Позвонила я по срочному делу знакомой журналистке, а она вся в меланхолии. Спрашиваю, что случилось, Виктория? Журналистка в слезы, нашла, говорит, 100 долларов, не знаю, что с ними делать. Я тут же предложила их пропить, а так как сумма небольшая, пообещала добавить еще свои 100 долларов. Журналистка с радостью согласилась. Собираясь в ресторан, я подумала, что по русской традиции лучше, если нас будет трое, и пригласила для компании подругу Тоню — модного в Mоскве психиатра.

— Знакомься, это Антонина, а это 200 долларов — наша доля в общий котел.

— Гулять так гулять, — буркнула Вика.

Mы сразу заказали лучшее лекарство от меланхолии. Уже после второй рюмки Вика призналась, что 100 долларов не находила, а отвоевала в жестокой и унизительной борьбе. Дело было так: аккредитовалась она на какую-то тусовку, там выступал российский миллиардер, который неожиданно стал бросать в толпу доллары. С его слов, набросал $20 тысяч.

— Ну это он врет, — уточнила Виктория. — Я свидетель, народ обезумевший ловил эти купюры, ползал, а он сидел с довольной рожей, фу… Я прямо жалею, что побежала за этими деньгами, у какой-то тетки из рук купюру вырвала… Одумалась только вчера, хотела эту сотку назад миллиардеру отправить…

— Не вздумай! — вдруг перебила журналистку почти уже пьяная психиатр Антонина. — С паршивой овцы хоть шерсти клок! Он свой хайп уже не раз окупил. Кто об это миллиардерешке раньше знал? А теперь все CMИ о нем написали. А тебе после пережитого стресса еще восстанавливаться надо.

Вика после слов психиатра сразу повеселела, щечки зарумянились, да и лекарство стало давать свой эффект.

— Согласна с тобой, Антонина, на все 100 долларов! Так он еще интервью стал раздавать, объяснять, зачем деньгами швырялся. Типа это людям от меня начальный капитал на открытие собственного бизнеса.

— Вот жлоб, ну ты подумай! — всплеснула руками Антонина. — Ну и дал бы каждому по $20 тысяч. Какой бизнес на 100 долларов откроешь? Разве что мешок картохи купить и продавать вареную у метро.

— Я как-то читала про Павла Дурова, как он в Питере делал самолетики из пятитысячных купюр, и из окна их пулял в народ в день города. Вроде приличный парень, серьезный бизнесмен, не какой-то там купипродай. Да и Питер — культурная столица…

— Ой, Алла, какая там культурная! У них еще в 17-м году рабоче-крестьянское быдло победило, а это их потомки.

Зря, конечно, Вика, сделала такое обобщение, но вот что интересно: все случаи разбрасывания денег за последний год произошли именно в Санкт-Петербурге. То мажоры унижают людей своими подачками, то блогеры ради лайков и подписчиков, то просто больные на голову. Оказалось, что и та самая тусовка, на которой Вика разбогатела на 100 баксов, тоже проходила в Питере …И ведь нигде в цивилизованных странах деньги в толпу не брасывают, только в России да еще и в Азии. Но азиаты миллионами долларов швыряются, а наши скупердяи иногда даже фальшивыми купюрами не брезгуют.

— Тоня, объясни мне как психиатр, зачем они это делают?

— Самоутверждаются. Миллиардер ведь родом из провинции: голодное детство, срань и нищета вокруг… Из грязи в князи.

— Откуда ты знаешь, что он провинциал?

— Так все газеты об этом случае написали. Не помню, как зовут мужика, но он реальный миллиардер, на стройматериалах поднялся.

-Ты, Тоня, скажи: нам-то что делать в подобной ситуации? Ловить банкноты на лету или выразить благодетелю презрение, отшвырнув носком ботинка купюру?

— Трудно устоять, Алла. Я думаю, халява — она в духе наших национальных традиций. Например, когда свадьба, тоже деньги в толпу кидают. Или вот когда царя последнего короновали, всем собравшимся на Ходынском поле дарили кружку и платок со сладостями, так народ такую давку устроил, что погибли 1400 человек. Ты, кстати, в детстве не привязывала пустой кошелек за ниточку?

— А я слышала про ужасную давку на стадионе «Сокольники» в 1975 году. Детям раздавали жевательную резинку, 21 человек погиб, — рассказала журналистка Виктория.

— Ужас какой! Так надо запретить разбрасывать деньги законодательно. Хватит свой низкий культурный уровень под традиции маскировать.

— Заработал деньги, имеешь полное право делать с ними, что хошь, нет такого закона запрещать! — сказала Вика. — Предлагаю тост за тех, кто сорит деньгами.

Антонина, тост поддержала и вдруг запела: «Похолодеет душа, что за богач тут чудииит…». Вика подхватила.

Я в этом хоре была в меньшинстве.

Алла Балла

Загрузка...
Загрузка...