Мария Дегтерева о трагедии.

Я не хотела писать на эту тему, но то, что я читаю в своей ленте который уже день, просто не оставляет мне выбора. Думаю, совершенно лишним будет описывать трагедию, которая случилась на вечеринке, посвященной дню рождения популярной инстаграм-блогерши Екатерины Диденко. Из-за развлечений с сухим льдом в бассейне, в закрытом помещении, погибло три человека, включая организатора праздника – мужа Екатерины.

Именинница, известная в инстаграме под ником Аптечный ревизорро (более миллиона подписчиков) стала выкладывать видео еще из реанимации и не прекращает до сих пор. Абсолютное большинство моих фейсбучных друзей, глубоко симпатичных мне, с каким-то непостижимым остервенением осуждают девушку. «Хайп», «пляски на костях», «будет ли прямой эфир из крематория?» — самые мягкие высказывания из тех, которые мне довелось прочесть.

Оговорюсь сразу: я в этом тексте целиком и полностью абстрагируюсь от собственных оценок поведения новоиспеченной вдовы. В силу многих причин. В первую очередь, любые личные характеристики кажутся мне неуместными в траурном зале. Я как угодно могу относиться к человеку, который на днях будет хоронить мужа, но транслировать свое мнение вслух не стану – меня несколько иначе воспитывали. Как воспитывали большую часть моей ленты я не знаю. Я не понимаю, почему взрослые люди абсолютно всерьез считают, что их поведение укладывается в рамки приличия. Да господь с ними, впрочем.

Второй и важный момент. Я задала себе честный вопрос: могла я там оказаться? Прыгнула бы я в бассейн? И в отличие от 99% пользователей соцсетей (судя по их публикациям) – да, могла. Я не специалист в химии, я понятия не имела о свойствах сухого льда. Больше того, я абсолютно убеждена, что огромное количество людей, написавших гневные посты на тему «куда катится мир, это же школьная программа по химии» наспех обнаружили эти самые сведения в википедии. До смешного – некоторые напрямую процитировали, заменив пару слов и выдав за свои собственные соображения.

Эта трогательная тяга казаться умнее, чем есть, мне понятна. Мне непонятно только, зачем демонстрировать ее над свежими могилами.

Глядя на разворачивающуюся в прямом эфире трагедию, я вспомнила один факт своей биографии. Когда умирала моя бабушка, я сидела с ней круглые сутки в реанимации. И что делала? Писала посты в фейсбук. Какова была моя мотивация? Хайп? Желание прославиться, желание набрать подписчиков? Конечно, нет. Просто если бы я не писала – я бы сошла с ума вполне в медицинском смысле. Это была такая ниточка, связывавшая меня с реальностью, мне страшно думать, что могло быть со мной, если б я не могла тогда разговаривать с людьми, если б меня не поддержали.

Дело в том, что в подобных состояниях человек немного перестает быть собой. Я не знаю, как этот процесс обозначается терминологически в психологии, но один из способов защиты – взгляд на себя через условный экран или камеру. Через соцсеть, через драматургию телевизионного ток-шоу. Так проще. Будто все понарошку, будто ничего не произошло. Ну и элементарное – в самых тяжелых обстоятельствах человек постоянно должен что-то делать, совершать какие-то механические движения, потому что иначе существует риск, что он ляжет и свалится прямиком в глухую клиническую депрессию.

И будь эта несчастная блогерша хоть тысячу раз не права, хоть миллион раз некомпетентна в химии, да и попросту неумна – пока существует вероятность, что таким способом она психологически защищается, я ее не осужу.

Многие предъявляют претензию: мол, в горе, а фильтры в инстаграме не забыла наложить. Когда я писала тексты из реанимации, я следила за стилистикой и орфографией, за художественностью. Тоже не забывала. Для текстового поста это абсолютно те же «фильтры», что для видео в инстаграме. И делает это человек абсолютно рефлекторно – я по себе сужу. За годы ведения аккаунта привыкаешь, не можешь по-другому.

Эти простые мысли если и пришли в голову моим друзьям и приятелям, почему-то были вытеснены иными соображениями. Я пыталась понять, почему. По какой причине элементарные сострадание и человечность по отношению пусть даже к неумным, но попавшим в беду людям, так непопулярны. И тут меня вспышкой озарило.

То, что я наблюдаю все эти дни в своей ленте – не что иное, как самая настоящая социальная ненависть. Ведь каждая публикация о трагедии начинается со слов «блогеры» и «инстаграм». Причем написано так, словно речь идет об инопланетянах-колонизаторах с Марса. Нет, я и сама грешу излишней иронией по отношению к некоторым социальным группам, например – к условным хипстерам. Но здесь несколько иная ситуация. Вот только что молодые люди смеялись, веселились, мы видим это в кадрах сториз. И буквально за несколько минут троих не стало. Человек ныряет в бассейн, кто-то, шутя, кричит «Он умер», а через несколько минут он правда умрет. Не знаю, как остальные – я испытала мистический ужас и больше не смотрела никакого видео. И всякое высказывание с упором на «инстаграм», «подписчики» и «хайп» кажется мне беспредельно циничным.

Очевидно, что люди моего поколения и старше популярных инстаграм-блогеров не просто не любят (я сама не люблю), но воспринимают как социально враждебный элемент. С той же силой, вероятно, молодые большевики 17 года ненавидели буржуев. С тем же внутренним обоснованием – за какие такие, мол, заслуги эти дураки и бездельники так хорошо живут.

Я глянула кусок невыносимого телешоу на одном из федеральных каналов, вывод абсолютно идентичный. Плохо скрытая классовая ненависть, осуждение, абсолютное неприятие.

Самое банальное и затертое соображение из встречающихся мне – мол, эти люди давно потеряли связь с реальностью, они живут в виртуальном мире, все ради славы и денег.

Может быть и потеряли. Очень даже вероятно! Только один вопрос у меня к пишущим это: скажите, пожалуйста, а вы не потеряли? Вы, кто вторую неделю обсасывает случившееся в том же самом интернете, не найдя в себе сил не то, что посочувствовать, а просто промолчать – вы в каком мире живете? С высоты какого нравственного превосходства осуждаете этих несчастных, потерявших друзей и близких, блогеров? Чем они провинились лично перед вами? Дуростью? Миллионом подписчиков?

Они уже достаточно дорого заплатили и за то, и за другое. Что они должны сделать? Публично покаяться? Страдать? Есть землю?

Я искренне не понимаю.

В романе, который все так сильно любят цитировать, я, конечно, говорю о «Мастере и Маргарите» Булгакова, есть такая героиня Фрида. Она когда-то удушила собственного ребенка платком, потому что ей было нечем его кормить.

— А вот это — скучная женщина, — уже не шептал, а громко говорил Коровьев, зная, что в гуле голосов его уже не расслышат, —  обожает балы, все мечтает пожаловаться на свой платок.

Маргарита поймала взглядом среди подымавшихся ту, на которую указывал Коровьев. Это была молодая женщина лет двадцати, необыкновенного по красоте сложения, но с какими-то беспокойными и назойливыми глазами.

— Какой платок? — спросила Маргарита.

— К ней камеристка приставлена, — пояснил Коровьев, — и тридцать лет кладет ей на ночь на столик носовой платок. Как она проснется, так он уже тут. Она уж и сжигала его в печи и топила его в реке, но ничего не помогает.

Боюсь, когда аптечная ревизорро придет в себя и сможет объективно оценивать окружающую действительность, обнаружит, что к ней теперь на многие годы камеристка приставлена. В лице того самого миллиона подписчиков в инстаграме, да и просто зевак из интернета. Только вместо платка у неё – сухой лед.

И лично я в этом участвовать не хочу. А вы – как знаете.

Загрузка...
Загрузка...