Мария Дегтерева об информации в медиапространстве и ее восприятии.

В интернете есть довольно затасканная и протертая до дыр концепция, известная как «окна Овертона». Если вдруг кто не в курсе — теория Овертона строится на тезисе о том, что человеческая психика настолько гибка и пластична, что любую, самую радикальную, самую неприемлемую идею можно поэтапно превратить в норму.

Недавно я наблюдала следующую картину. Сначала в мировых СМИ, позже — в соцсетях прогремела новость. Однополая семья из США с 8 усыновленными детьми погибла полным составом. Причина — состояние наркотического опьянения обеих «мам», потеря управления транспортом. Позже выяснилось, что дети в этой семье давно подвергались насилию и в момент аварии тоже были накачаны наркотиками.

Новость чудовищная, спору нет.

Но в отечественных СМИ она выглядела почему-то так: “Семья лесбиянок из США погубила 8 детей».

Я одна вижу это? Не «семья наркоманок из США», не «семья психически неуравновешенных из США».

Этот трюк достаточно часто используется СМИ. «Незаконный мигрант ограбил старушку», «Православный священник избил участкового».

Из богатого и широкого многообразия человеческих качеств журналист берет одно — подчеркивает некоторую инаковость — и делает упор именно на него. Словно бы в мире не существует тысяч гетеросексуальных семей, уличенных в насилии над детьми, словно бы преступления на территории страны совершают только и исключительно мигранты, словно бы все православные священники поголовно, в перерыве между заутреней и обедней, колотят участковых.

Возвращаясь к окнам Овертона. Концепция американского электроинженера и юриста Джозефа Овертона строится на том, что человеческое сознание широко и пластично. И индивидуум, если постоянно раздвигать границы его восприятия, рано или поздно примет за норму то, что вчера было поперек человеческой морали.

То, что я наблюдаю в последнее время в общественном дискурсе, очень похоже на обратный процесс. Происходит не раздвигание границ, не расширение восприятия, а наоборот — сдвигание и сужение. Выпуская новость в информационный поток, авторы словно выбирают триггеры (религия, сексуальная ориентация, политическая позиция) и основываясь на них — строят информационное послание. Все многообразие смыслов, тонкостей, событий, деталей ускользает из читательского восприятия. Срабатывает один только триггер.

«Геи? Плохо! Геи убили детей! Все геи убивают детей!»

«Православие? Ужасно! (В этом месте часть читателей автоматически домысливает «Скрепы, самодержавие, власть») Православный ограбил! Православные — преступники!»

И так далее.

То есть, любое или почти любое информационное послание вписывается в черно-белую парадигму. Вплоть до того, что невинная новость вроде «Народный Артист Лаврищев уехал отдыхать в Крым» частью аудитории считывается как «Провластный подхалим выступил против интересов Украины». Триггер, понятно, «Крым».

Хорошо, мотивацию авторов я как-то могу понять. В конце концов, СМИ тоже отстаивают чьи-то интересы, не тех так этих. И пропагандистские приемы веками работают без сбоев. Но что больше всего потрясает — как, когда и почему у массового читателя перестали работать критические фильтры. Как получилось, что из многообразия деталей и обстоятельств выхватывается одно — периферийное — и на нем строится эмоциональное восприятие чего бы то ни было?

И, главное. С ростом информационного потока происходит не смысловое обогащение, а смысловое урезание любого информационного сообщения. Что бы ни произошло — из описания выпадает основная часть информации, остается одна смысловая единица, вписывается в черно-белую матрицу и вуа-ля!

“Безработный атеист убил пожилую владелицу микрокредитной организации и ее беременную сестру”.

Это я, понятно, словами сегодняшних СМИ и соцсетей пересказала роман “Преступление и наказание” Федора Михайловича Достоевского.

Потрясает готовность, с которой этот самый читатель по принципу согласия/несогласия готов записывать во враги любого.

Провела эксперимент. Запостила в фейсбуке новость о той самой лесбийской паре, о которой говорила в начале этой колонки. Ни слова не написала о своем отношении к геям, их возможности усыновления, возмутилась лишь подачей материала, тем фактом, что журналисты сделали акцент на сексуальной ориентации.

Ожидаемо явился коллективный комментатор и принялся со мной спорить об усыновлении гей-парами детей, обсуждать нормальность/ненормальность гомосексуализма, уличать в излишнем либерализме. Меня! В либерализме! Да консервативнее меня только английская королева и публицист Бавырин, если что.

Словом, читатель, не обнаружив авторского высказывания на волнующие его темы, попросту его домыслил, а домысленному — возразил. Полностью удовлетворился посланием, состоящим из одной ровно смысловой единицы, его оказалось достаточно для эмоциональной дискуссии.

И, честно говоря, вспомнила затертое до дыр высказывание Геббельса.

“Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней”

И сегодня оно не кажется мне таким уж дискуссионным.

Загрузка...
Загрузка...