Мария Дегтерева о деле Павла Устинова.

Думаю, в моей ленте нет человека, кто не слышал бы о деле Павла Устинова. Молодого человека, актера, задержали за участие в несанкционированном митинге 3 августа. Суд приговорил Павла к 3,5 годам лишения свободы за применение насилия в отношении представителя власти.

Приговор всколыхнул настоящую волну недовольства. Что совершенно неудивительно. Во-первых, интернет полон видеозаписей задержания, где совершенно четко видно – молодой человек просто стоит у метро с телефоном в руках, к нему подлетает несколько росгвардейцев. Павел отбивается, его валят на асфальт, бьют дубинками и уводят.

Павел – не оппозиционный лидер, не политический активист, в прошлом – сам росгвардеец. Его страницы в социальных сетях говорят скорее о том, что позиции он придерживается патриотической, «ватной», как любят писать либеральные лидеры.

Родственники Павла, сестра и мать, уверяют, что парень был бесконечно далек от какого бы то ни было активизма, и трудно им не верить.

Суд над Павлом вызвал множество вопросов. Во-первых, видеозаписи задержания, из которых четко следует, что никакого насилия к представителям власти Павел не применял, а лишь отмахивался и убегал, попросту не были приобщены к делу. Российские суды, вопреки расхожему обывательскому мнению («записывай на диктофон!», «снимай на камеру!») вообще редко приобщают к делам аудио- и видеосъемку, полученную не официально, без предварительного согласования и не в результате ОРД, считая такие доказательства ненадлежащими.

В материалах суда фигурирует лишь видео с наружных камер наблюдения, где момента задержания вообще не видно. Правозащитники отмечают, что показания свидетелей и потерпевшего, росгвардейцев, совпадают дословно. «Выкрикивал лозунги», «оказывал активное сопротивление» — это самые расхожие формулировки, фигурирующие во всех или почти всех рапортах о задержании на несанкционированных митингах.

Итог – 23-летний парень получает три с половиной года колонии.

Общественность, конечно, сразу поделилась на два лагеря. Большая часть (и я рада, что большая, вне зависимости от взглядов, убеждений и политических ориентиров) приговором возмущена.

Другая, менее многочисленная, защищает правоохранителей.

Основной вопрос и причина сомнений – почему росгвардейцы целенаправленно идут именно к Устинову, когда вокруг огромное количество людей действительно выкрикивает лозунги, улюлюкает и хамит?

Возможно, нам показали не все, были еще эпизоды, где Павел действительно что-то выкрикивал и провоцировал Росгвардию?

Отвечу сначала на второе – нет. Других эпизодов в деле нет, чтобы убедиться в этом, достаточно почитать стенограмму суда, которая есть в открытом доступе, и текст приговора. Если бы Павел Устинов был в разработке или «засветился» в других эпизодах – данные обстоятельства обязательно были бы озвучены в суде.

По первому моменту – почему идут именно к нему. Меня там не было, я могу только предполагать, опираясь на опыт общения с теми же росгвардейцами или на опыт прохождения стажировки в полиции. (Автор статьи проходила преддипломную практику в следственном отделе).

Во-первых, сотрудники Росгвардии не всегда сами решают – кого задерживать. Им отдают приказы. И парень, стоявший с телефоном у метро, обратил скорее всего на себя внимание именно тем, что его поведение сильно отличалось от поведения прочих, присутствующих там — теоретически он мог координировать действия участников митинга, быть одним из лидеров протеста. Координаторов задерживают жестко и в первую очередь.

Мог просто быть похожим на ориентировку. Но, думаю, скорее первое. То есть сам факт задержания у меня как раз не вызывает много вопросов – я знаю, как работает полиция и Росгвардия в экстренных обстоятельствах (а несанкционированный митинг – это экстренные обстоятельства).

Дальнейшее развитие событий предсказуемо. Задержали, составили бумаги и все заверте…

На мой лично взгляд приговор не только чудовищен из общечеловеческих соображений, а абсолютно неправомерен – из юридических. Диспозиция 318 статьи устроена таким образом, что подразумевается – обвиняемый применил насилие по отношению к представителю власти в связи с исполнением им своих обязанностей. Статья 318 является логическим продолжением статьи 19.3 Административного кодекса — неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции.

И тут есть важный момент, который упускают граждане, застывшие в пароксизме охранительства и кричащие «А вот в Америке бы…»

Требования и действия представителей власти, против которых совершается правонарушение, должны быть законными. И я, честно говоря, посмотрев все видео, к этому однозначному выводу не прихожу. Законно ли вели себя росгвардейцы, задерживая без устного предупреждения стоявшего у метро человека? В этом, в первую очередь, должен был разбираться, по-моему, суд.

Но в чем и как он на самом деле разбирался – мы видели.

Что касается моих личных эмоций.  Я могу, наверное, где-то понять даже прокурора. Система устроена таким образом, что, если дело уже оказалось в суде – оправдательный приговор маловероятен. Достаточно большое количество дел у нас закрывается на стадии следствия или доследственной проверки, но если дошло до суда –выходит, как в старом анекдоте про врача:

— Доктор, я умру?

— Нет, вы что, нас за это ругают.

« – Доктор, меня оправдают? – Нет, вы что…».

Доктор здесь – вся система, конечно. Я не вижу ни злого умысла, ни хитрой политической игры, которую так четко и ясно разглядели мои друзья из фейсбука, постоянно проживающие во Франции, Израиле и Америке. Нет, я хорошо знаю свою родину и знаю эту систему, проржавевшую, неповоротливую, тяжеленную махину, к которой лучше не подходить. А если оказался под колёсами – всё.

И если поведение прокурора и судьи я могу как-то понять (не оправдать, не согласиться с ним, а просто на уровне человеческого разума уловить причинно-следственные связи), то поведение комментаторов, людей свободных, не наблюдающих в отличие от служителей системы, изнанку жизни круглосуточно на работе, я никак осмыслить не могу.

«Он не должен был сопротивляться Росгвардии, а раз сопротивлялся – получи приговор», — с плохо скрываемым сладострастием констатирует блогерша-сценаристка, и ей поддакивает толпа: «получи, получи!»

— Люди, да что с вами? – хочется прокричать каждому, но это, конечно, не имеет никакого смысла. По моим наблюдениям эти самые «получи!» — в целом довольны жизнью и мало подвержены влиянию в интернете.

В свое время те, кто называет себя либералами, с тем же сладострастием уверяли, что люди в Доме Профсоюзов в Одессе сами заслужили.

События несопоставимы, но сопоставимы реакции – партийные, людоедские интересы вдруг становятся выше человеческой жизни и человеческой судьбы. Уверенность в своей правоте – важнее, чем 3,5 года жизни 23-летнего парня, который ничего не сделал. И что заставляет сытую, довольную жизнью и молодую еще сценаристку, например, испытывать радость при виде чужого горя – я не пойму никогда.

И вот это пугает меня, признаться, сильнее, чем наша, будем честны, несовершенная система.

Загрузка...
Загрузка...