Фраза «Секса у нас нет. И мы категорически против этого» была сказана во время советско-американского телемоста в 1986 году. Фраза стала крылатой, ёмко и точно обозначив позицию советского человека относительно телесного низа. Никакой эротики, никаких спадающих одежд, застегнитесь! Прошло тридцать с лишним лет, рухнул СССР, отгремела сексуальная революция, казалось бы — голым телом никого не удивишь, насмотрелись уже, идём дальше, но воз и ныне там. Секса у нас нет до сих пор, зато есть ханжество, инстаграм и высокие моральные ориентиры. На прошлой неделе вышел в прокат фильм Клима Шипенко «Текст». Главные роли сыграли вездесущий Саша Петров, красавчик Иван Янковский и жена Гарика Харламова, блондинка из «Интернов», Кристина Асмус. По сюжету, герой Янковского занимается с героиней Асмус сами знаете чем, снимая это на телефон. Сцена предельно откровенная, на грани порнографии, при этом всё в тему, художественно, оправданно. Зритель в этом момент должен замирать и краснеть, отводить глаза, тайно радоваться за российский кинематограф, но что-то пошло не так. Зритель замер, покраснел, и вот прямо так, с красным лицом, пошел в инстаграм — стыдить актрису Асмус, спасать Гарика Харламова.


«Кристина, сходила сегодня в кино. Как вам муж разрешил сниматься в столько откровенном сюжете? Я в шоке», — пишет зрительница.
“На пикантной сцене мне хотелось провалиться сковзь землю” — возмущается еще одна зрительница.
«У вас же маленькая дочь. Уберегите ребенка от этот фильм» — вопит какой-то мужчина.
«Опозорилась на всю страну» — вздыхает какой-то пользователь.
Это всё под фотографиями голубоглазой Асмус. Общественность шокирована, скрепы пошатнулись, секса у нас нет и, пожалуйста, не надо. Еще больше досталось Гарику Харламову. Толпы разъяренных людей глумились над ним, скабрезно шутили, обзывались, всячески порицали его за то, что он разрешил жене сняться в откровенной сцене. Более того, некоторые приравняли эту актерскую работу к измене, а там уже и развод, и алименты, и чего только не родится в головах высокодуховных пользователей инстаграм.
«…Если из всего фильма вы запомнили только сцену секса, то мне вас жаль. Фильм не об этом. Совсем. Теперь, когда вы обсудили эту сцену и завалили меня вопросами, пойдите и посмотрите все-таки о чем кино вообще. Моя жена актриса. В этом фильме она играет роль. Сцена секса написана в книге и необходима для сюжета. Да, откровенно. Да, на грани. И что?…», — отвечает Харламов подписчикам, а подписчиков начинает корчить еще сильнее.
Удивительнее всего то, что многие правда не отличают, где здесь актриса, а где персонаж. Многие не понимают, что на экране не голая Асмус, а героиня, которую она играет. Возмущение зрителя хоть и гаденькое, но искреннее. Все эти безумные комментаторы уверены, что делают праведное дело, что спасают женщину, мужчину, семью, Россию. Целомудрие и духовность общества отлично демонстрирует цензура в соц.сетях. Всем давно известно, что за картину с изображение голой женщины, например, Данаи, в фейсбуке банят. Инстаграм тоже обнаженки не терпит, а также не терпит насилия, так вас могут заблокировать за видео, где вы бросаете снежком в товарища. На этот раз ютюб скривил свою электронную морду и прировнял отрывки из фильма «Текст» к материалам эротического характера. Из-за этого интервью Ксении Собчак с Александром Петровым, куда и были вмонтированы кадры, перестали предлагать к просмотру. В итоге интервью не попало в тренды, а Ксения Собчак прокляла Кристину Асмус в своём инстаграме. Актриса же прокляла Ксению Собчак в ответ. Вот такие дела. Надеюсь, что это всё ирония. Главное, что девушки одеты.
В общем, всем досталось. А ведь актеры наверняка были ужасно зажаты, стеснялись, краснели, тут никакого профессионализма не хватит, играть постельные сцены — всегда сложно, страшно и стыдно. Но кого это волнует, человеку свойственно обвинять, позорить, кидать камнями в другого человека. Это естественно, это гадко, но вовсе не безобразно. История не нова.
В 1951 году в Германии вышел фильм «Грешница», где в одном из кадров немецкая актриса Хильдегард Кнеф предстала совершенно голой. Тогда не было инстаграма, поэтому возмущенным зрителям приходилось баррикадировать кинотеатры, следить за актрисой, угрожать ей, а газеты кричали: «Национальный позор», «Такого нельзя допускать», «Стыдно смотреть». Лексикон обвинителей во все времена однообразен.
Обнаженное тело — во все времена волнует. Но Хильдегард Кнеф победила. Она вышла к журналистам и сказала: «Мы живём в стране, где шесть лет назад был Освенцим, мы вызвали столько ужаса, и все молчали. Но вот появился фильм, где женщина показана с голой грудью, и столько протестов! Это совершенный абсурд!».
Мы живём совершенно в других обстоятельствах, но вот что неизменно: всё прощается, забывается и стирается из памяти очень быстро. Завтра забудут и про Кристину Асмус, и про Гарика Харламова, фильм «Текст» не станет бессмертным шедевром, несчастные зрители забудут страшные кадры эротического характера, помоют глаза и вернутся в свои уютные дома, где тихо уснут. И будут сниться им только котики, пирожные, плюшевые медведи и цветы. Венеры оденутся, Данаи укроются, актрисы застегнутся на все пуговицы. И наступит рай.
SECRET RANGER

Загрузка...
Загрузка...