Дмитрий Воденников о мемуарных воробьях, скомканной жизни и разбитых куклах.

Гумилев думал, что его дочь станет поэтессой.  «Она даже кричит ритмично». Но поэтессой она не стала. Она стала счетоводом.

Про сына Николая Степановича мы знаем много. А вот про дочь почти ничего.

Дочь от второго брака, с Анной Энгельгардт,  появилась на свет 14 апреля 1919 года (да-да, сто лет тому назад, юбилей), а в августе 1918 Николай Гумилев и Анна заключили брак. Значит, Анна Николаевна уже была несколько недель беременная. Назвали девочку Еленой.  Но настоящей, полноценной семьи не вышло.

Ирина Одоевцева вспоминала, что Гумилев говорил ей: «Мне для работы нужен покой». Не уверен, что Одоевцевой можно полностью доверять (Анна Ахматова, например, ее сильно недолюбливала и уверяла, что та перевирает факты), но сведений про Елену Николаевну мало, так что придется собирать то, что мемуарные воробьи клюют, по крохам.

— Можно с ума сойти, хотя я очень люблю свою дочку, — жаловался Гумилев. – (…). Да и Анна Николаевна устаёт от хозяйства и возни с Леночкой.

И тогда он отдал дочку в детский дом. Приютом заведовала его приятельница.

— Я очень рад, что детям у вас хорошо. Я собираюсь привести вам мою дочку — Леночку.
— Леночку? Вы шутите, Николай Степанович? Вы хотите отдать Леночку в детдом? Я правильно поняла?
— Совершенно правильно. Я хочу отдать Леночку вам.
— Но это невозможно. Господи!..
— Почему? Вы ведь сами сейчас говорили, что детям у вас прекрасно.
— Да, но каким детям? Найденным на улице, детям пьяниц, воров, проституток. Мы стараемся для них все сделать. Но Леночка ведь ваша дочь.
— Ну и что из этого? Она такая же, как и остальные. Я уверен, что ей будет очень хорошо у вас.
— Николай Степанович, не делайте этого! Я сама мать, — взмолилась она. — Заклинаю вас!

Но Гумилев только упрямо покачал головой:
— Я уже принял решение. Завтра же я привезу вам Леночку.

И на следующий день дочь Гумилева оказалась в детдоме.

Это пространная цитата (обратите внимание: с прямой речью, как будто Одоевцева там присутствовала и записала всё это на несуществующий тогда в природе диктофон) взята из книги Одоевцевой «На берегах Невы». Если попытаться найти сведения про дальнейшую судьбу Елены Николаевны, то найдешь тоже немногое.

Была в детстве нехороша собой (в отца, как сухо пишут источники), потом вдруг расцвела, похорошела. Правда, этого расцвета  отец уже не увидел.

Еще, говорят, была не очень умна.

Но и мать ее тоже вроде бы умом не блистала. Поговаривали, что муж ей запрещал разговаривать, опасаясь услышать какую-нибудь очередную глупость (интересно, подчинялась ли она его запретам?).  И есть  дикая запись, со слов сводной сестры Гумилева Александры Сверчковой, сделанная в 1924 году. В ней приводятся слова  Анны  Энгельгардт, устроившейся в каком-то театре играть пажей и танцевать:   «Когда я узнала о трагической смерти Коли, я даже плохо танцевала».

Но дочку свою Гумилев, кажется, любил.

Говорил про нее:  – Она будет – я уверен – умненькая, хорошенькая и милая. А когда она влюбится и захочет выходить замуж,  я непременно буду ее ревновать и мучиться, как будто она мне изменила. Да, отцы ведь всегда ревнуют своих дочерей – так уж мир устроен.

И, таинственный твой собеседник,
Вот, я душу мою отдаю
За твой маленький детский передник,
За разбитую куклу твою.

Эти стихи написаны в 1917, никакого отношения к дочери не имеют.  Но как будто про нее.

Елена Гумилева погибла в 23 года. А смерть ее была страшной.  Во время блокады Ленинграда в июле 1942-го они лишились продуктовых карточек и вся семья Энгельгардтов умерла от голода. Соседи рассказывали, что Анна Энгельгардт умирала последней и стала добычей крыс. От слабости она уже не могла шевелиться, и они ели её несколько дней.

Сто лет тому назад родилась девочка, которая, когда немного подросла, скреблась в дверь работающего отца и, капризничая, просила «гоядину» (она не выговаривала тогда «в»). Большого счастья ей жизнь не принесла. Даже, что была у поэта дочь, а не только сын, многие не помнят.

Загрузка...
Загрузка...