Актер Микки Рурк, в прошлом – профессиональный боксер, о единственном способе победить русских, о «сером» в Голливуде, о бое с Эллиотом Сеймуром после 18-летнего перерыва в боксе и о том, кто спас его от непоправимой ошибки.

Микки Рурк

Вы не появлялись на ринге более 20 лет. Почему вы вдруг решили вернуться?

В 2013 году я увидел поединок Руслана Проводникова с Тимоти Брэдли. И именно этот бескомпромиссный бой Сибирского Рокки вдохновил меня на возвращение в бокс. Я тогда сказал сам себе: «Я буду тренироваться как гребаное животное. Я готов порвать себе задницу в боксерском зале, чтобы драться на ринге на 100 % своих возможностей. Я могу выиграть, проиграть или завершить бой вничью, но буду гордиться собой и тем, что делаю». И еще я сделал один очень значимый для меня поступок – сходил в православную церковь, несмотря на то что я католик. Получил благословение от отца Алексея, отца Сергея. Для меня это очень важно. Я рад, что бой прошел в России. Если бы я не дрался в России, я бы не дрался нигде.

По поводу боя с Эллиотом Сеймуром. Парень молодой, не опытный из 10 своих боев только один закончил победой. Вам за него тогда не страшно было?

Нет, я за него не боялся. Чего мне за него переживать, если я сам не тренировался 18 лет. Да, я был профессиональным боксером, у меня было восемь боев: шесть из них я закончил победой, два – ничьей. Но из бокса мне пришлось уйти довольно рано из-за угрозы здоровью – любой из последующих боев тогда мог стать для меня последним. Так что здесь еще неизвестно, кому за кого переживать нужно было. К тому же у меня старая травма правой руки – был оторван бицепс. Плюс с давних пор нарушен вестибулярный аппарат, и я еще повредил ногу на съемках «Рестлера». Я очень нервничал и, наверно, больше боялся за себя, чем за него. Но для меня лучше жить и бояться, чем жить и стыдиться.

Микки Рурк vs Эллиот Сеймур

Кстати, о «Рестлере» – много общего между рестлингом и боксом?

В боксе все очень серьезно, в рестлинге – это, скажем так, лишь забава, тяжелое шоу, хореография. Это не бокс, где нужно делать больно другому человеку. Здесь мало общего. Но для съемки в этом фильме мне пришлось изрядно попотеть. Я ел по 6–8 раз в день, чтобы набрать 12 кг мышечной массы. А для боя с Саймоном, кстати, мне пришлось, наоборот, похудеть, и я сбросил более 15 кг. Даррен Аронофски, режиссер фильма, очень жесткий и требовательный, у него все актеры под контролем. У нас были сжатые сроки, фильм сняли всего за 31 день, на съемочной площадке мы проводили по 16–18 часов в день. И при этом я работал без дублера. За время тренировок я три раза попадал в больницу. Это была жесть.

Несмотря на все переживания, ваш бой в Москве прошел весьма успешно, планируете ли вы еще драться в России?

Все зависит от босса, то есть Андрея Рябинского. Но мне бы очень этого хотелось. Если позволят, я с удовольствием проведу еще один бой. Готов хоть сейчас подраться. Я тренируюсь с русскими парнями, поэтому я думаю, что это точно не последний мой бой в России. Русские парни мне как братья. Они сражаются так, что, в голове появляется мысль: «Единственный способ победить русского – убить его». Да и вообще, я люблю приезжать в Россию. Я поклонник русской красоты, и русской водки тоже. И ваши пельмени очень люблю. Люди здесь хорошие. Знаете, иногда за рубежом чувствуешь себя не в своей тарелке, здесь же такого нет, я чувствую себя как дома. У вас прекрасные женщины. Мужчины такие, как бы сказать, старомодные в своих взглядах – они с уважением относятся к женщинам, думают о своей чести.

Микки Рурк

И гонорар вам, наверно, предложили с русским размахом?

Это не имеет значения. Гонорар достойный. И хочу сказать спасибо за то, что мне позволили драться здесь.

Что касается съемок, не думали ли вы снять документальный фильм о боксе?

Нет, не думал. У меня впереди еще четыре боя. Я сосредоточен только на них.

А сняться в фильме про какого-нибудь именитого боксера?

В Голливуде сейчас фильмы про бокс не пользуются особой популярностью, а сидеть дома на диване и ждать, пока мне кто-то позвонит и предложит сняться в подобном фильме, – это не по мне. Это не жизнь, это медленное угасание. А я хочу жить, чувствовать себя живым.

Помимо своей любви к боксу и нелюбви к Голливуду вы еще и известны своей привязанностью к вашим четвероногим друзьям. И даже во время пресс-конференции перед боем у вас на бейдже было фото чихуахуа. Это ваша любимая собака?

Это выражение скорби по моему другу. Это Гуало, она умерла в прошлом году от рака. Гуало прожила у меня 16 лет. Врачи предлагали мне ее усыпить, но я был категорически против. Мне до сих пор больно от этой утраты. Многие смеются и подшучивают надо мной за эту мою любовь к четвероногим, но собаки – это важная и неотъемлемая часть моей жизни. Вы знаете, одна из них спасла мне жизнь. Времена у меня тогда были сложные: я потерял жену, карьера рухнула, деньги закончились, я не выходил из своей спальни пять месяцев. Я не снимался более 10 лет, я был в полном дерьме. Так не могло больше продолжаться и что-то нехорошее, непоправимое вот-вот должно было случиться… И в этот момент, когда я уже был на грани, моя собака Лоуджек так пронзительно заскулила! Я посмотрел на нее и понял, что она как будто хочет мне сказать: «Если ты сейчас уйдешь, то кто позаботится обо мне?» Так она и вытащила меня из этой ситуации. Собаки научили меня ответственности. Они заполнили пустоту моей жизни. А Голливуд такое типичное место, где тебя после падения еще и любят припечатать ботинком, чтобы ты уже точно не выбрался. Так что в самый тяжелый период моей жизни только мои собаки меня поддерживали, только они всегда со мной были до конца.

Микки Рурк

Как же вам удалось так быстро потратить все свое немалое состояние?

Это было нелегко. Но я трачу деньги, как только они у меня появляются, их ведь не заберешь на тот свет. В чем смысл этих миллионов в банке, когда ты уже стар и вот-вот умрешь?

А почему вы решили податься в Голливуд, если так его не любите?

Я пять лет учился актерскому мастерству, потом еще год сам преподавал, и мне это нравилось. Но однажды мой учитель сказал мне, что я больше не могу прятаться за стенами студии, что мне нужно развиваться дальше. А как оказалось, карьера актера – это не только умение играть, это еще и политика, и бизнес. Поэтому чтобы быть успешным актером, тебе нужно еще быть и бизнесменом. Когда я пришел в большое кино, я об этом ничего не знал. Коррумпированные продюсеры, подхалимство, лицемерие и дальше по списку. Этим кино и отличается от спорта. В спорте либо черное, либо белое. Либо проиграл, либо выиграл. А в кино много серого, теневого, промежуточного. А мне не нравится серое. Ты можешь быть плохим актером, но при этом большой звездой киноэкрана. Понимаете? Я был наивен в своем понимании кино как чистого искусства. И вы знаете, я не помню и половины своих фильмов, но я помню все свои бои так, как будто это было вчера.

Микки Рурк

В чем ваша самая большая ошибка?

В том, что я долгое время не отдавал себе отчет в своих действиях, не думал о последствиях, не отвечал за свои поступки. Для меня не существовало правил. И в результате я оказался на таком дне, что вам даже не снилось. Но мы все движемся дальше, меняемся и в итоге получаем еще один шанс.

Вы можете назвать себя баловнем судьбы?

Вы знаете, наверно, Бог меня любит. Но он помогает тем, кто помогает себе сам, чудо не может просто взять и свалиться с неба. Ты должен постоянно двигаться вперед, пусть пока нет результатов, но тем не менее останавливаться нельзя. Каждый хочет выиграть большое сражение, но перед этим нужно выполнить черную работу. Тебе нужно затолкать свою тележку в гору, и никто другой за тебя этого не сделает. 

Микки Рурк

millionaire.ru, April — May, 2015

Загрузка...
Загрузка...