Мария Дегтерева о деле Егора Жукова и российском правосудии.

Последнее слово на суде Егора Жукова всколыхнуло российскую общественность. 21-летнего студента ВШЭ обвиняют в участии в несанкционированных митингах и экстремизме. Прокуратура запросила 4 года лишения свободы. Сам Егор обратился к суду, вот выдержки из его речи:

«… Российское государство сегодня позиционирует себя как последний защитник традиционных ценностей. Много внимания, как нам говорят, уделяется институту семьи и патриотизма, а ключевой традиционной ценностью называют христианскую веру. Ваша честь, мне кажется, может быть, это даже и хорошо, потому что христианская этика действительно включает в себя те ценности, которые мне поистине близки. Во-первых, это ответственность. В основе христианства лежит история про человека, который решился взвалить страдания всего мира на свои плечи. История про человека, который взял на себя ответственность в максимально возможном смысле этого слова. По сути, центральная идея всей христианской религии – это идея личной ответственности. 

А во-вторых – любовь. «Возлюби ближнего, как самого себя» – это главная фраза христианской религии. Любовь есть доверие, сострадание, гуманизм, взаимопомощь и забота. Общество, построенное на такой любви, есть общество сильное. Пожалуй, наиболее сильное из всех в принципе возможных. 

Для того чтобы понять мотивы моей деятельности, достаточно всего лишь взглянуть на то, как нынешнее российское государство, гордо выставляющее себя защитником христианских (а значит, и этих ценностей), на самом деле их защищает….

… Наше общество разделено на два уровня непроницаемым барьером. Все деньги сконцентрированы сверху. И их оттуда никто не отдаст. Снизу же, без преувеличения, осталась лишь безысходность. Понимая, что рассчитывать им не на что, и понимая, что как бы они ни старались, ни себе, ни своей семье они принести счастья не смогут, русские мужчины либо вымещают всю злость на своих женах, либо спиваются, либо вешаются. Россия – первая страна в мире по количеству мужских самоубийств на 100 000 человек. В результате треть всех семей в России – это матери-одиночки с детьми. Это мы так, хочется спросить, традиционный институт семьи защищаем?

А теперь – про любовь. Любовь невозможна без доверия. А настоящее доверие зарождается во время совместной деятельности. Во-первых, совместная деятельность – редкое явление в стране, где не развита ответственность. Во-вторых, если совместная деятельность все-таки где-то проявляется, она тут же начинает восприниматься охранителями как угроза. И неважно, чем ты занимаешься – помогаешь ли заключенным, выступаешь ли за права человека, охраняешь ли природу….

…Более 200 лет назад Александр Радищев, проезжая между Петербургом и Москвой, писал: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала. Обратил взоры мои во внутренность мою – и узрел, что бедствия человека происходят от человека». Где сегодня подобные люди? Люди, чья душа так же остро болит за происходящее в родном отечестве? Почему их почти не осталось? А все дело в том, что на проверку оказывается единственный традиционный институт, который подлинно чтит и укрепляет нынешнее российское государство, – это самодержавие…

… Я действительно желаю видеть в своих гражданах два этих качества: ответственность и любовь. Ответственность за себя, за тех, кто рядом, за всю страну. Любовь к слабому, к ближнему, к человечеству. Это мое желание – еще одна причина, ваша честь, почему я не мог призывать к насилию. Насилие развязывает руки, ведет к безнаказанности, а значит, и к безответственности. Ровно так же насилие и не ведет к любви. Все же, несмотря на все преграды, я ни на секунду не сомневаюсь, что мое желание исполнится. Я смотрю вперед, за горизонт годов и вижу Россию, наполненную ответственными и любящими людьми. Пусть каждый представит себе такую Россию, и пусть этот образ руководит вами в вашей деятельности так же, как он руководит мной.

В заключение скажу следующее: если суд все же примет решение, что эти слова сейчас произносит действительно опасный преступник, ближайшие годы моей жизни будут наполнены лишениями и невзгодами. Но я смотрю на ребят, с которыми меня свело «московское дело», – на Костю Котова, на СамариддинаРаджабова – и вижу улыбки на их лицах. Леша Миняйло, Даня Конон в минуты нашего общения в СИЗО никогда не позволяли себе жаловаться на жизнь. Я постараюсь последовать их примеру. Я постараюсь радоваться тому, что мне выпал этот шанс – пройти испытания во имя близких мне ценностей. В конце концов, ваша честь, чем страшнее мое будущее, тем шире улыбка, с которой я смотрю в его сторону»

Эта немного наивная и сильно пафосная речь отсылает нас к публицистике 19 века, которая с одной стороны постулировала все озвученные ценности: свобода, ответственность, любовь. С другой – известно, чем там все дело закончилось.

В речи студента Жукова, на мой вкус – огромное количество перегибов и общих мест, она вся – образчик максималистичного взгляда на мир. Здесь и «исчезающая страна» (я сознательно упустила в цитате самые слабые места этой речи), и несколько переиначенная статистика, и приплетенные зачем-то иностранные агенты.

Все вместе – картина мира подростка, и подростка не сегодняшнего, а, повторюсь, явившегося откуда-то из 19 века. Причем, не черносотенца, не народовольца, а либерального интеллигента в классическом понимании.

Я сознательно не буду разбирать уязвимости в речи Егора. По одной-единственной причине: парень – максималист и, возможно, в моем понимании, не совсем умен, но он кто угодно – только не экстремист. Классический литературный герой, юноша бледный со взором горящим, заслужил чего угодно, но только – не тюремного срока.

Здесь напрашивается, конечно, параллель с делом PussyRiot. Лично я пляску на амвоне расцениваю как, в первую очередь, пошлость и дурной поведенческий вкус. Но наше государство сумело сделать, казалось бы, невозможное – оно придало этому сомнительному искусству смысл! Участницы обрели статус диссиденток и народных героев после вынесения приговора.

Егор Жуков, конечно, в моих лично глазах, не настолько пошл и неумен, как коллективная участница ансамбля PussyRiot, но уголовного дела не заслуживает точно так же.

Завтра, в пятницу Егору вынесут приговор. Прокуратура просит четыре года. И, оставляя в стороне дискурс о милосердии и элементарном здравом смысле, хочу сказать. Очень надеюсь, что наше родное государство не прогуляется снова по тем же, привычным граблям. Не раздует из мухи (публикаций в студенческом бложике) слона – очередной всероссийский и международный скандал.

И даже если студент Жуков действительно бы мечтал кого-то свергнуть – закончить эту колонку хочется словами писателя Довлатова:

— Есть кое-что повыше справедливости!
— Ого! — сказал Зарецкий. — Это интересно! Говорите, я вас с удовольствием послушаю. Внимание, господа! Так что же выше справедливости?
— Да что угодно, — отвечаю.
— Ну, а если более конкретно?
— Если более конкретно — милосердие… 

Загрузка...
Загрузка...