  Но Девис точно знал: небоскреб построен, и Бог  отвечает. Бог даже  «сказал» ему однажды: «Терри! Созданная тобой операционная система – это Третий Храм». Это было, конечно, потрясающе.

Так как Третий Храм был уязвим для атак со стороны самых элементарных вирусов и вредоносных программ, Терри отказался от интернета и не стал добавлять возможности распечатывать документы.  Вещь в себе.

Но от интернета вообще Терри на свою беду не отказался (мы много знаем таких случаев). Всеми полученными от бога сведениями он с большим миром делился очень охотно. Иначе как бы мы об этом узнали? Там много было всего: и ярость, направленная на ЦРУ, и конспирологические версии,  даже  расистские лозунги.

Ну а потом диагноз.

Изначально ему был поставлен диагноз биполярное расстройство, позже он был признан страдающим шизофренией. Вещь не в себе.

Разговаривая то с  воображаемым Илоном Маском, то с генералом Джеймсом Мэттисом,  Терри Дэвис попал в 2018 году под поезд в городе Даллес. «Неизвестно, был ли это несчастный случай, или самоубийство, но незадолго до этого события Терри опубликовал последнее видео, где объяснил, что удалил большую часть своего контента, потому что не хотел «загрязнять» интернет, и называл себя «ужасно больным». Это видео появилось всего за несколько часов до его смерти».

… Я читаю это всё и вспоминаю нашего самого известного безумца. Батюшкова.

Первое помутнение у Константина Николаевича случилось в 1808 году. Он уходит добровольцем на войну со Швецией, но потеряв на поле брани многих своих товарищей и посмотрев в лицо смерти (в настоящее лицо, не романтическое), берет отпуск и уезжает к сестрам в деревню Хантаново.

Потом состояние его немного улучшилось, он даже служит в дипломатической миссии в Неаполе, но в 1819 всё вернулось.

С каждым месяцем Константину Батюшкову становилось все хуже и хуже. Мнимые преследования сделали жизнь писателя и окружавших его людей невыносимой. В итоге его положили в психиатрическую больницу.   Поэту казалось, что его везде преследуют тайные враги.

Всё Аристотель врет! Табак есть божество:
Ему готовится повсюду торжество.

Это одно из его последних стихотворений. Это и будущий капитан Лебядкин, и наши обэриуты, и даже там что-то есть от Пушкина.

Однажды, здесь, уже в России,  навестить Батюшкова обещанный Пушкин и приехал.  Это известный эпизод.  Пушкин был так потрясен видом мучимого галлюцинациями поэта, что  спустя некоторое время пишет знаменитое стихотворение «Не дай мне Бог сойти с ума».

Но стихи о Батюшкове писали не только Пушкин и Мандельштам.

Есть потрясающее стихотворение нашего современника Олега Чухонцева.

Как табак доставал, да кальян набивал,
да колечки пускал в потолок.
На атласе курил, по шелку рассыпал
кучерявый со сна хохолок.

То ли птахой сновал, то ли носом клевал
на подушках да пуховиках.
– Как ты, батюшка, спал, где лежал-почивал?
– В облаках, – говорит, – в облаках.

А как вышел табак, да потерся атлас,
да беспечный развеялся дух,
глянул: солнце колом – а пустыня для глаз.
То ли свет, то ли разум потух.

Видит: в тучах просвет – ан осклизлый провал;
видит: ангел – ан черви в глазах.
– Где ты, Батюшков, был, где всю жизнь пропадал?
– В небесах, – говорит, – в небесах.

…Не дай нам бог.

Загрузка...
Загрузка...