Мария Дегтерева о карантине и коронавирусе.

Всю следующую неделю россияне проведут дома — президент официально отменил рабочие дни с целью поддержания карантина. Отовсюду несется: “самоизоляция”, “гречка” и почему-то — “туалетная бумага”.

Загадочная русская душа!

Эксперты из соцсетей гадают, как связана надвигающаяся (или нет?) катастрофа с пипифаксом и не могут угадать. Я тоже не могу.

Сегодня утром получила письмо — близкий человек напуган рассылкой: мол, в Италии трупы вывозят грузовиками, от коронавируса люди гибнут буквально за несколько часов, совсем молодые выходят из дому и не возвращаются, нас всех ждет мор и глад. И прочее нагнетание, не выдерживающие никакой критики, но бьющее по нервам.

В связи с чем хочется, конечно, озвучить очевидности. Во-первых, коронавирусы живут в человеческой популяции с 60-х годов — это далеко не первый и даже не пятый случай распространения коронавируса.

Сам коронавирус (РНК-вирус) смертельно опасным не является. Люди не умирают от коронавируса, умирают они от воспаления легких, спровоцированного вирусом.

Грубо говоря, диагноз ОРВИ — это и есть коронавирус (в том числе и он, потому что ОРВИ — это любая вирусная инфекция), а диагноз “вирусная пневмония” — то, что дает статистику летальности.

То есть, мы говорим не о чуме 21 века, не о страшной болезни, от которой можно умереть в течение нескольких часов, заразившись. Более того, абсолютное большинство молодых людей без тяжелых системных заболеваний переносит коронавирус вообще без симптомов, либо с симптоматикой обычного гриппа.

Для кого опасен коронавирус? Для пожилых людей с системными болезнями, в первую очередь. И опасен не сам по себе, а, опять-таки, осложнением в виде воспаления легких, которое в их случае может стать летальным. Но любому мало-мальски грамотному человеку очевидно, что пневмония не может развиться в организме и убить пациента за несколько часов, это гораздо более длительный процесс.

Теперь о карантине. Опасность коронавируса заключается не столько в его влиянии на организм, сколько в скорости распространения. Если представить на секунду, что вирус будет шагать по планете естественным образом, ничем не ограниченный, то даже тот небольшой процент людей, кто заболеет с осложнениями, мгновенно заполнит все стационары. Медицина просто не справится, не хватит денег, мест и врачей. Это примерно то, что происходит сейчас в Италии. И это та причина, по которой российские (в том числе) власти вполне закономерно оптимизируют медицинские расходы и стараются не допустить тяжелой ситуации. Карантин — минимизация рисков, а не последний вздох россиянина перед грядущей чумой, об этом, в первую очередь, я бы напоминала дорогим согражданам ежедневно.

Чтобы не быть голословной, приведу здесь слова Алексея Потехина, профессора кафедры микробиологии СПбГУ. Мне кажется, в обстановке всеобщей паники и неразберихи это просто необходимо сделать:

«Общее волнение витает в воздухе. Думаю, пришло время и мне, как биологу, много лет читающему общий курс вирусологии в Университете, несколько слов сказать о коронавирусе. Попробую сделать это тезисно, потому что и так в интернете на этот счет уже очень много букв и, как говорят в Италии, высказалась уже даже свинья.

1) Это всего лишь коронавирус. Один из представителей семейства, которое и раньше было представлено в общем спектре возбудителей ОРВИ человека. Это не чума. Не оспа, не родная еще нашему поколению корь. Это даже не тот коронавирус, который вызывал атипичную пневмонию в 2002 году и был гораздо жестче. Нынешний вирус убивает, как положено любому уважающему себя вирусу, только что попавшему к людям из другого зверя. Но убивает умеренно. В мире ежедневно умирает от туберкулеза столько же людей, сколько пока что умерло за все время от COVID. И еще столько же – от малярии. Просто за этими цифрами мы не следим в режиме онлайн.

2) Вирус, к сожалению, достаточно заразный. Более заразный, чем грипп, менее заразный, чем свинка или краснуха, не говоря о кори. Нам на воображение действуют растущие в реальном времени цифры инфицированных и умерших, и мысленно мы подставляем к ним «уже». В Петербурге «уже» 8 случаев! В России «уже» 93! В Китае было «уже» 80000. На самом деле правильнее было бы говорить «еще» или «всего». 80000 случаев на миллиардный Китай за почти три месяца эпидемии – это ВСЕГО, а не «целых». Поэтому панику очень сильно раздули. Мы в России находимся в самом начале развития эпидемии. Через пару недель ситуация, очевидно, ухудшится, как это происходило и происходит в других странах. Но это все равно будет очень далеко от тех эпидемий, которые человечество переживало всю свою историю, кроме последних 50 лет. И почти никто, по меркам тех эпидемий, не умрет (см. ниже). Поэтому – панику отставить!

3) Вирус вырвался за пределы одной страны и точки роста (вспышки) возникли по всему миру. Это было неизбежно. Кстати, не нужно бояться слова «пандемия» — оно означает только, что случаи заболевания выявлены в большинстве стран мира, а не то, что человечество стоит перед угрозой вымирания. Но если каждая страна повторит путь Китая в ближайшие месяцы, то случаев будет очень много. Все равно будет затронут небольшой процент популяции каждой страны, но сумма будет немалой. Карантины направлены на то, чтобы не достигнуть китайских показателей за короткое время. Меры безопасности, которые принял Китай и сейчас принимает Европа и остальной мир, абсолютно беспрецедентны. Их главная цель – снизить одновременную нагрузку на больницы при массовых вспышках (что сейчас происходит в Италии и выглядит трагично), растянуть распространение инфекции во времени.

4) Показатели смертности от коронавируса отражают реальность. Их никто не стал бы скрывать в эпоху, когда в соцсетях сразу бы сбились в группы люди, родственники которых скоропостижно умерли от воспаления легких без предварительного гриппа или другой ОРВИ. И сосчитали бы друг друга. При этом показатели общего числа случаев, конечно, очень сильно занижены, так как масса людей перенесла инфекцию бессимптомно и в период, когда ее еще не умели выявить. .

5) Этот вирус не имеет никакого отношения к человеческим разработкам и не «сбежал» ни из какой лаборатории. Пока народ паникует, в лабораториях всего мира о SARS-CoV уже узнали массу вещей. В частности, то, что все началось с единичного заражения в Китае – то есть кто-то таки там съел какое-то нехорошее животное. Или просто рядом постоял на рынке, где, по сути, в одной клетке сидят змеи, летучие мыши, куры, циветты и панголины, а потом их «готовят» для покупателей на одном столе без всяких понятий о гигиене .

6) Коронавирус SARS-CoV больше никуда не денется из нашей жизни. Он не исчезнет. Его не уничтожат карантинами. Лекарств против него, как и против большинства вирусов, нет, врачебные рекомендации – поддерживающая терапия. Вакцина появится (думаю, к лету), но в массовую практику выйдет не раньше, чем к концу года, так как время испытаний любой вакцины сократить нельзя. Поэтому бОльшая часть населения планеты этим вирусом обречена переболеть. И это важно, потому что лучшее средство от инфекционных заболеваний – коллективный иммунитет (чем больше народу переболело и приобрело иммунитет, тем меньше новых случаев заболевания будет происходить, и потихоньку болезнь уйдет на задний план). Не верьте слухам о повторных заражениях. На коронавирусы иммунитет обязан вырабатываться надежно.

Я привела далеко не все соображения профессора, но, на мой взгляд, основные. Очень хочется, в первую очередь, остановить массовую панику. Лично я наблюдаю две ее крайних точки: “вирус нас всех убьет” и “никакого вируса не существует”. Второе — своего рода защитная реакция на непривычное и пугающее, примерно этот механизм задействован в головах у антипрививочников и ВИЧ-диссидентов.

От себя хочется, конечно, сказать всем читающим: не бойтесь, думайте головой и, главное, не болейте.

А с туалетной бумагой как-то решится.

Загрузка...
Загрузка...